Звезды в Ялте: Леонтьев отказался купаться голышом, а Киркоров «изменил» любимому отелю

Мария Макеева
Отгремели фанфары второго международного фестиваля «Крым мьюзик фест». Названо имя победителя – им стал Александр Онофрийчук, известный украинским зрителям по вокальному шоу «Голос країни‑2». Ялта возвращается к обычной жизни. Несколько дней передышки – и организаторы уже начнут подготовку к следующему фестивалю. В 2013‑м его обещают дополнить этнической сценой. Подробности будут известны только через год. «„Крым мьюзик фест“ ищет свое лицо, ищет свой формат. Он скоро будет знаменит и любим», – призналась в первый день фестиваля идейный вдохновитель проекта Алла Пугачева. Хотя Примадонна лукавит: фестиваль уже знают, и зрители с нетерпением ждут продолжения. А пока «Республика» вспоминает, как «пела и плясала» звездная тусовка второго международного фестиваля «Крым мьюзик фест‑2012».

«Киркоров ел в Ялте тирамису, а Козловский пил мохито»
Кажется, у ялтинцев уже выработался иммунитет к звездным лицам. Практически никто не удивляется знаменитостям, прогуливающимся по набережной с охраной и без нее. Продавец мохито (коктейля из светлого рома и листьев мяты – прим. «Р») Алексей к поп-музыке равнодушен. Говорит, видел и Пономарева, гуляющего в одиночку, и Анастасию Стоцкую с мужем и ребенком, и Потапа «с какой-то брюнеткой». «Вот, только что перед вами Виталий Козловский мохито покупал. Себе – безалкогольный, а спутнице – с ромом», – с деланным равнодушием рассказывает Алексей. Недалеко от концертного зала «Юбилейный» шаржист Володя приглашает нарисовать портрет. На рекламном стенде – все звезды фестиваля. «Знаменитости ко мне не подходят, – морщится Володя. – Рисую с картинок. Но два года назад прибежали массажист и охранник Киркорова, принесли его фото на мобильном телефоне и попросили нарисовать шарж, чтобы ему подарить на память. Ну, я нарисовал. За сто гривен». Мороженщица Оксана не только видела короля российской поп-сцены, но и обслуживала его. «Я несколько лет подряд работала официанткой в ресторане „Чехов‑скай“, так Киркоров туда постоянно приходил. С компанией. Что заказывали? Обычно десерт, вино. Филипп часто заказывал тирамису» (стоимость итальянского десерта «Тирамису» в «Чехов‑скай» – 280 гривен – прим. «Р»). Кое-что удалось узнать и о кулинарных пристрастиях Аллы Борисовны и Максима Галкина. Оба любят блюда итальянской кухни. Поэтому, по слухам, в отель «Вилла Елена», где остановилась звездная чета, специально выписали итальянского повара.
Как родных встречает артистов фестиваля и обслуживающий персонал главной площадки фестиваля – концертного зала «Юбилейный». За долгие годы совместной работы у каждого появились свои любимчики. Уборщица Валентина Егоровна (имя изменено – прим. «Р») с особым трепетом ждет Бориса Моисеева. «Он дружелюбный, открытый, всегда спросит: „Матушка, как дела? Как здоровье?“. А вот Филипп немножко зазнаистый. Таисия Повалий всегда здоровается. Песков внимательный. Хотя для большинства мы – пустое место». Артисты – народ прижимистый, сувениров на память не дарят, в гримерке после себя ничего не оставляют, – делится женщина, хотя однажды уборщицу ждал в гримерке неожиданный сюрприз. «Один раз после Пескова захожу – сто долларов лежат. Я схватила эту бумажку, бегала по этажам, счастливая, а, оказалось – сувенир, бутафория».

