В РОССИИ ВСЕ НЕСЧАСТЛИВЫ: И ВЛАСТЬ, И НАРОД


Валерий Федоров, глава крупнейшей социологической структуры – Всероссийского центра изучения общественного мнения – рассказал «Республике» о тонкостях проведения социологических опросов, о том, как Украина в глазах россиян попала в тройку самых недружелюбных стран, и объяснил, почему в России несчастным чувствует себя даже правительство

Вкус моря можно узнать по капле
– Предлагаю начать с технологии опросов. Сколько нужно опросить человек, чтобы получить более-менее объективный результат?
– Тут важна цель. Если задача состоит в том, чтобы понять рейтинг партии на ближайших выборах в Госдуму или Верховную раду, то для этого используется общенациональная стандартная выборка – в России она составляет 1600 человек, на Украине – 2000–2100.
– Почему на Украине больше?
– Потому что Россия более однородна. У нас мало отличаются мнения, скажем, калининградцев и владивостокцев, то есть крайней западной и крайней восточной точек. Но зато различаются мнения жителей Москвы и жителей села или малого города. То есть масштаб населенного пункта гораздо больше влияет на разницу во мнениях, чем география проживания.

– А Украина более разнородная?
– Да, как ни странно. Украина более компактная, и населения тут в три раза меньше, но она более разнородная. Здесь мнение человека больше зависит не от того, живет он в селе или в городе, а от того, живет он, условно, на юге, западе, востоке или на севере.

– Все равно, две тысячи для целой страны – это немного.
– Чтобы узнать вкус моря, не нужно выпивать его до дна, достаточно одной капли. И поймешь. Надо просто знать, где брать эту каплю.

– А вы откуда знаете, где брать?
– Важно, чтобы при подборе опрошенных были правильно соблюдены все ключевые пропорции населения. Например, в России 52% населения – женщины, 48% – мужчины. Соответственно, в нашей выборке должно быть соотношение – 52 на 48, а не 50 на 50.

Мы сейчас на развилке стоим…
– Вы руководите ВЦИОМ уже 10 лет. Как менялось российское общество за это время?

– За это время было два мощных перехода – первый от 90‑х к нулевым. Время радикальной трансформации. К концу 90‑х стало понятно, что та модель – какая-то совершенно уродская, и счастья нет ни у кого. Поэтому приход Путина обозначал некую коррекцию модели, сложившейся при Ельцине, отказ от самых человеконенавистнических черт и от самых уродливых проявлений – от все­властия олигархии во главе с проходимцами – авантюристами типа Березовского, Ходорковского. Восстановилась роль государства. Если в 90‑е годы государство валялось в грязи, и любой бандит или мошенник его попирал, то теперь айсберг перевернулся: то, что было под водой, оказалось сверху. Бюджетные потоки перераспределили – на учителей, врачей, госслужащих, армию. И самое главное, государство возглавил вменяемый человек. На фоне пьяного деятеля, дирижирующего оркестром и писающего на шасси самолета, появился настоящий полковник. Может, не очень яркий, но здоровый, умеющий нормально говорить – человек, за которого не стыдно. И это дало огромный импульс для развития. Появилось государство и заявило свои права. Люди поняли, что жить надо по правилам. Налоги стали платить. Конечно, эти правила мало кому нравятся. Большинство – процентов 80% – считают, что наша жизнь устроена несправедливо.

