Увидеть Минск – и умереть. От зависти!

Несмотря на сходство с СССР, столица Беларуси – самый европейский город бывшего Союза, убедилась корреспондент «Республики» Илона Тунанина
она же

Илона Тунанина
фото автора
Когда я, забываясь, говорю по старинке «Белоруссия», минские друзья с досадой поправляют: «Беларусь!». После провозглашения независимости в сентябре 1991 года Белоруссия стала официально именоваться Республикой Беларусь или Беларусью. Так что пора запомнить: Белоруссии больше нет! После распада СССР в этой республике я была несколько раз – там живут друзья. И каждый возвращалась с багажом приятных впечатлений. Не знаю, как выглядел Минск в советские годы, могу догадываться – архитектурных свидетельств той эпохи здесь видимо-невидимо, но на сегодняшний день, мне кажется, это самый европейский город из всех столиц бывших республик Советского Союза. Минск не разочаровал и на этот раз, тем более повод для поездки был интересный – Чемпионат мира по хоккею, точнее, матч между сборными Беларуси и США. В День Победы.
На парад – после обыска
«С праздником, парни, с Днем победы!» – просыпаюсь от бодрого голоса. В соседнем плацкарте нижегородские болельщики российской сборной по хоккею – пацаны лет 18–20 – пьют за Победу. Чай. Накануне бурно под пивко обсуждали ситуацию на Украине, а сегодня проснулись ни свет ни заря. Строят планы на день: сначала парад, потом – хоккей. Сборная России 9 мая тоже играет – со Швейцарией. Поезд «Москва-Минск» набит болельщиками, их можно узнать по триколорам и надписям «Россия» – на майках, сумках или кепках. В моем вагоне таких не меньше десятка. Наш состав подкатывает к перрону минского вокзала под раскатистое «Этот день Победы порохом пропах, это праздник со слезами на глазах» – так 9 мая в городе-герое встречают все поезда.
День Победы и хоккей – два полярных события, кажется, смешались в одно: в глазах рябит от хоккейной атрибутики, которая соседствует с патриотическими рекламными щитами, на улицах внимание привлекают и немногочисленные ветераны Великой Отечественной и одетые в хоккейную форму болельщики.
С вокзала направляемся на проспект Независимости – смотреть парад. Длина основной магистрали Минска – аж 15 километров. Улица, проложенная ещё в 16 веке как участок Московско-Венского почтового тракта, сейчас застроена знаменитыми типично минскими зданиями в стиле «сталинского классицизма», – цирк, ботанический сад, филармония, академия наук и – оплот стабильности – белорусское КГБ. Главная улица Минска сменила десять названий (в последний раз – в 2005 году). Нынешний вид она обрела после войны. В 1952 году архитектурный ансамбль проспекта проектировали, можно сказать, с чистого листа – после войны на проспекте – тогда ещё улице Советской – уцелели лишь 10 домов.
Уезжая из Крыма накануне Дня Победы, я была уверена, что увижу на улицах города-героя парад не хуже московского или севастопольского. И ошиблась. 9 мая в Минске сильно напоминает наше первомайское шествие. Здесь это называют «торжественным маршем». Военный парад с техникой и колоннами солдат – атрибут другого праздника – Дня независимости, который белорусы отмечают в июле.
На подходе к проспекту Независимости – импровизированный пропускной пункт. Возле рамок металлодетекторов дежурят милиционеры и представители госбезопасности. Девушка в штатском просит выложить содержимое карманов на стол, открыть рюкзак. Когда видит фотоаппарат, просит сделать снимок, чтобы удостовериться, что техника в рабочем состоянии. Содержимое бутылки с водой обнюхивает. После сумки приходит моя очередь – руки в стороны, ноги на ширине плеч. Замираю, и девушка ловко проходится ладонями по телу. Мне становится не по себе – такому тактильному досмотру подвергаюсь впервые. Работают оперативно – очередей возле рамок нет. Наконец, пробираемся сквозь поток людей к проспекту, по которому должны пройти колоннами ветераны. Над головой реют белорусские флаги, на груди минчан вместо привычных георгиевских ленточек патриотичные – красно-зеленые. Мои друзья искренне изумляются, когда нам навстречу попадается мужчина с георгиевской лентой. Говорят, что после событий на Украине этот символ себя дискредитировал, и в Беларуси к нему относятся с осторожностью. Так, накануне праздника в социальных сетях даже появилось отсканированное объявление Железнодорожного райкомитета по городу Гомелю, авторы которого призывали людей приходить на торжественный марш только с ленточками цветов государственного флага.
Люди плотными шеренгами стоят на проспекте. Много школьников. «Говорят, президент будет здесь недолго, – две дамы, по виду, учительницы, обсуждают распорядок дня главы белорусского государства, – в 12 часов должен быть на открытии»… Голоса заглушает патриотическая музыка из динамиков. Так я случайно узнаю, что в торжественном марше участвует Александр Лукашенко. Кстати, судя по разговорам, некоторые пришли специально, чтобы поглазеть на Батьку. Шеренги становятся плотнее, музыка громче. Слышны звуки военного оркестра. Торжественное шествие приближается. Встаю на цыпочки – и вижу военных с флагами фронтов Великой Отечественной. В открытых машинах едут ветераны. Несколько человек, поддерживаемые внуками, идут пешком. Минчане встречают их возгласами «Поздравляем!». По оживлению правоохранителей и активности журналистов догадываюсь: президент уже где-то рядом. Александр Григорьевич с младшим сыном появляется впереди колонны, приветственно помахивает рукой. «УРА!» – кричат в толпе и машут в ответ белорусскими флажками.