Измена года: Киркоров променял любимый отель на «Виллу Елену»
В этом году практически все гости «Крым мьюзик феста», за редким исключением, жили в пятизвездочном отеле «Вилла Елена». Организаторы фестиваля приготовили там 22 номера. Не выдержала конкуренции на сей раз даже знаменитая «Ореанда», которая для многих представителей отечественного шоу-биза была вторым домом. В «Вилле Елена» поселился и Олег Скрипка, солист группы «ВВ», которая в этом году, кстати, отметит 25‑летие. «Мне понравилось: из окна даже кусочек моря виден. Думаю, номер стоит долларов 500 в день», – признался певец. Изменил многолетней привычке и Филипп Киркоров. «Филипп много лет подряд останавливался здесь. Для него, кроме „Ореанды“, отелей в Ялте не было», – сетует портье гостиницы Александр. Для короля поп-музыки здесь всегда были готовы то королевские апартаменты (стоимость почти 12 тысяч гривен в сутки), то императорские – на 2 тысячи дороже. «Брал номер, где есть все. Кнопочку нажал – дверь открылась. А вот завтраки по системе „шведский стол“ не заказывал, питался на открытой площадке ресторана отеля», – вспоминает Александр. О Киркорове у сотрудника отеля самые теплые воспоминания: артист никогда не отказывал в автографах и дежурных фото на память – у Александра их целая коллекция. «Я его помню еще по 90‑м годам, сейчас он, конечно, изменился. Стал более сдержанный, менее эмоциональный», – сетует мужчина. Этой осенью в «Ореанде» два фестивальных дня прожила Анастасия Стоцкая с мужем и ребенком. По словам сотрудников отеля, певица жила в «обычном» двухместном номере (цена за сутки – от двух до трех с половиной тысяч гривен).

Курьезы на красной дорожке
Красная дорожка – это кусок ковролина, шириной примерно пять метров, которым выстелен путь к служебному входу концертного зала «Юбилейный». За ее чистотой в дни фестиваля следил специально выделенный сотрудник: несколько раз в день он тщательно подметал дорожку жесткой метлой, чтобы звезды ходили по чистому и на репетиции, и на выступления. Логично: мусор вокруг «Юбилейного» может остаться незамеченным, а грязь на красной дорожке точно попадет на обложки таблоидов.
На «Крым мьюзик фесте» дефиле звезд по красной дорожке видели только журналисты и телезрители. От фанатов, караулящих кумиров под стенами «Юбилейного», происходящее на красном ковролине загораживал угол здания. Хотя некоторые артисты, например, Николай Расторгуев или трио «Никита», позволили себе пройти мимо собравшейся публики и приветственно помахать поклонникам рукой. Однако, в основном, знаменитостей подвозят к красной дорожке на автомобилях представительского класса, и фанатам оставалось только догадываться, кто скрывается за тонированными стеклами.
Наблюдать за звездами – одно удовольствие. Что ни шаг – то информационный повод. Так, торжественное шествие Пугачевой, которая, кстати, первая ступила на красную дорожку, едва не закончилось плачевно. Появившаяся со стороны отеля «Вилла София» в сопровождении организаторов фестиваля, Алла Борисовна ступила на красную дорожку в туфлях на высоких каблуках и платье от дизайнера Алишера, которое идеально подчеркивало постройневшую за последний год фигуру певицы. Сделав несколько шагов, Примадонна зацепилась каблуком за крышку канализационного люка, прикрытого красным ковролином, и чуть не упала. «Тут меня надо держать», – обратилась к сопровождающим певица. Злополучный люк испортил настроение и Маше Распутиной. Позируя перед телеобъективами, артистка зацепилась за него ногой и упала. Предотвратить падение не успел сопровождавший певицу супруг, за что тут же получил от именитой жены нагоняй. «Ну что ж ты меня не держишь?!» – прикрикнула певица на мужа и поспешила скрыться от журналистов.

