Закон о депортированных: что он изменит?

Украина готова законодательно извиниться перед принудительно выселенными народами, но «денежного дождя» ждать не стоит
Арсен Бекиров
Свершилось. После десяти лет борьбы и споров Верховная рада Украины все-таки приняла в первом чтении проект закона «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку». Документ, главным автором которого стал лидер крымскотатарского меджлиса Мустафа Джемилев, поддержали 356 депутатов.

Конечно, новый закон затронет в первую очередь Крым – именно здесь живут около 250 тысяч вернувшихся из депортации крымских татар и тысячи представителей других пострадавших от депортации народов: армян, болгар, греков, немцев.
Закон небольшой – всего 13 статей. Начинается он с определения понятий. Депортированными считаются лица, которые в 1941–1944 годах были насильственно переселены по национальному признаку, и те, кто родился в семьях депортированных до возвращения.
Государство, в соответствии с документом, гарантирует депортированным равные с гражданами Украины права согласно Конституции Украины и условия для обустройства, включая обеспечение землей, жильем, трудоустройством, образованием, содействием культурному и духовному развитию. По желанию репатриантов, им также гарантируется право на поселение в пределах тех административно-территориальных единиц, где они (или их родители, или дед или бабушка) проживали на момент депортации. Впрочем, фактически эта норма ничего не добавляет к правам репатриантов – ведь любой гражданин Украины по закону имеет право жить в любом населенном пункте страны.
Самая важная статья закона – о компенсациях. В законопроекте говорится, что утраченные в ходе депортации недвижимость или имущество (если дом не занят, а имущество сохранилось) по возможности возвращаются депортированному лицу или наследникам натурой. Если такой возможности нет, заявителю возмещается стоимость зданий и имущества. Звучит обнадеживающе, но сколько именно и как скоро оценки изъятого жилья и вещей, будут определять подзаконные акты – постановления Кабинета министров Украины, которые пока не разработаны. Джемилев заявляет, что крымские татары не рассчитывают на немедленные выплаты и не собираются ничего требовать.
«Если закон примут, его реализация растянется во времени. Компенсации будут выплачиваться с учетом возможностей казны. Есть деньги – хорошо, а если нет, то и настаивать никто не будет», – сказал политик «Республике».
Еще одной важной для крымских татар законодательной нормой могла бы стать статья об обязательном предоставлении репатриантам, поселившимся в селах и поселках, земель для ведения сельского хозяйства. Но во время последней корректировки законопроекта эту норму выхолостили, добавив, что наделы будут давать только «при наличии земель запаса».

Слово эксперта
Энвер Пашиев, юрист правового портала «Lawman»:

«Если закон примут во втором чтении – это будет только начало. Нужно будет выработать целый ряд механизмов, согласовать массу технических моментов: начиная от процедуры оформления статуса депортированного и выдачи свидетельства депортированного до механизма расчета и выплаты компенсаций. Для этого Кабмин и профильные министерства должны принять пакет подзаконных актов».

«Республика» спросила о новом законе уважаемых представителей четырех народов, которые были принудительно выселены из Крыма вместе с крымскими татарами

Николай Сумулиди, председатель Федерации греков Крыма:
«Результат будет зависеть от эффективного распределения и использования бюджетных денег. Если закон станет очередной „кормушкой“ для группы лиц, эффект от этого документа близок к нулю. Напомню, что начиная с 1991 года, деньги, выделяемые на обустройство репатриантов, расходовались не очень-то эффективно – об этом и сами крымские татары говорят».

Юрий Гемпель, глава Республиканского общества немцев Крыма «Видергебурт»:
«Из всех проектов законов о восстановлении прав депортированных, с которыми мне приходилось сталкиваться, этот наиболее сбалансированный. Но вопросы есть. Например, определение статуса депортированного. Как известно, немцев выселяли не только из Крыма. Мою маму депортировали с Северного Кавказа. Ее права в этом законе не учтены – нужно вносить поправки».

Иван Абажер, глава республиканского общества болгар Крыма:
«Для депортированных важнее не социальные гарантии, а реабилитация. Важно, чтобы государство на законодательном уровне признало: с этими людьми поступили несправедливо».

Рудольф Акопян, глава крымского общества армян:
«Несомненно, закон о восстановлении прав депортированных нужен. Его стоит принять – он даст людям еще одну возможность отстоять свои права».