За что завидовать многодетной семье?


Много детей – это не обязательно хроническая нехватка денег и такая же хроническая усталость от бесконечных домашних хлопот. Пример супругов Назаренко, приютивших у себя 10 детей, доказывает, что все может быть иначе
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Юрий Лашов
Сначала была Катя, потом – Вова и Лилия, после – Карина, а дальше этот поток уже невозможно было сдерживать: Мира, Алена, Саша, Миша. Последними, летом этого года, в семье появились Кос­тик и Валентин. Семья Назаренко – Елена и Виктор – стали первой парой, открывшей в Саках детский дом семейного типа. Сегодня у них 13 детей: трое своих и 10 усыновленных и приемных. Веселые, довольные жизнью, хорошо одетые – они совсем не похожи на детдомовских, даже из детдома семейного типа. Соседи признаются: часто обсуждают жизнь семьи Назаренко и пытаются понять, как им это удается. Действительно, как? Чтобы ответить на этот вопрос, «Республика» побывала в гостях у многодетной семьи.


О пользе распорядка дня
Елену Назаренко сразу не разглядеть – невысокая, худенькая, с темными волосами до плеч, в плюшевом спортивном костюме, – она теряется среди рослых наследников. Елене Владимировне 52, и она не похожа на отчаявшуюся домохозяйку, придавленную рутиной семейной жизни и грузом проблем. Морщинки на маленьком подвижном лице совсем неглубокие, усталость в глазах едва заметна. Смущенно здоровается. Приглашает в гостиную – просторный зал с огромным, во всю стену, диваном, телевизором на тумбочке и столиком у окна. На стене – акустическая гитара, на полу – электронная. В семье любят петь, на инструментах играют отец семейства, который пишет стихи и сочиняет музыку, и одна из дочерей. Все, что сделано в доме, да и сам дом, – дело рук главы семьи. Вместе со старшими сыновьями Виктор Яковлевич справил на улице беседку, поставил для ребят несколько тренажеров, разбил сад. В день, когда мы приехали к Назаренко, глава семьи плохо себя чувствовал и общаться не вышел. Поэтому отдуваться за семью пришлось маме.
Елена сидит на диване в окружении группы поддержки – пары соседок и нескольких детей. Руки сложены на коленях. Смотрит в пол. Смущается диктофона и вопросов о себе. Она не спешит раскрываться, отвечает скупо, а вот смеется от души – заразительным, заливистым, по-детски чистым смехом. И тут же десяток лет уходит: голос звенит, глаза теплеют. На какое-то мгновенье кажется: быть многодетной мамой – легко!
– Петухи еще не запели, а мы уже встали, – смеется Елена. Ее речь нетороплива, в голосе – ни намека на жалость к себе. – С утра просыпаюсь, планирую день, выбираю, что важнее. Завтрак приготовила, накормила детей, поцеловала в дорогу, отправила всех в школу, убрала, постирала. Обед приготовила, на рынок сбегала, пришли дети. Покормила. Сделали уроки, ужин готовим. Складываем портфели. Готовимся к школе, спать ложимся.

О кастрюлях и моде
Около 80% семейного бюджета уходит на питание. Поесть любят все, кулинарные пристрастия самые разные, но угодить детям несложно – в выборе блюд неприхотливы, в детских домах и интернатах некогда было перебирать харчами. Капризничает лишь 10‑летний Валентин – его воспитывала бабушка, баловала десертами и выпечкой. Елена старается, чтобы все были довольны.
– Готовлю то, что любят. Первое обычно варю в кастрюле на шесть-семь литров – хватает на один день. Сегодня на обед борщ, а завтра будет что-то другое. Впрок не готовлю.
– А сколько в килограммах нужно картошки, мяса, капусты, свеклы, чтобы приготовить, например, на семью борщ?
– Я килограммами не измеряю, беру на глаз. Обычно кучка того, другого, – задумывается Елена. – Нас ведь не сразу, раз, и 13 человек стало. Не сразу ведрами готовили. Семья росла постепенно – и кастрюли росли.
Домашние хлопоты отнимают у нее почти все время. Стирка, готовка, глажка белья – на все это уходит по несколько часов в день. Например, чтобы перегладить белье на всю семью, нужно три часа. В последнее время помогают старшие девочки. Раньше справлялась сама.
– Хорошо, есть машинка-автомат. Кинула белье – она стирает, потом за 10 минут развесила. Но стираем мы по четыре раза в день, особенно после субботы. Банный день: помылись, переоделись, потом два дня стираешь.
Назаренко – семья, в которой стереотипы о многодетных рушатся один за другим. Взять хотя бы одежду. От старших к средним, от средних – к младшим – такой преемственности в их семье нет. Детям покупают новое, как правило, то, что просят, ведь каждый пришел в семью со своим стилем и манерой одеваться. И если маленькие еще не столь взыскательны, то старшим угодить уже сложно – им важно идти в ногу со временем, да и Лене хочется, чтобы ее дети были одеты не хуже других.
– У нас мало что кому переходит из одежды – снашивают быстро. Вот, Валентин уже три пары ботинок и туфель с сентября месяца сносил. Брюки, джинсы не успеваешь покупать, – Елена не жалуется – констатирует. – Я не считаю и не записываю, сколько кому покупаю. Надо что-то ребенку – пошла и купила. Только у нас всегда кому-то что-то надо. Такого не бывает, чтобы ничего не было нужно, – смеется Лена.
Есть в семье и современная техника – у старших мобильные телефоны, ноутбуки, дома подключен интернет. Елена и Виктор делают все, чтобы семья ни в чем не нуждалась.

