«Хрущевка» с перепланировкой: что можно и чего нельзя?


Сейчас найти «хрущевку» или «сталинку», в которой осталось от советской эпохи хоть что-то, кроме стен – сложно. Пластиковые окна и современная техника – это зачастую только начало обустройства современной «берлоги». Дальше – внутренняя перепланировка, автономное отопление, наружное утепление, а жильцы первых этажей делают даже отдельный вход, чтобы не ходить через общий подъезд! «Республика» выяснила, тяжело ли превратить типовую советскую кваритру в элитное или просто приличное жилье.

Согрей себя сам

Когда-то стандартные, ничем снаружи не отличающиеся «высотки» сейчас похожи на социальные срезы и диаграммы благополучия крымчан. Окна успешных – все, как на подбор, в белом пластике, те, кто победнее, пользуются деревянными рамами, выкрашенными во все цвета радуги. Ну а на самом «дне», в смысле, в самых бедных квартирах, еще можно во время дождя увидеть клеенку, которой закрывают балконы.

Впрочем, основная масса крымчан, ну, по крайней мере, симферопольцев, уже активно модернизируют не только балконы, но и сами квартиры. В первую очередь, думают о тепле и комфорте. Понять людей, которые не хотят зависеть от ЖЭКов и тепловиков – можно. Переход на автономное отопление, кроме чувства некоторой уверенности, приносит еще ряд плюсов. Например, регулятор на котле: хочешь потеплее – накрути побольше. А у советских батарей, чтобы стало пожарче, крутить можно разве что любовь.

«По закону Украины „О теплоснабжении“ вам не имеют права отказать в переходе на „автономку“, – рассказывает юрист Александр Хвойнов. – Там черным по белому написано, что вы вправе выбирать источники тепловой энергии и услуги теплоснабжающих компаний. Но для того, чтобы получить разрешение, придется побегать по госучреждениям не один день».

Для начала нужно подать заявление в межведомственную комиссию (что это за зверь и где его найти, вам скажут в ЖЭКе – то есть теперь уже ЖЭУ). К заявлению придется приложить копию паспорта и правоустанавливающие документы на квартиру – она должна быть приватизирована. Если комиссия дает добро – это старт вашего проекта по обособлению. Надо получить ряд разрешений и проектов. Отправная точка – горгаз.

«Только потом, с готовым проектом, вы идете в теплосеть, где вам, кстати, могут отказать в отключении от общей сети, мотивируя это технической невозможностью, запретом, занятостью специалистов и так далее, – объясняет юрист. – Вы должны дать понять, что вложили в этот проект уже достаточно средств и не отступитесь, дойдете до суда. Обычно этого хватает, но раньше в моей практике бывали случаи, что приходилось составлять исковые заявления! Правда, получив повестку, коммунальщики быстро соглашались».

Газовый котел можно купить за четыре-шесть тысяч гривен. Проектные документы будут стоить примерно столько же. Кстати, если подумываете об установке электрокотла, лучше откажитесь от этой идеи. Во‑первых, они не­экономичные, и в холодные месяцы вы будете нажигать больше, чем платили бы за общее отопление, а во‑вторых, разрешение все равно придется получать, но уже у «Крымэнерго». И, вероятно, придется менять проводку, причем, не только в квартире, но и на лестничной площадке. Дело в том, что заложенные еще при Союзе провода рассчитаны на пиковые нагрузки в 5–7 киловатт. То есть достаточно одновременно включить микроволновку, утюг и электрочайник, чтобы исчерпать максимальную пропускную способность. Электрический котел в такую схему никак не вписывается.

Отказываются от общего отопления и многие хозяева так называемых «теплых полов»: системы обогрева, монтируемой в пол. Правда, «теплые полы» – штука с подвохом. Качественные стоят несколько сот долларов за квад­ратный метр, а более дешевые – часто ломаются. Представляете, если система «полетит» в десятиградусный мороз? Для того, чтобы добраться до самих нагревателей, придется отбивать кафель с пола и кромсать стяжку. Работы на неделю.

Отдельный вход

Еще один способ улучшить жилплощадь, доставшуюся от бабушек и дедушек – пристройка. Этим увлекаются жильцы первых этажей. Вместо окна вырубается дверной проем и пристраивается или коридор, или еще одна спальня. Кто во что горазд.

«Мы пристроили прихожую, и у нас теперь свой собственный вход, – рассказывает жительница симферопольского спального района Антонина Валерьевна. – Не ходим по этим загаженным подъездам, а документы все справили, как и положено!»

Правда, фотографировать свою пристройку женщина категорически запретила, в конце концов признавшись, что с законом «не все так гладко». Как оказалось, «не все так гладко» – это полный запрет на подобные строения практически во всех городах Украины. Возводить пристройки не разрешают, а уже построенные – могут снести, как только закончится договор аренды на ту землю, на которой стоит прихожка или спаленка.

«Тут есть одна законодательная „закавыка“, – рассказывает еще один „счастливый“ обладатель самостроя Александр. – Я живу на первом этаже девятиэтажки, у меня есть пристройка. Все документы, какие было необходимо, я собрал. Но еще потребовалось отвести участок земли под строительство моей прихожей, а это невозможно, потому что этот участок отведен под строительство многоквартирного дома! Начал я эту пристройку еще лет десять назад и столько денег в нее вложил, что поверьте, можно было продать квартиру, добавить эту сумму и въехать в частный дом. Но теперь стоит эта халабуда. Сколько простоит – не знаю. Устал уже я с ней мучиться и оформлять. Приедут сносить – пусть сносят. Только вещи вынесу».

А здесь будут арки!

В БТИ и ГАСКе Симферополя, куда дозвонились корреспонденты «Рес­публики» под предлогом того, что наш друг хочет пристроить прихожую к квартире на первом этаже многоэтажки, были категоричны.
«Передайте своему другу, что он наживет себе головную боль и потратит впустую деньги, – сообщили чиновники. – Все пристройки к многоквартирным домам запрещены!»

А вот в частной фирме Ялты, занимающейся документальным сопровождением строительства и сдачи объектов, были настроены гораздо оптимистичнее.

«В принципе, это возможно, пусть только ваш друг сначала подойдет и проконсультируется, – ответил один из менеджеров. – Сразу предупреждаю – будут затраты. Но если очень хочется – то можно. Приходите. Думаю, о суммах по телефону говорить не будем».
Стремясь улучшить квартиру, многие плюют не только на вероятность сноса, но и на вполне реальную угрозу быть раздавленными.

Перепланировку и снос стенок делают на «раз, два, три»: залезли в интернет, посмотрели интересные дизайнерские решения – и айда!
«Даже если вы решили сделать еще один дверной проем в капитальной, несущей стене, то придется согласовывать это с рядом структур, – объясняет Хвойнов. – Процедура длинная, начиная от подачи заявления в мэрию или райсовет и заканчивая приглашением комиссии для осмотра проделанных работ. Еще надо сходить в БТИ, чтобы внести изменения в общий технический паспорт здания». Но обычно крымчане не заморачиваются и проводят внутренний «тюнинг» втихаря, заведомо загоняя свою квартиру в непродажное состояние. Мол, разберемся потом, когда возникнет необходимость. Это «потом» тянет за собой целый воз нерешенных проблем и штрафы. Gazetarespublika

Кирилл Железнов

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!