Вот на сторону майдана – это было бы предательство…


Бывший майор «Беркута» Александр Васюков – о причинах, заставивших его присягнуть народу Крыма
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Александр Кадников
Крым начинает формировать свои вооруженные силы. Присягу на верность крымчанам приняли более 150 человек. Среди них нет ни одного украинского военного из заблокированных в Крыму воинских частей, но есть бывшие бойцы «Беркута», который был расформирован новым министром внутренних дел Арсеном Аваковым.
Один из них – 48-летний симферополец Александр Васюков, в «Беркуте» он командовал ротой. Отвечая на мои вопросы о Родине и патриотизме, о предательстве и национализме, он почти не смотрит в глаза, говорит куда-то в сторону. Не потому что стыдно – просто не привык открывать душу незнакомцам.

– Если говорить о присяге, то тут вопросов никаких: выбор я сделал сознательно, по зову сердца. «Беркут» расформировали, с меня государственные полномочия сняли, – Александр сразу начинает с главного. – Знаете, я считаю, что это от нас отказались. Мы присягали народу, а он в нас стрелял. Подумайте: мой народ в меня стрелял, поджигал «коктейлями Молотова», травил дымом от покрышек с хлоркой. Нам всем до сих пор легкие чистят – кровь грязная. А здесь, в Крыму, меня любят и ценят. И нашу службу, и нас. Как нас здесь встречали!

– Вы по-разному относитесь к Крыму и Украине?
– Тонкий вопрос, – задумывается Александр и впервые смотрит мне в глаза. Через переносицу тянется свежий шрам – память о февральских событиях в Киеве. Начиненный картечью заряд из охотничьего ружья попал между глаз, переломил свод черепа и разорвался в районе переносицы. – Я никого не разделяю. Но в данный момент мой народ – тот, который живет здесь, на этой земле. Вне зависимости от того, украинцы это, татары, греки, русские, болгары или немцы, армяне или евреи. Это – мой народ.
В голосе Александра слышится обида. В «Беркуте» он прослужил полжизни, с 1996 года. Выбор сделал сам, служить нравилось – «так сросся с работой, что считал нашу часть вторым домом». Оставался верным присяге до конца.
– Когда мы стояли в Киеве, мимо проходили депутаты, ляшки всякие, кричали: «Да вас уже нет, не существует „Беркута“, можете здесь не стоять! Переходите на нашу сторону – и все будет хорошо». Вот если бы я тогда перешел на другую сторону – это было бы предательство. Хотя для этого, скажем честно, были все основания: нами бездарно управляли, нас оставили без оружия против вооруженной толпы. Мы не перешли на сторону радикалов как раз потому, что остались верны присяге.

– Наверное, вам близки чувства украинских военных, которые сейчас заблокированы в своих частях? Они тоже вспоминают присягу и говорят, что не сдадутся.
– Да, среди них есть настоящие патриоты Украины. Мне жаль, что они не видят нелегитимность власти в Киеве, но их позиция вызывает уважение. Плюс у многих здесь нет корней, семьи на Украине – им потом туда возвращаться. Возможно, они боятся за близких.
Думаю, когда пройдет референдум, все станет на свои места, многие солдаты определятся и сложат оружие. Надеюсь, все обойдется без крови. Это наши люди. Как в них стрелять?
Александр просит разрешения закурить. Делает несколько затяжек и продолжает разговор.

– А что для вас патриотизм?
– Любовь к той земле, на которой родился и живешь. У каждого есть своя малая родина. В масштабах Крыма для меня это – Симферополь. Я обожаю свой город. После событий в Киеве Россия сообщила, что готова принять сотрудников «Беркута» вместе с семьями. Так вот, для меня это невозможно – оторваться от этой земли. Я здесь родился, здесь мои предки, мои корни.

– Если Крым станет частью РФ, вы будете присягать на верность России?
– Да, присягну.

– Сейчас «Беркут» финансирует Крым?
– Да, обещают так. Мы пока ещё зарплату не получали. Раньше финансирование шло из Киева.

– Тогда вы были довольны своей зарплатой?
– Относительно. В «Беркуте» платили больше, чем в других подразделениях. Боец «Беркута» получал 4 тысячи гривен – почти в два раза больше, чем другие. Но это повышение произошло два года назад. А раньше денег платили не много.

– Сейчас какую зарплату обещают? Кстати, в рублях или в гривнах?
– Говорят, что в ближайшее время сохранят прежнюю. Она будет в гривнах. Дальше – не знаю.

– На вашей форме пока нашивки украинского «Беркута»? – Александр кивает. – А когда обещают новое обмундирование?
– Об этом речи пока не идет. Может, я просто не знаю: ещё продолжаю лечение в госпитале, на полустационаре.

– Представим ситуацию: в Крым вернулась киевская власть, «Беркут» опять расформировали. Чем будете заниматься?
– Возврата к прошлому не будет, – уверенно говорит Александр. – А если вдруг – я себе дело найду. Если что, устроюсь в строительную фирму. Я могу плитку класть хорошо, мне это нравится.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!