Жизнь ради других
Один ребенок – не ребенок, два ребенка – полребенка, три ребенка – вот это – ребенок, гласит народная мудрость. Впрочем, Назаренко об этом никогда не думали. Растили своих троих детей, а когда те подросли, почувствовали, что не хотят выходить из роли родителей. Посоветовались с детьми: у старшей была уже семья, у среднего свои интересы, а младшему исполнилось 15 – и они дали добро. Так в семье появилась Катя.
– Если честно, мы никого не выбирали. Катю Бог дал. Мы как раз продали свою квартиру, купили маленький дом, только поштукатурили, даже обоев еще не было, – вспоминает Елена. – Тут звонят из отдела соцполитики, говорят, есть девочка, два месяца, хотите взять? Я испугалась: ее же купать в тепле надо, а у нас и условий нет. Они уговаривают: пока будут оформлять документы, в течение месяца, успеете привести комнату в порядок. Сомнений было много. А вечером снова звонок: ну, хоть посмотрите на ребенка. Мы поехали на следующий день. Увидели Катю. Наш папа говорит, мол, что тут смотреть – забираем. Потом еще одна девочка появилась.
Елена Владимировна работала телефонисткой, лифтером, воспитывала своих троих детей, мечтала о путешествиях. В 2002 году, после появления Кати, все изменилось: мир сузился до одной точки – семьи, – но размером с Вселенную. Теперь у нее, что ни день, то открытие: один научился лепить из пластилина, другая подобрала на улице хромого котенка и стала за ним ухаживать, третий – сам заправляет кровать и очень этим гордится.
– Дети меняются, и мы вместе с ними. Я стала терпимее, добрее. Поняла, наконец, свое назначение, для чего живу.
Со временем чиновники уговорили Назаренко открыть детский дом семейного типа. Елена старается не произносить эти слова – ей категорически не нравится словосочетание «детский дом», тем более что климат в семье нисколько не изменился. Они как были «один за всех и все – за одного», так и остались. Здесь так же, с теплом и интересом, и даже немного с завистью встречали новичков, а те приходили со страхом и робкой надеждой, что теперь их жизнь изменится к лучшему. Как раз сейчас в семье обживаются «новобранцы»: 14‑летний Костик и 10‑летний Валентин. Мальчики, которых после гибели родителей воспитывала бабушка, жили с Назаренко на одной улице. Старушка умерла – детей отдали в приют. А Назаренко взяли их к себе, впервые приняв таких взрослых детей.
– С теми, кто старше, сложнее. Детки растут, и проблемы с ними тоже. Подход нужен ко всем, подбираем «ключики», на это уходит немало времени. Одни нас называли мамой и папой на второй день, некоторые – уже при первой встрече. С Кос­тиком и Валентином до сих пор налаживаем мосты, – признается Елена. – На самом деле, трудностей хватает.
Большую семью в Саках жалуют не все. Одни соседи не нарадуются подрастающим помощникам, которые могут подсобить, если попросишь, другие – завидуют, считая, что семья купается в роскоши: приличный дом, бытовая техника, большая машина.

