Вахтанг Кикабидзе: «Наш род правил Грузией тысячу лет»


Потомок грузинских царей трижды оставался на второй год, а потом – поступил без экзаменов на факультет… английского языка. Знаменитый певец и актер рассказал о своей молодости, любимом фильме и будущей книге в эксклюзивном интервью «Республике»
Татьяна Дугиль
В холле симферопольской турбазы «Таврия» он возник перед глазами неожиданно – пожилой, уставший, худощавый человек в простом, даже скромном спортивном костюме:
– Здравствуйте! Это вы меня ждете? – голос был низкий, глуховатый, неспешный, мало­эмоциональный – где ты, темпераментный Мимино?
Устроились на небольшом диванчике в холле – и собеседник с удовольствием затянулся весьма крепкой сигаретой:
– Все, я готов!


«Отец от любви к маме отравился острым перцем»
– Вахтанг Константинович, вы – дворянского происхождения…

– Не просто дворянского – надо брать выше! – скупо улыбнулся он и начал рассказывать: – С IX века на грузинском троне царствовала династия Багратиони. – На них,
в XIX веке, грузинское царство и закончилось. Моя мама – певица Манана Константиновна Багратиони-Давиташвили – из этого рода…
В 1936–37 годах наш род разгромили: кого расстреляли, кого выселили. Моя тетя, старшая сестра мамы, где-то в Сибири была в ссылке. До сих пор ходит в Тбилиси такая байка. Собралась как-то за столом поэты. Кто-то поднял тост: «За Берия!». А мой дядя, муж маминой сестры, известный поэт и писатель, один из группы символистского течения «Голубые роги», сказал: «Я за этого негодяя пить не буду!» Его отец к тому времени уже несколько лет сидел. Ночью дядю арестовали. Кто-то донес, настучал. А через два дня – и суп­ругу его забрали… Вернулась из ссылки постаревшая, хромая женщина. А ведь с нее в свое время художник Ладо Гудиашвили писал царицу Тамару. Помните, еще открытки такие были?
Жить тогда было трудно, квартир не было, ютились в каких-то каморках. Мое детство прошло в бывшей кухне, на цементном полу. Из-за этого всю жизнь болят ноги – простудил.
Мой дед – Константин Багратиони – все время говорил: «Пока Тамара из ссылки не вернется, не беспокойтесь – я не умру!» Так и случилось. В тот вечер, когда она пришла, мне было, наверное, уже лет девять. Ночью, таясь (мы ведь считались «семьей врага народа»!), пришли в гости друзья. Дед их встретил, потом пошел к себе в комнату. Мама сказала: «Ну, теперь спокойно будет спать!» Утром смотрим – к девяти часам дед не выходит, к десяти… Вошли к нему – а он, оказывается, во сне и скончался…
Брат деда лежал на тот момент в больнице. В семье решили ему не говорить, что Константин умер. Но, видно, кто-то из посторонних проговорился – он из больницы сбежал, но пришел проститься. Я помню: такой красавец, вроде бы крепкий… Увидел деда, упал на пол – и тоже скончался. Обоих хоронили.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!