Уроки выживания без средств к существованию

Кирилл Железнов
Приехали к морю, пошли на пляж, а когда довольные и обласканные волнами собирали вещи – обнаружили, что пропали кошелек, телефон и сумка с документами. Летом на любом курорте можно услышать десятки таких историй. Обворованные туристы иногда по несколько дней ждут в чужих городах помощи от родственников или знакомых. Корреспондент «Республики» провел эксперимент, испытав на себе, насколько тяжело приходится людям, оставшимся без денег, мобильного телефона и документов.

Сдать кровь не выйдет
Понятно, что первым делом следует обратиться в милицию. Ну а потом – когда заявление уже написано и преступников ищут? Хорошо, можно провести несколько часов в дежурной части, а дальше, как ни крути, остается только улица, где придется провести день, а то и два, пока не выручат знакомые.
Для чистоты эксперимента, оставляю мобильный дома, выкладываю из карманов деньги и документы. Условия – более чем стрессовые. Двадцать четыре часа без денег, возможности прилечь на родную кровать и купить еды. Поехали.
Пять часов утра, Симферополь. В отличие от зимы, в теплое время года у меня аппетит просыпается ближе к обеду. Так что, пока он спит, есть время раздобыть деньги и купить еды. В принципе, перекусить и разжиться деньгами можно, просто сдав кровь. Но у меня простуда, и подкрепиться, став донором, не удастся – кровь с вероятным вирусом гриппа никому, кроме владельца, не нужна.
Зато у меня есть волосы! Нет, не коса по пояс, но густые и достают до плеч. Дождавшись, когда в девять часов утра откроется парикмахерская, предлагаю купить мои патлы.
«Нет, молодой человек, слишком короткие, – ощупывает гриву мастер. – Когда до лопаток вырастут – приходите. Дорого возьмем».
Конечно, хотелось взять задатком за ту часть, что уже выросла, но парикмахер только рассмеялась и, пожелав удачи, указала на дверь. Что ж, денег нет, зато с волосами. Тоже неплохо.

Первая двадцатка – намыта
В бесцельных шатаниях по городу прошло полдня. Ближе к обеду организм начал требовать своего: калорий и воды, а к полудню наступил мрак.
Пить хочется – во рту, кажется, все пески Сахары, а ноги ноют от бесполезных скитаний по городу. Морозильные лари с пломбиром, эскимо и холодной газировкой кажутся изобретением для пыток. Чтобы добыть воды, приходится идти через весь центр Симферополя, от Детского парка к церкви Елены и Константина. Тут в больших холодных емкостях есть освященная заветная влага. Пить, правда, приходится из кружки, которая здесь же и поставлена. Негигиенично, вроде. Хотя, говорят, что в освященной воде микробов не остается… Но самое главное – жажда побеждена.
Ведомый неизвестным до этого мне инстинктом, направляюсь на Центральный рынок – искать работу. Хоть грузчиком на пару часов, чтобы просто купить поесть. Правда, оказалось, что приходить надо было утром, а в три часа дня рынок потихоньку расползался, и покружив полчаса между рядами, я не нашел ни работы, ни еды.
В одном из туалетов, после долгих упрашиваний удалось добыть ведро воды и относительно чистую тряпку. Билетерша – гром-баба, долго требовала что-то оставить в залог, но от рубашки – единственного имущества, которым я владел, наотрез отказалась.
«Тебя без одежды, еще чего доброго, менты примут с моим вед­ром, – скумекала она. – Ладно, бери. Но если не вернешь – найду и ноги выдерну».
Мыть машины – работа не пыльная. Если, конечно, есть шланг или хотя бы несколько ведер воды. Но с одним ведром, вода в котором окрасилась в черный цвет после первого же полоскания тряпки – это занятие превращается в каторгу.
«Ты мне только грязь разводишь, – злился водитель подержанной иномарки. – Давай протирай насухо и хватит». После моей «работы» бордовый «Опель» был в разводах, но все равно чище, чем до этого. Хозяин машины отвалил «двадцатку», и я отправился есть. Впервые за этот день.

Не теряйте документы!
Знаете, какие вкусные пирожки с капустой, если не ел с самого утра? А еще пять дешевых сигарет поштучно и литр минералки на вечер. От двадцатки осталось четыре гривны двадцать пять копеек.
В животе теперь не режет, зато мешает холод. Сижу в Гагаринском парке, подбежала здоровая собака, обнюхала, но не тронула. Пес принадлежит собирателю бутылок. Освещая фонарем урны и тропинки парка, с рюкзаком за спиной, он больше похож на туриста. Разговорились.
«На бутылках много не заработаешь, – собеседник вытаскивает пачку сигарет без фильтра. – По двадцать копеек принимают пивные. Это сто штук на двадцатку насобирать надо. А ты здесь лучше не спи. Молодежь сейчас такая, что запросто и избить могут. На вокзал иди».
К двенадцати ночи добрался до вокзала, сел на жесткое деревянное кресло и уснул, успокоив себя мыслью, что воровать у меня нечего, а если разбудят милиционеры, покажу журналистское удостоверение и «отмажусь». Проснулся в четыре часа утра. Спина болела, а ноги затекли, стали как ватные и кололи тысячей мелких иголочек, едва на них наступаешь. Уставший, возвращался домой пешком.
Кстати, через несколько дней довольной и сытой домашней жизни, неподалеку от книжного рынка ко мне подошел молодой человек и попросил денег на дорогу до Алушты. Восемь гривен. Мол, обокрали и добраться не на что. А как только доедет – сразу переведет деньги мне на мобильный телефон, даже мой номер записал. Я дал. И хоть никто мне их не вернул до сих пор, помогу и в следующий раз. Может, среди ловко маскирующихся мошенников когда-то окажется человек, по правде попавший в беду.

Кто поможет?
«Мы можем накормить, напоить чаем и помочь немного деньгами, – рассказывают представители международной организации «Красный Крест» – в Симферополе их офис находится возле Центрального рынка, по адресу проспект Кирова,1. – Но больше – приютить на ночь, помочь с деньгами на обратную дорогу – вряд ли у нас получится. Мы же тоже деньги не печатаем».
В Ялте могут помочь в Доме милосердия, который недавно открылся при Ливадийской больнице. Правда, учреждение больше ориентировано на проживание пожилых и одиноких людей, но без чая и куска хлеба здесь не оставят.

Дорогие Читатели, если вам понравилась статья, не сочтите за труд, кликнуть "Я рекомендую" — это важно!