«Мамы рядом живут, на соседних улицах»
Елена Владимировна уверена, что у нее – самая важная работа в мире.
– Кто-то выращивает породистых собачек и кошек, а мы – 10 детей. Да, проблем прибавляется с каждым днем, спать некогда. Да, нет времени на себя, но эти дети когда-то были лишены всего, а сейчас у них все есть! Какие могут быть сожаления о несбывшемся? Мы живем для детей. Главное, чтобы они были счастливы и здоровы, чтобы их будущее сложилось. Сейчас все переживания и мечты связаны только с этим. Утром всех поцеловать, обнять, вечером пожелать спокойной ночи, поправить ночью одеяло, просто поговорить, быть рядом – я счастлива этими заботами. Дети дают и силы, и вдохновение.
Однако женщинам, чьих детей они с мужем сейчас воспитывают, видимо, этого не понять. Некоторые живут на соседних улицах, в одном городе, иногда видят своих подросших чад, но интереса к ним не проявляют.

О деньгах
Бюджет семьи Назаренко в месяц – около 25 тысяч гривен. Сумма складывается из зарплаты родителей (они официально работают родителями-воспитателями детского дома семейного типа и получают 35% от пособия на каждого ребенка), пособий на детей, которые платит государство, плюс деньги, зарабатываемые двумя взрослыми родными сыновьями Елены и Виктора.

Приемные и усыновленные: в чем разница?
Усыновленные дети входят в семью на основании решения суда на правах дочери или сына. В правовом значении они ничем не отличаются от родных детей, например, имеют право на наследование. У приемного ребенка такого права нет. Приемные дети находятся в приемной семье до 18‑летия или до окончания вуза, сохраняют статус сироты и пользуются соответствующими льготами (в отличие от усыновленных). Кроме того, они могут свободно общаться со своими биологическими родителями, если это не наносит вреда: в случае с приемными детьми отсутствует «тайна усыновления».

«У нашей мамы внимания хватает на всех»
Дети в семье Назаренко удивительно дружные, самостоятельные; капризы и слезы тут редкость. Каждый из них прошел суровую школу – в детских домах или интернатах. Младшие меньше пропитаны казенным бытом, улыбчивые, открытые. Старшие, хоть и успели оттаять в семейном тепле, немного щетинистые. Подкалывают и смотрят на реакцию, но жалят не злобно, не больно, больше из любопытства, словно проводят проверку на прочность.

Катя, 10 лет
Катя в семье с двух месяцев. Добрая, скромная, отзывчивая девочка с большим сердцем и трезвым взглядом на жизнь.

«Больше всего я люблю рисовать и дрессировать животных. Сейчас у меня есть пекинес Костя, два кота, попугай, хомяк. Еще раньше был далматинец, но он никого, кроме меня, не воспринимал. Вечером родители не могли в комнату зайти – он меня охранял. Пришлось отдать старшей сестре, она замужем, живет отдельно. Когда вырасту, стану ветеринаром, выйду замуж за олигарха: он мне купит большую ветеринарную клинику».

Карина, 15 лет
Карина попала к Назаренко сразу после Кати. Вспыльчивая, импульсивная, но отходчивая. Человек настроения. Играет на гитаре, увлекается бисероплетением, любит придумывать прически – заплетает подругам замысловатые косички. Мечтает стать парикмахером. Выглядит взрослой.

«Когда братьев и сестер нет рядом, чувствуешь себя уже ненормально, неуютно. Одной скучно. А потребности побыть одной, в тишине, у меня нет. Я всегда нахожу на себя время – в классе, например, когда мало уроков, могу молча посидеть за партой. Что нужно, чтобы перетянуть на себя родительское внимание? Просто зайти к маме, чтобы она обняла, поговорила. У нашей мамы внимания хватает на всех. Тоже хочу большую семью, когда вырасту. Трудностей не боюсь».

Вова, 14 лет
Вова замкнут и живому общению предпочитает книги. Любит «ужастики» и фантастику. Считает, что добро должно быть с кулаками.

«Мне нравится придуманный мир. Если бы у меня была возможность создать свой, то это был бы мир, где все в достатке, а люди трудолюбивы и относятся друг другу с добротой. У меня есть немножко этих качеств, но все-таки хочется стать добрее. Мне нравится жить в большой семье – одному как-то тоскливо».

Саша, 12 лет
Родители называют ее «атаманшей» – властна, не терпит возражений, упряма. Увлекается литературой и кулинарией.

«Хочу быстрее окончить школу и пойти учиться – на повара. Нравится готовить, много я, конечно, не умею, но кое-чему уже научилась. Жарить яички, макароны, суп варить. В семье меня все устраивает».

