Жизнь в хламе – от бедности? Нет, от болезни!


Синдром Плюшкина – это серьезное расстройство психики. Оно заставляет людей хранить старую одежду и ненужные коробочки, а в тяжелых случаях вынуждает тащить в дом найденное на помойках
Илона Тунанина
Скорее всего, вы знаете таких людей. От трех до пяти процентов крымчан, достигших 65‑летнего возраста, страдают силлогоманией – патологической тягой к хранению ненужных вещей. Эта хворь хорошо видна окружающим: больные складируют хлам в своих квартирах, в подъездах и на приусадебных участках. Склонность к силлогомании может проявляться по-разному: от безобидного хранения вещей, которые дороги как память или которые лень выбросить, до серьезных психических расстройств, когда человек «коллекционирует» мусор. «Республика» выслушала рассказы крымчан, вынужденных жить рядом с современными Плюшкиными.

Война с мусором – дело долгое
– У нас под окнами – целая гора мусора: старые матрасы, посуда, поломанная сантехника, просто мусор. В жару запах такой, что окна стараемся не открывать, – жалуется Галина Батурина, жительница ялтинской улицы Весенняя. Эверест из старого барахла соорудили соседи Галины – пожилая женщина и ее сорокалетний сын. Они уже больше десяти лет коллекционируют хлам, который собирают на помойке. Каждый день гора пополняется новыми находками, а все попытки соседей призвать ненормальную семейку к порядку оказываются безрезультатными. Соседи «коллекционеров» уже боятся подходить к дому: отпугивает ужасный запах и насекомые. Жители дома пытались призвать семейку к порядку, обращались в разные инстанции, но уже махнули рукой – все попытки разрешить конфликт заканчивались скандалами и проклятьями.
Бывает и хуже. Жителей одной из симферопольских пятиэтажек возле улицы Гагарина запах отбросов преследует не только во дворе, но и в подъезде – площадку второго этажа приходится пробегать, зажимая носы. Живущая в квартире № 17 Алевтина Федоровна (имя изменено) почти каждый день приносит со свалки в двухкомнатную квартиру то пустые бутылки, то старые вещи, а то и вовсе пищевые отходы. Соседи гадают: где и как спит женщина, неужели в куче мусора? «Мне ее жалко, – вздыхает соседка из квартиры сверху Алла, – но и нас поймите: здесь же невозможно жить, смрад такой, что не спасают ни вытяжки, ни освежители воздуха. По квартире бегают тараканы, мух полно, а у меня маленький ребенок».
Соседи предлагали за свой счет навести порядок в старушкиной квартире, были готовы даже сделать небольшой ремонт, однако посторонним женщина двери не открывает и к себе никого не пускает. Но Алла, которая переехала в дом недавно, настроена решительно и собирается подавать на неряшливую соседку в суд.
Борьба с нечистоплотным соседом может занять годы, утверждает социальный работник Ольга, попросившая не упоминать ее фамилию.
Она вспоминает случай из своей практики, когда пришлось разбираться со стариком, сжигавшим у себя на балконе мусор.
«К сожалению, в законодательстве нет правила, обязывающего человека поддерживать чистоту на территории жилища. Считается, что в своей квартире каждый может делать все, что хочет. Оказалось, старик психически болен, но забрать его в клинику врачи не могли, поскольку он не давал добровольного согласия на лечение. В итоге мы вышли на сына этого дедушки – и уже его привлекли к ответственности (по семейному кодексу, за недееспособных граждан пожилого возраста отвечают дети). Чтобы решить проб­лему, понадобилось около полутора лет», – рассказывает Ольга. Тем, кого не пугают долгие разбирательства, она советует действовать так: вызвать участкового, СЭС, представителей ЖЭКа, составить коллективную жалобу и обращаться в суд.

