Хайтарма на панели

Развитие альтернативных течений ислама отражается на всех сторонах жизни Крыма – даже на рынке интимных услуг

Ислам дозволяет половые отношения только в браке, но в последнее время все больше мусульман пытаются совмещать заботу о душе со свободной половой жизнью. Крымские приверженцы ислама, желающие жить по православной поговорке «одной рукой крестится, другой – девок щупает», используют так называемый «предварительный никях» – обряд бракосочетания, который может действовать всего одну ночь. Наутро молодые могут спокойно развестись. Участие муллы для этого не требуется.

Замуж на одну ночь

Для полноценного мусульманского бракосочетания нужно соблюсти ряд условий: молодые должны желать жить вместе, на венчании должны присутствовать родственники невесты (отец, дядя или брат), а также свидетели с обеих сторон. Мулла зачитывает суру из Корана – и брак считается состоявшимся.
«Предварительный никях» как способ обойти религиозный запрет и узаконить чью-то свободную любовь получил распространение в Крыму вместе с ростом популярности альтернативных мусульманских течений. Сейчас практически любой может провозгласить себя муллой малоизвестной секты и провести обряд «предварительного бракосочетания». Традиционный ислам порицает такую практику.
«Духовное управление мусульман Крыма категорически против такого „нововведения“. Мы полагаем, что кроме никяха, брак должен пройти государственную регистрацию», – говорит замглавы ДУМК Айдер Исмаилов.

Конечно, те, кто рассчитывают прожить в браке всего неделю, не побегут в РАГС подавать документы.

Секс-туризм для турок

В борьбе с безнравственностью ислам не намного эффективнее христианства – обе традиционные системы ценностей уступают под натиском «западного» взгляда на жизнь.

Их называют «шахерезадыми» – от имени героини «Тысячи и одной ночи», или «хайтармушками» – от названия национального крымскотатарского танца. Крымские татарки, работающие в секс-индустрии – явление не слишком распространенное, хотя и не редкое. «Я за семь лет работы только пару раз с такими сталкивался», – рассказывает мой одноклассник Ибрагим – сейчас он трудится милиционером в Симферопольском районе. Обычно крымскотатарские девушки не работают в саунах или, тем более, на трассах. Они пользуются более изощренными методами. Например, отлавливают клиентов в кафе или ресторанах.

Дилявер (имя изменено) работает охранником в одном из увеселительных заведений в сердце крымской столицы. «Хайтармушек» тут, рассказывает он, «как в бочке огурцов» – особенно по пятницам и субботам.

В эти же дни наблюдается наплыв клиентов – в основном, граждан Турции.

«Турки – удобные клиенты. Во‑первых, они не такие прижимистые, как местные. Во‑вторых, Симферополь, все-таки, маленький город. Почти все крымские татары – знакомые, сваты или родственники. „Сарафанное радио“ быстро разнесет, кто с кем переспал. Могут еще и приврать», – рассуждает охранник.

По словам Дилявера, отлов клиентов маскируется под непринужденное знакомство в кафе. Одна или две девушки (средний возраст – 22–25 лет) потягивают коктейль или кофе, стреляя глазами в потенциальных «избранников». На ловца, как говорится, и зверь бежит. Мужчины быстро вычисляют, кто пришел просто посидеть, а кто готов приласкать изголодавшегося иностранца. Подсаживаются к девушкам, флиртуют, уводят.

«Мне кажется, это не совсем проституция. Обычно связь длится не пару часов, а пару недель», – рассказывает охранник. Впрочем, товарно-денежную основу отношений это не отменяет.
«Некоторые девушки ходят к нам постоянно, как на работу. При этом шлюхами себя не считают. Но и романтическими отношениями назвать такое нельзя. Девочки совмещают приятное с полезным: физиологическое удовлетворение и материальную выгоду. Но все же, деньги для них на первом месте – сами в этом признаются. Когда выпьют, их тянет на откровения. Говорят, турки не такие уж пылкие любовники. Просто кошельки у них потолще», – поясняет Дилявер.
Три месяца назад в кафе пришли двое парней, хотели снять на скрытую камеру, как «подрабатывают» соотечественницы. Предупредили охранника, но тот решил посоветоваться с владельцем. «Хозяин отказался. Говорю ему, может не пускать этих девиц вообще? Зачем нам такая слава? Шеф ответил, что у него честный бизнес, к девушкам отношения он не имеет. А про мораль пусть беспокоятся их родители», – говорит охранник.

«Застеклилась» – и снова девочка!

Мужчины-мусульмане, в подавляющем большинстве, хотят, чтобы невеста была девственницей, так что сексуально активным девушкам ради удачного брака приходится прибегать к маленьким хитростям. Статистику, конечно, никто не ведет, но врачи, восстанавливающие девственность, признаются: большинство их клиенток – мусульманки.
Интернет пестрит объявлениями о гименопластике. Звоню по одному из них. Трубку берет женщина. Представившись Ириной, назвалась помощником гинеколога. Выяснилось, гименопластику в Симферополе делают не абы где, а в клинике медуниверситета. Операция несложная. Девушка с утра сдает анализы, проходит осмотр у врача. Если все нормально, то под местным наркозом ей из остатков сшивают некое подобие новой плевы. Стоимость – от трех с половиной до четырех тысяч гривен.

«Срок годности – до первого, в смысле после операции, полового акта», – говорит Ирина.

Через день нужно еще раз показаться врачу. А потом – замуж! «Операции проводим анонимно. Пациентка может назвать любое имя, на которое будет заведена медкарта. Предъявлять паспорт мы не требуем», – нахваливает свои услуги помощник врача.

Арсен Бекиров




Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопкуfacebook_logo