К слову, Александра Григорьевича мне удается увидеть дважды – вечером того же дня он открывал чемпионат мира по хоккею. Друзья шутят: «Не каждый белорус может похвастать, что видел президента, а за один день дважды повезло!» Счастье, конечно, сомнительное, но что-то в этом есть.
Встать, президент идет!
По дороге к полю хоккейного боя встречаюсь с российскими болельщиками – в счастливом угаре от победы над Швейцарией и триколорах с головы до ног, они напевают что-то несуразное, кричат «Россия!», увидев в моих руках белорусский флаг, желают победы. Вот я уже под «Минск-ареной», гигантским зданием, похожим на космический корабль из «Звездных войн». Я в полной экипировке: с флагом Беларуси, нарисованным на щеке, и еще одним, маленьким – в руках. Совсем скоро здесь схлестнутся в ледовом поединке сборные США и Беларуси. Матчи 78‑го чемпионата мира по хоккею проходят на двух стадионах: построенной в 2009 году «Минск-арене» вместимостью 15 тысяч зрителей и на «Чижовка-арене» (ее открыли в прошлом году, вместимость – 8 тысяч зрителей).
После второго за день обыска я попадаю в вихрь спортивного праздника: столько улыбающихся, по-настоящему счастливых людей я не видела давно. В спорткомплекс пока не пускают – идет подготовка к следующему мачту, так что можно себя показать и на других поглазеть.
Вот, фанаты швейцарцев, став в круг, исполняют под заунывные мотивы какой-то ритуальный танец. В свой хоровод принимают всех сочувствую­щих. По соседству российский болельщик в смешной шляпе, украшенной флажками, дает интервью местному телеканалу.
С установленной в фан-зоне сцены хор поет военные песни, их сменяет бодрое «Косил Ясь конюшину». Люди танцуют и подпевают, тут же, на ступеньках «Минск-арены», оставшиеся после матча болельщики из России отмечают первую победу своей сборной. Попадаются фанаты в костюмах пятнистых коров – из Швейцарии. Все охотно позируют перед фотокамерами и вообще отдыхают от души.
В специальном ангаре с сувенирной продукцией не протолкнуться. Подарки с чемпионата – дорогое удовольствие. Цена на футболки, брелоки, шапки, шарфы, магниты с символикой чемпионата колеблется в пределах 10–20 евро.
Матч сборных Беларуси и США начинается в 20:45. За 15 минут до соревнований – торжественное открытие Чемпионата. На открытии ждут президента, поэтому в входа на большой зал стадиона – ещё одна зона досмотра. Волонтеры одним помогают разобраться с билетами, другим – попасть в нужный сектор. Хотя навигация вменяемая, можно сориентироваться без труда. Все четко организовано, очередей нет. Толпы внутри спорткомплекса, возле барных стоек и в мини-кафе. Народ подкрепляется сосисками в тесте и пивом. Кстати, исключительно белорусским. По требованию президента на время чемпионата продажа иностранного пива в минских кафе, барах и магазинах запрещена. Такими силовыми мерами белорусы поддерживают отечественного производителя.
На больших экранах в коридорах «Минск-арены» можно наблюдать, как рабочие торопливо готовят лед к соревнованиям. Зал быстро заполняется болельщиками – белорусские фанаты кучно сосредоточены в нескольких секторах, американских не видно. На трибунах замечаю украинский флаг – девушка фотографируется с ним на фоне ледовой площадки, а через мгновение и флаг, и девушка исчезают. Под фанфары появляется президент Лукашенко (когда он выходит на лед, трибуны встают), выступает с приветственным словом и открывает Чемпионат. Потом – 10‑минутное 3D-шоу и, наконец, начало матча.
Оказавшись в эпицентре таких событий, даже не фанату хоккея, вроде меня, сложно оставаться равнодушным. Невольно вовлекаешься в процесс, и вот уже, вместе с тысячами болельщиков кричишь до хрипоты «Шайбу! Шайбу!», стучишь ногами, когда шайба оказывается у ворот белорусов и закусываешь от досады губу, когда забивают в ворота первый гол. В этот момент за моей спиной подскакивает с места американский болельщик и «лунной походкой» отмечает гол своей сборной.
А за несколько секунд до того, когда, кажется, что удача покинула твою команду, а надежды отыграться нет, зал внезапно поднимается в едином порыве. Не сразу понимаешь, что произошло. Над «Минск-ареной» разносится счастливое «Го-о‑ол!» и оседает на лед. Незнакомые люди обнимаются и поздравляют друг друга. На повторе видишь, как белорусский хоккеист проворно обыгрывает американцев, пасует и забивает. К сожалению, гол оказывается единственным в матче. Сборная Беларуси проигрывает США со счетом 1:6. Мудрый Лукашенко, конечно, понимал, что шансов на победу нет – поэтому и не присутствовал на игре.