Фестивальное закулисье
Отдельное шоу на «Крым мьюзик фест» – репетиции. Они начинаются в 10 утра и заканчиваются за пару часов до концерта. У каждого артиста – свое время. Все выверено по минутам, если опоздал, значит, всех подвел. Поэтому никто из артистов себе такую блажь не позволяет. На сцене девушка в короткой, по самое не хочу, юбке. Если бы не фонограмма, узнать в ней певицу Машу Распутину практически невозможно. Певица стройна и выглядит юной. На репетицию Маша Распутина приехала в сопровождении охраны, в руках держала баночку со слабоалкогольным напитком. Следом за Машей Распутиной на сцену выходит балет Филиппа Киркорова. Пока танцоры отрабатывают движения в древнеегипетских декорациях, из зала в компании блондинки в черных очках и режиссера второго дня фестиваля Олега Боднарчука за постановкой наблюдает Филипп Киркоров. Наконец, артист поднимается на сцену и неожиданно пропадает в декорациях. «Oh my God („Боже мой“ по-английски – „Р“), – слышится голос Филиппа, – я как Индиана Джонс (герой серии голливудских приключенческих фильмов, искатель сокровищ древних цивилизаций – „Р“)! Смотрите!» – Киркоров подзывает к себе оператора. На большом экране в зале видно, как солнечный луч, пробившийся сквозь крышу «Юбилейного», словно прожектор, освещает короля поп-сцены. «Oh my God, это – сигнал свыше! Это – знак, что все будет отлично!» – восклицает Киркоров. И правда – вечером на концерте номер Филиппа, в котором певец перевоплотился в фараона и вышел на сцену прямо из саркофага, вызвал бурю эмоций.
Певица Лолита Милявская приехала в Ялту на второй фестивальный день, за пару часов до репетиции. Немного отдохнув в отеле, артистка пришла в «Юбилейный», успев по пути купить на набережной стакан фундука. Работники сцены долго не могут настроить аппаратуру. Лолита сердится. «Вы что, оглушить меня хотите?! Я чуть инфаркт не получила!» – возмутилась певица, когда звукорежиссер прибавил звук в направленных на сцену колонках. Жалуясь на звук и ненастроенный микрофон, Лолита исполнила две песни, и даже сорвала аплодисменты журналистов.
Пока Лолита распевается, на сцене растягивается и отрабатывает па Анастасия Волочкова. В красной спортивной куртке балерина хорошо заметна из любой точки зала. Журналисты шутят: «Ради строчки в газете» Анастасия готова терпеть любые неудобства. Кстати, на фестиваль балерина приехала с бывшим мужем, бизнесменом Игорем Вдовиным. Ходят слухи, будто он опять попросил руки Анастасии, и пара решила вновь жить вместе.

Откровения звезд: Потап отказался от секса с депутатом, а Лолита носит в сумочке лампочки
У Валерия Леонтьева в Ялте была двойная нагрузка: вместе с ним на фестиваль приехала российская съемочная группа, которая готовит про 63‑летнего певца документальный фильм. Несколько эпизодов отсняли в Ливадии. «Ливадию я увидел в первый раз», – признался исполнитель. «Море красивое?» – «Ничего». – «Купались?» – «Нет». – «Почему?» – «Я плавки забыл». – «А если ночью, без плавок?» – «Ну что вы – кругом же камеры, фотографы…»
Анастасия Стоцкая поразила зрителей постройневшей после родов фигурой и необычным сценическим образом. Во время исполнения ремикса на песню Eurythmics «Sweet Dreams» («Сладкие грезы») певица появилась перед публикой в черном костюме и головном уборе из лебединых перьев. «Хотелось сделать что-то драматичное, модное, провокационное и сексуальное», – призналась Анастасия. В Ялте певица успела погулять с мужем и полуторамесячным сыном по набережной, купить сувениры для себя и близких, а после выступления поспешила в гостиницу – кормить сына Александра. «В номере сынок ждет мамину сисю», – извинилась она.
Лолита Милявская призналась «Республике», что в Ялте успела не только выступить, но и отдохнуть. Большую часть времени певица проводила в гостинице. А после выступления сразу же отправилась в аэропорт, чтобы успеть на частный концерт в Подмосковье. «Когда я приезжаю на гастроли, то у меня в сумочке вы можете найти все: пластырь, таблетки от страха, запасные лампочки могут быть – на случай, если в гримерке не будет света. Вообще, в женской сумочке должно быть все, включая отбойный молоток!» – посоветовала на прощанье певица.
Самым доступным для общения на фестивале оказался Потап. Музыкант разгуливал по набережной, раздавал автографы, общался с поклонниками и, казалось, наслаждался происходящим. «В этом году первый раз в жизни я не думаю, в какой я футболке стою перед вами, в какой физической форме. Просто я понял, что все это временно. Сейчас вы тычете в меня микрофонами, через полгода променяете меня на другого. И я не расстроюсь, потому что так должно быть», – философствовал Потап. Потом музыкант пустился в интимные воспоминания: «Была такая ситуация, я понравился одной известной женщине-депутату. Она подошла и сказала, мол, Потап, ты мне нравишься, смотрю на тебя на экране и хочу тебя. Сколько? Я деликатно отказал».

