Жизнь победила


Первой новорожденной, спасенной врачами крымского перинатального центра, скоро исполнится год
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Юрий Лашов
Вся ее короткая жизнь – борьба. Мария-Рената Ганиева родилась с экстремально низким весом (740 граммов) – и выжила благодаря врачам и оборудованию Республиканского перинатального центра. 24 декабря ей исполнится год – столько же, сколько центру, врачи которого подарили ей жизнь. «Республика» побывала в селе Приветное – в гостях у ровесницы первой в Крыму суперклиники для новорожденных.

«Если проживет неделю, будет надежда»
2013‑й Людмила встречала одна. В больнице. С маленькой елочкой на тумбочке – ее принесла старшая дочь, «чтобы не чувствовала себя одинокой» – и… с надеждой. Впервые за семь мучительных дней неизвестности, слез и ужаса – самых тяжелых в ее 35‑летней жизни. И хотя врачи ничего не обещали, не делали прогнозов, именно в новогоднюю ночь, когда прошла неделя со дня рождения малышки, Людмила почувствовала: это первая победа и теперь есть надежда на будущее.
Симферополь праздновал: где-то открывали шампанское, гремели фейерверки. А здесь, в реанимации Республиканского перинатального центра, в прозрачном контейнере-кювезе – «тук-тук», «вдох-выдох» – билось крошечное сердце ее новорожденной дочери. Мария-Рената появилась на свет 24 декабря с критическим весом – 740 граммов.
– Врачи сказали, что, если ребенок после родов проживет семь дней, тогда можно на что-то надеяться, – рассказывает Людмила Пархоменко. – 31 числа нам как раз была неделя. Так что эмоции смешанные. Это был странный Новый год.
Мария-Рената – третий ребенок Людмилы Пархоменко. Есть еще 17‑летняя дочь и 5‑летний сын. Имя подбирали всей семьей. Сын предложил назвать Машей, муж – Ренатой. Чтобы не обидеть никого из мужчин, оставили двойную комбинацию. Необычным оказалось не только имя, но и история рождения.

– На 25 неделе беременности у меня стали подтекать воды. Позвонила знакомому гинекологу из Алушты, рассказала о своей ситуации, он меня сразу отправил в Симферополь. А там, в роддоме, дали направление в перинатальный центр. Я тогда не знала, что это такое, не хотела ехать. Было страшно: я знала, что 25 недель беременности – это очень мало, и не слышала даже, что у нас таких маленьких деток могут спасать.
В детском стульчике Мария-Рената сосредоточенно сосет сушку, держит ее маленькими пальцами. Большие серые глаза смотрят с любопытством. Вокруг стула носится щенок-шарпей Боня. На полу, прикрыв глаза, медитативно раскачивается из стороны в сторону упитанный черный кот. На тесной кухне дома Пархоменко в Приветном места хватает всем. Людмила варит кофе и рассказывает о пережитом. Сейчас, когда все позади, – с улыбкой. Еще недавно вспоминать было больно.
– Когда врачи сделали УЗИ, сказали, что ребенок весит 740–750 граммов, у меня неделю была истерика. Очень боялась, что с таким весом дочка не выживет.
Людмила разливает кофе по кружкам, нарезает крупными кусками торт, купленный к приезду журналистов. Мария-Рената отбрасывает сушку в сторону и тянет пальчики к кремовой розе. Сердится, когда дотянуться не удается, бьет кулачком по столу. Сушка шлепается на пол, Боня тут же хватает ее зубами, рычит на кота, вышедшего из медитации, и с хрустом разгрызает трофей. Людмила, отвлекаясь на бытовые мелочи, старается поддерживать разговор. Приходится возвращать ее из нынешнего уюта в экстремальный декабрь 2012‑го.
– Уже когда начались роды, врачи уговаривали: ну, потерпи, подожди, каждая минута дорога для того, чтобы ребеночек набрал вес. А что я могу сделать, если она хочет появиться на свет? Выносила ровно 26 недель.
Роды были трудные: дочка шла ручками и ножками вперед, а в момент, когда ребенок двигался по проходу, схватки неожиданно прекратились. На какие ухищрения пришлось идти врачам, чтобы спасти малышку, Людмила может только догадываться. Главное, что беспокоило ее в тот момент, жив ли ребенок.
– Я открываю глаза, вижу, пуповинку обрезали, и тут врачи проносят ее передо мной, на ладошках, – Людмила переворачивает руки ладонями кверху, демонстрируя, как это было. – И она глазки – раз – открыла, закрыла, и все, ее унесли.