Плюшкиными становятся к старости
О том, каково это, жить с Плюшкиным, симферополец Андрей знает не понаслышке. Его мама – пожилой преподаватель вуза с неплохим достатком – вдруг стала коллекционировать ненужные вещи. Когда Андрей начал жить отдельно – с девушкой – одинокая женщина завалила мусором две комнаты трехкомнатной квартиры. Соседи даже не догадывались, что творится за дверями «трешки». «Расстался с девушкой, решил переехать к маме, а когда попал в квартиру – чуть дара речи не лишился, – вспоминает Андрей. – Это был настоящий ад из старья: мелкая мебель, табуретки, тумбочки. Приносила с улицы, часть брала у знакомых, которые что-то выкидывали. Чего только не было!»
Все попытки объяснить маме, что от ненужных вещей пора избавляться, результатов не давали: женщина рыдала и билась в истерике. Пришлось пойти на хит­рость. «Когда мамы не было дома, собрал весь хлам, пригласил двух алкашей, дал им 25 гривен. В четыре руки они все это за пару часов растаскали, – рассказывает сын. – Когда мама вернулась, она, конечно, была не в восторге, но поезд уже ушел». Через пару месяцев в квартире сделали ремонт, Андрей помирился с девушкой и перевез ее к себе; на этом мамино «коллекционирование» закончилось.
Психологи называют такие изменения в поведении силлогоманией – патологической тягой к хранению ненужных вещей. Обычно это заболевание провоцируют сильное потрясение, стресс, предательство или смерть близких. «В результате снижается активность зон мозга, отвечающих за принятие решения, и развивается страх бедности, – поясняет психолог Камилла Ломакина. – Бывает, что это расстройство передается по наследству. Могут быть и физиологические причины: травма головы или операция на головном мозге. Тяжелые формы синдрома Плюшкина нередко развиваются на фоне многолетней алкогольной зависимости».
Сбор хлама помогает больному забыть о стрессе и ударах судьбы. «В захламленной берлоге у таких людей возникает иллюзия защищенности от внешнего мира – им комфортно, они чувствуют себя в безопасности», – говорит психолог.

Н. В. Гоголь, «Мертвые души», глава шестая
«…он наконец очутился в свету и был поражен представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытье полов и сюда на время нагромоздили всю мебель. На одном столе стоял даже сломанный стул, и рядом с ним часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил паутину. Тут же стоял прислоненный боком к стене шкаф с старинным серебром, графинчиками и китайским фарфором. На бюро, выложенном перламутною мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя одни желтенькие желобки, наполненные клеем, лежало множество всякой всячины: куча исписанных мелко бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом с яичком наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплете с красным обрезом, лимон, весь высохший, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка кресел, рюмка с какою-то жидкостью и тремя мухами, накрытая письмом, кусочек сургучика, кусочек где-то поднятой тряпки, два пера, запачканные чернилами, высохшие, как в чахотке, зубочистка, совершенно пожелтевшая, которою хозяин, может быть, ковырял в зубах своих еще до нашествия на Мос­кву французов. В углу комнаты была навалена на полу куча того, что погрубее и что недостойно лежать на столах. Что именно находилось в куче, решить было трудно, ибо пыли на ней было в таком изобилии, что руки всякого касавшегося становились похожими на перчатки; заметнее прочего высовывался оттуда отломленный кусок деревянной лопаты и старая подошва сапога».

Синдром Плюшкина (назван в честь персонажа романа Гоголя «Мертвые души») – одна из разновидностей силлогомании (маниакального стремления к хранению вещей). Знаком психологам давно, но лишь в 1996 году его классифицировали как самостоятельное заболевание. Характерный признак – патологическое собирательство, когда человек не просто хранит старье, но стягивает в дом вещи, найденные на улице. Постепенно хлам превращается в серьезную проб­лему, от которой страдают родственники и соседи Плюшкина.

Как жить рядом с Плюшкиным? Советы психолога Камиллы Ломакиной
 Синдром Плюшкина – это болезнь одиноких людей. Поэтому окружите своего близкого вниманием и заботой – он должен чувствовать, что нужен окружающим. Чем сильнее он будет вовлечен в жизнь семьи, тем меньше будет проявляться заболевание.
 Можно предложить коллекционировать не все подряд, а что-то определенное, например, журналы на автомобильную тему, значки или мясорубки.
 Помогайте Плюшкину с уборкой. Нужно хотя бы раз в месяц делать генеральную уборку и избавляться минимум от 10–15 старых вещей – это могут быть сломанные карандаши или ручки, чеки из магазина, обув­ные коробки и т. д.

Вы и Плюшкин – что общего?
Узнайте с помощью теста
1. Есть ли у вас в гардеробе 10 одежек, которые вы не носите более 5 лет, но и не выбрасываете?
2. Трудно ли вам выбросить поломанную вещь, которая не подлежит восстановлению, но связана с воспоминаниями?
3. Есть ли в вашей квартире кладовка, заваленная вещами, которые вы не перебирали много лет?
4. Случалось ли вам покупать ненужную вещь только потому, что на нее была скидка?
5. Собираете ли вы коробки, полиэтиленовые пакеты, банки, другую пустую тару?
6. Храните ли вы памятные вещи: школьные дневники, тетради, старые журналы, открытки, письма?
Если вы ответили «да» более чем на три вопроса, стоит задуматься: у вас есть склонность к накапливанию барахла. Хотя это, конечно, еще не синдром Плюшкина.