Писатель с кулаками


Интернет-дневник крымчанина Максима Цхая, работавшего вышибалой в немецком баре, читают десятки тысяч человек
Кирилл Железнов
фото: Юрий Лашов
Немецкая полиция заводила на него четыре уголовных дела, среди его читателей – Евгений Гришковец и Тимур Бекмамбетов, он свой среди байкеров, албанских бандитов и московской богемы. Жизнь этого крымчанина похожа на сказку о Золушке – только с не прописанными в оригинальном сюжете криминальными поворотами. Правда, крымская Золушка – накачанный кореец весом 110 килограммов, с длинными черными волосами, любопытными глазами и добродушной улыбкой. Мастер восточных единоборств, а в прошлом – вышибала на немецкой дискотеке. Цхай. Максим Цхай.

Гангстеры по-немецки
Макс – так его начинаешь называть после пятнадцати минут знакомства. Он тебе «тыкает», и ты ему в ответ. И это не кажется панибратством – просто с ним действительно так удобней. Среднего роста, косая сажень в плечах, мешковатые джинсы и побитые дорогами кроссовки. В руках электронная сигарета, бросил курить.
В 90‑е он работал специалистом по связям с общественностью в одной из крымских медицинских клиник и, если бы не любовь, вероятно, Цхай так бы и остался в родном Симферополе. Но уехал
следом за любимой женщиной в Германию. Языка не знал, а работать надо – деньги нужны. Говорит, мол, спортом занимался с юности, вот и пошел в охранную фирму, которая гарантирует порядок на танцклубах в небольшом городке на юге Германии.
«Есть и бандиты, и рэкет, и бойцы, в общем, не хуже, чем у нас в 90‑е годы, – рассказывает Максим Цхай непривычные для нас вещи о законопослушной Германии. – Только там мир честных налогоплательщиков отделен от всего этого. Но если ты воруешь у государства, крутишь „черный нал“, то будь готов к тому, что к тебе приедут крутые ребята и скажут: „Плати!“. Например, владелец ресторана, где есть не учтенные налоговой финансовые потоки, не пойдет в полицию жаловаться, что его бандиты „напрягают“ на деньги. Не потому что бандитов отмажут, нет – их посадят! Но вместе с ними сядет и сам хозяин заведения – за уклонение от уплаты налогов. Поэтому там круговая порука. Немецкий криминал – это мир вышибал, байкеров, проституток, наркоторговцев, этнических группировок и финансовых воротил. Государство закрыло на них глаза – перебьете друг друга, и хрен с вами».
Охранная контора, в которой начал работать Макс, на самом деле оказалась бандитским прикрытием дискотеки в «квартале красных фонарей». Эдакий официальный рэкет, который за деньги защищал клуб от криминальной шелупони и наездов местных бандитов.
«Я не знал, конечно. Говорили, что набирают охранников, я и работал, – улыбается Макс. – Стал потихоньку „расти“ по служебной лестнице, навел на танцхаусе порядок. В один день мне приходит письмо – типа, давай, парень, продолжай в том же духе. И подпись – Ахмед (имя изменено по просьбе Макса). Оказалось, что это главный албанский авторитет, на которого мы на самом деле работали, и который держит юг Германии под рэкетом. Через какое-то время я стал тюрштеером – начальником безопасности дискотеки. Но на самом деле мне просто надо было держать под контролем всю шелупонь и бандитов, что перли на нашу дискотеку и отфутболивать тех, что творили бузы».