– А когда случился второй переходный этап?
– Он еще не закончился. Стартовал он в 2009 году с мировым кризисом. Когда стало понятно, что прежняя модель нулевых годов, а это модель быстрого экономического роста, закончилась. Исчерпались источники. Мы вышли из такой полосы, когда были возможны легкие решения. Легкие решения – это дать всем денег. Надавали столько денег, что бюджету уже не хватает сил – при всем нашем росте, нефти и газе. Мы пришли в эпоху трудных решений, а их никто принимать не хочет. Слишком велик риск дестабилизации. Сегодня рост экономики – от нуля до 2–3% в год, это очень мало. И даже 3% мало – нам, чтобы чувствовать себя хорошо, нужно минимум 5% экономического роста в год. Аппетит пришел во время еды, и этот аппетит не может быть удовлетворен нынешними темпами развития. И что мы видим? Кризис закончился, а счастья не прибавилось. Выяснилось, что развиваться по прежним лекалам, с прежним темпом не получается. Рост есть, но он для нас слишком низкий, не дает ощущения, что сегодня лучше, чем вчера, а завтра будет еще лучше. И это никого не устраивает. Все несчастливы: чиновники, народ, власть – все находятся в поиске какой-то новой модели роста. Но модель еще не найдена, мы на развилке стоим. Либо у нас будет эпоха стагнации, нулевого роста и атмосфера разочарований, депрессии, обманутых ожиданий, либо у нас будет время реформ – быстрых, но очень болезненных.

Украина была в «тройке врагов»
– Правда, что большинство россиян мечтают навсегда уехать из страны?
– По нашим данным, об этом мечтает каждый четвертый россиянин. Среди молодежи цифра чуть повыше, но ненамного, в районе 30%. Причем для большинства переезд за границу – это не «билет в один конец», люди хотят получить за рубежом интересный опыт и вернуться. Самый большой поток эмиграции был, когда в России и на Украине все было плохо: нет работы, образования, карьеры, ясности, будущего и перспектив. Сейчас ситуация изменилась. Не знаю, как на Украине, но у нас все более-менее понятно и предсказуемо. А там, за бугром, все стало существенно менее понятно, предсказуемо и радужно, чем пять-десять лет назад. Там безработица, там не такое хорошее, как прежде, отношение к мигрантам, там сложнее сделать карьеру. Факторы, «выталкивающие» человека из страны, слабеют. В 2011 году они были сильнее, чем сейчас.

– Как выглядит портрет поколения, которому предстоит строить будущее России?
– Молодежь в России хочет быть юристами, экономистами и финансистами. Работать в «Газпроме», на госслужбе и в шоу-бизнесе. Все хотят, чтобы была семья, чтобы был любимый человек, но дети не сразу, потом, после 30.

– Как менялось отношение россиян к украинцам за годы независимости?
– Сначала мы на вас обижались – потому, что вы убежали из СССР. Потом начали ностальгировать: давайте все обратно в Союз нерушимый. Потом, когда Ющенко победил, еще больше обиделись, подумали, что украинцы продались Америке. Очень эмоциональная была история. Украина даже попала на долгое время в тройку стран, которые россияне считают самыми недружественно настроенными.

– Кто еще был в этой тройке?
– Америка и Грузия. А, например, Белоруссия и Казахстан – всегда в тройке тех, кого мы считаем самыми лучшими друзьями. На третьей позиции чередуются Китай и Германия. Представляете, Германия ближе, чем Украина?! Вот, до чего дошло!

– Мы по-прежнему в тройке «врагов»?
– Нет, Украина эту тройку покинула, но «любви взасос» уже нет. Сейчас в отношении к Украине больше прагматизма, чем любви или ненависти.

– Какое самое необычное исследование ВЦИОМу приходилось проводить?
– Опрос на тему: «Солнце вращается вокруг Земли или Земля вокруг Солнца?» Мы решили замерить уровень географических знаний людей.

– Ради собственного любопытства?
– Да. Так вот, каждый четвертый сообщил, что Солнце вращается вокруг Земли. Мы подумали, что это у нас народ такой юмористически настроенный, решили проверить и через неделю повторили исследование. Результат – один в один. И мы поняли, что это не шутка, а реальный показатель уровня образования. Но, кстати, когда мы опубликовали данные на своем сайте, нам пришло письмо от одного физика – он написал, что мы неправильно вопрос сформулировали. Дело в том, что согласно новейшим воззрениям, оба варианта ответа неправильные – на самом деле Солнце и Земля вращаются вокруг общего центра масс.

 

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!