Алена, 10 лет
Сашина сестра. Общительная, хохотушка, романтичная натура. Любит дарить маме подарки – картины, аппликации, поделки из пластилина. Как и старшая сестра, учится кулинарить.

«Этим летом в лагере впервые поцеловалась. Позвонила маме – поделиться радостью. Вообще-то целоваться мне не понравилось. Я больше рисовать люблю. Знаете, как мама меня встретила? Мне было 2,5 года. Мама увидела – мы с Сашей в обнимочку – и забрала нас. Мама у нас добрая, ласковая, в ней много любви. Я бы хотела быть, как она».

Костя, 14 лет
Любит плести из бисера и делать оригами.

«Самый счастливый момент в моей жизни – это когда я сюда попал. Два месяца был в приюте, потом мне сказали: выбирай – интернат или семья. Я подумал, интернат, там много детей, не хочу, выбрал семью. Самый близкий, самый мой родной, конечно, брат Валентин. Бывает, ссоримся с ним, по мелочам, но быстро миримся. Я ни о чем не мечтаю – живу в реальном мире. Читаю религиозные книги. У меня есть детская Библия».

Мирослава, 15 лет
Играет на балалайке, помогает старшей сестре воспитывать малышей.

«Лиля у нас авторитет, всех воспитывает, ее слушаются. Я стараюсь ей помогать. Мне было семь, когда попала в семью. Хорошо это помню. Я жила в другой семье, мама приехала, спросила, хочу ли я поехать с ней. Я согласилась. Здесь были дети, и мы сразу как-то подружились. Я ко всем отношусь хорошо. Думаю, что в нашей семье я – сердце. Хотелось бы поскорее вырасти. Почему? Не знаю, не придумала, что буду делать. Просто хочется».

Валентин, 10 лет
Поклонник восточных единоборств и боевиков. Мечтает о сверхъестественной силе и… о профессии космонавта.

«В честь святого Валентина меня назвали. Мне нравится смотреть фильмы с Джеки Чаном и Ван Даммом – они всякие вертушки делают, прыгают. Вот Ван Дамм только проходит, и все сразу ложатся. Но быть похожим на него я не хочу. На Росомаху хочу быть похожим. Потому что он самый крутой, может когти высовывать. Я бы такими когтями резал дерево, делал поделки. Я счастлив. Благодаря семье я стал верующим, больше стал верить… Вера мне помогает – улыбку дает».

Михаил, 10 лет
Спокойный, тихий, неравнодушный. По словам родителей, немного отстает в развитии. Когда мальчика взяли, ходил сгорбленный, как дедушка. Любит животных. В фаворитах – лошади.

«У Кати много игрушечных, беру у нее – поиграть. Хотел бы покататься на настоящей, но боюсь. Если я сяду, мне кажется, лошадь взбесится, быстро побежит, а я не удержусь и упаду. Хотел бы ухаживать за каким-нибудь животным, но мне пока не доверяют. Вот вырасту, стану моряком и поеду в Африку. Не знаю, почему именно туда, но мне нравится эта страна. Много для счастья человеку не нужно. Я всегда счастлив. Люблю всех, к любому в семье могу обратиться за помощью».

Лиля, 17 лет
В семье – вторая мама. Пользуется авторитетом. Если младшие не слушают, идет за советом к родителям. Много читает – фантастику, детективы, любовные романы, слушает классическую музыку. Одно из новогодних желаний – крутой фотоаппарат и запись на курсы фотографов.

«Мне как будто на роду написано быть старшей, я сразу привыкла к своим обязанностям, не сопротивлялась, не жаловалась. Помогаю с уроками, слежу, чтобы не нашкодили, помогаю, если попросят. Темпераменты и характеры разные, к каждому свой подход нужен. Стараюсь найти. Поначалу в школе удивлялись, переспрашивали: сколько детей? В каком доме вы живете? У вас, наверное, та-а‑акие кастрюли? Потом привыкли. Друзья приходят ко мне в гости, говорят, нормальная семья. Только не могут взять в толк, как мама с нами всеми справляется, если их родители не могу справиться с двумя детьми…
Мне говорят, что у меня хорошая дикция, могла бы пойти на журналиста. Мне кажется, журналисты – любительская профессия, для себя чисто. Хочу быть врачом. Эта профессия мне ближе: хорошо помогать людям… Семья для меня – то место, куда ты всегда сможешь прийти – порадоваться, поплакать, где тебя поймут».