«Кроха синенькая, легкие не открывались…»
Как только Людмила пришла в себя после наркоза, врачи разрешили ей увидеть дочку.
– Предупредили сразу: плакать возле ребенка нельзя. Было ли счастье? Какое там счастье – ребенок, как синий комочек, кроха синенькая. На одну ладонь помещались и голова, и попа, на вторую ножки свисали. Даже боялась взять ее на руки. Первый раз решилась через две недели. Случайно получилось. Я пришла рано, в шесть утра – детей взвешивали. Медсестра говорит: «Подержите!», и – хлоп – мне на руки положила ребенка. Я и застыла. После этого бояться перестала. Сама всегда переодевала памперсы. Они вот такусенькие были, – Людмила собирает в щепотку большой и указательный пальцы. – Хотите, покажу?
Она ненадолго исчезает в комнате и появляется с пакетом. Достает оттуда кукольную шапочку и носки. Одежки легко умещаются на ладони.
Первый месяц жизнь в девочке поддерживал аппарат искусственной вентиляции легких; питание и лекарства поступали через зонды. Еще одна система поддерживала в кювезе заданную температуру воздуха и влажность.
– Легкие все никак не раскрывались. И тогда, чтобы помочь их развить, врачи собрались колоть ребенку гормоны. А она, как услышала про гормоны, буквально на следующий день задышала самостоятельно.
Людмила смеется. Дочка, почувствовав настроение мамы, улыбается беззубым ртом, машет ручками.

«Сразу подумал: за что нам такое?»
Сейчас жизнь малышки вне опасности, Мария-Рената нормально дышит, питается, двигается. Правда, в развитии она пока чуть отстает от своих ровесников. Уверенно держать голову начала лишь в пять месяцев, в отличие от доношенных детей, которые уже в месяц держат голову и могут передвигаться. Однако Людмила с радостью воспринимает любые маленькие успехи, она видит прогресс, помнит, каким слабым изначально было тельце дочери.
– Лежала как тряпочка, не могла самостоятельно ни ручку поднять, ни головку повернуть. Видеть это было невыносимо.
Девочка до сих пор наблюдаются в перинатальном центре – раз в месяц ее возят на осмотры.
– Вес набирает очень слабо, по 600 граммов в месяц, максимум 700, – признается Людмила. – Сейчас мы весим 6800. К году будет семь килограммов!
Она подсаживается к Марии, берет тарелку с кашей. Девочка охотно открывает рот навстречу ложке, несколько раз глотает кашу и снова тянет руки к торту на столе. Слышно, как в соседней комнате муж Людмилы Александр загребает лопатой уголь, бросает в печь. На кухне становится жарко. В отличие от общительной супруги, Александр скуп на слова. Хотя ему тоже есть что вспомнить. Приезжал в перинатальный центр, с первых дней помогал ухаживать за малышкой.
– Когда увидел в первый раз дочь в реанимации, жалко стало, – Александр смущенно отводит глаза. – Мучается дитя, трубочки… Я все думал, что я такого сотворил, за что нам такое?

«Центр так вовремя открылся…»
Благодаря усилиям врачей, в Крыму выживает больше половины преждевременно родившихся детей. В последний год самыми сложными случаями занимается новое учреждение – Крымский перинатальный центр. Современное оборудование позволяет «донашивать» детей с экстремально низкой массой тела – от 500 граммов. Работа центра уже дала результат: за последний год в Крыму на 13% сократилась младенческая смертность, а уровень материнской смертности снизился почти на 66%.
– Мне просто повезло: перинатальный центр так вовремя открылся! Я настолько благодарна специалистам, персоналу, – Людмила не скрывает эмоций. – Они поддерживали во всем, акушерка, которая принимала роды, ни на секунду от меня не отходила, по животу гладила. Даже предположить не могу, как бы все обернулось, если бы я не попала в перинатальный центр.
Жить в разлуке с семьей, с постоянным страхом за жизнь ребенка, каждый день переживать целую гамму эмоций – от надежды до отчаяния – все это семья Пархоменко стойко выдержала. И награда за пережитое – пока еще беззубая улыбка маленькой дочери, которая упорно тянет руки к розочкам на торте.

Республиканский перинатальный центр открыт в Симферополе 11 декабря 2012 года по поручению президента Украины и в рамках Национального проекта «Новая жизнь – новое качество охраны материнства и детства». За год работы здесь приняли 3,5 тысячи родов, на свет появились 119 двоен и 4 тройни.

В городах Крыма создадут региональные перинатальные центры, – об этом сообщил премьер-министр Крыма Анатолий Могилев. Рассматривается возможность открыть такие центры на базе родильных домов в Евпатории, Феодосии, Ялте и Джанкое. Медицинские учреждения будут созданы в рамках национального плана действий президента Украины Виктора Януковича.

Перинатальный центр – что в нем особенного?
Крымский перинатальный центр открыли 11 декабря 2012 года. Новое медицинское учреждение помогает женщинам, у которых беременность протекает с серьезными осложнениями и требует медицинского контроля. Центр «начинили» самым современным оборудованием.
Детей с критически низкой массой тела – от 500 граммов – выхаживают в отделении реанимации новорожденных. Оно оборудовано специальными дверями, которые обеспечивают полную герметичность. Воздух попадает внутрь по системе вентиляции, через специальные фильтры. Малыши находятся в специальных инкубаторах-кювезах, в которых поддерживаются приблизительно такие же температура и влажность, как в утробе матери.
Отделение реанимации для матерей тоже оборудовано по последнему слову техники. За всеми жизненными показателями пациента: давлением, пульсом, температурой и другими, – следит автоматика. В отделении три операционные, одна реанимация и две палаты интенсивной терапии. В них мамы после тяжелых родов смогут находиться вместе с детьми. Ухаживать за младенцами помогает сестра-няня.
Родильные залы оснащены удобными медицинскими кроватями и особенными столиками для новорожденных – они подогревают малышей, помогая им перенести расставание с теплом материнского тела.