Помыть полы бандитом
В то время Максим начал вести интернет-дневник. Говорит, стал выкладывать мысли в интернет от страха и одиночества. Хотел найти неравнодушных русскоговорящих людей и поделиться своими
тревогами, пускай и виртуально. Через год он стал одним из самых знаменитых русскоязычных блогеров. За день почитать о приключениях Максима, кстати, довольно «вкусно» описанных, заходили 15 (!) тысяч человек! Это средняя посещаемость сайта крупного СМИ, например, газеты.
«Дневник набрал популярность по одной причине: о чем многие мужики мечтают, я это все решил попробовать, – пожимает огромными плечами Макс. – Это не значит, что я такой крутой, просто мне повезло, судьба дала шанс. Почему именно мне выпал такой шанс – это другой вопрос. Наверное, причина в том, что я много лет жил, преследуя свой страх. Всем бывает страшно – тебе, мне, тому дяде в „Мерсе“ с охраной. Кто-то бежит от своих страхов, кто-то как страус прячет голову в песок. А я шел страху навстречу, гнался за ним. Поэтому жизнь получается довольно интересная».
Несколько раз Цхая грозилась зарезать местная братва, которой он не давал беспредельничать на дискотеке. Рассказывает, однажды пришлось повалить на пол и отметелить крутого парня, албанца, который входил в крупную этническую группировку.
«Тогда моя знакомая проститутка предупредила, мол, Длинный (кличка албанца, – „Р“) пообещал тебя убить, – вспоминает Цхай. – Потом еще один товарищ рассказал, что у албанцев была сходка, и этому, избитому мной парню не дали на ней слова: „Молчи, тобой Макс полы помыл“. Тогда он перед своими поклялся, что я долго не проживу».
В полицию шефу дискотеки звонить не полагается: это значит проявить слабость, показать, что не владеешь ситуацией и не имеешь авторитета. Заступился за крымчанина преступный «король» Ахмед, заставив соплеменника извиниться перед дискотечным вышибалой.
«А вообще за время работы на меня было четыре заявления в полицию – два об избиении, одно за порчу имущества, и еще одно за массовую драку, – перечисляет Максим. – Но ни одно не дошло до суда – сразу на них поступали ответные заявления моих друзей, которые писали, что я только разнимал драку».
В принципе, по законам криминального жанра, Цхая должны были убить, задержись он еще на несколько лет в профессии вышибалы. Сам он говорит об этом, не стесняясь. Слишком уж многим перешел дорогу. Но отправной точкой, развернувшей жизнь крымского корейца, стало письмо от российского писателя и драматурга Евгения Гришковца.
«Открываю почту, а там послание и подпись – Гришковец, – вспоминает Цхай. – Я посмеялся, подумал, кто меня может так разыгрывать? Понял, что все серьезно, когда его продюсер пригласил меня на день рождения Евгения в Москву. Оказывается, писатель читает мой дневник и ему нравится! Поехал, конечно. Очень люблю его творчество. А чуть позже мне написал Бекмамбетов, сказал, что нужно по моим запискам
писать сценарий для фильма. Интересно, мол, получится».
Сейчас Цхаю сорок лет, у него свой строительный бизнес в Германии, он достаточно обеспеченный человек. О своих «подвигах» вспоминает с улыбкой, пишет книгу и часто ездит в Москву – помогать бездомным и безнадежно больным вместе с Елизаветой Глинкой, больше известной, как «доктор Лиза» – так называется ее дневник в интернете.

Максим Цхай о мужчинах, героях и быстротечности жизни
«Мужчина отличается от мужика тем, что чему-то служит. Чему-то, кроме того, что можно сожрать или трахнуть. Каждый для себя ищет эту цель, это знамя. Кто-то тратит жизнь на понты – мышцы, крутую тачку. Но всегда найдется боец лучше тебя и машина быстрее твоей. Цель должна быть другой».

***

«Кто такой герой? Ну уж точно не я! Герой – это тот мужик, который работает на скучной, монотонной работе, каждый день терпит нудного шефа, чтобы принести домой кусок хлеба детям, потом стирает пеленки, помогает жене. Вот это – настоящий герой, но только в том случае, если он все это проделывает ради чего-то, чтобы накормить детей. А если он это делает, сам не зная зачем, то он не герой. Он дурак».

***

«Вот представь себе: ты пьешь чай, и это может быть твой последний чай, потому что вчера на дискотеке ты надавал по голове бандиту, и он обещал тебя порезать. И вот ты сидишь, пьешь чай, мешаешь его ложечкой, слышишь, как она звенит в чашке, видишь этот мир. Это лучший чай в твоей жизни. Самый вкусный. Потому что он может быть последним. И тот человек, с которым ты сейчас разговариваешь, тоже может быть последним, кого ты видишь. Я часто это чувствовал, и теперь, если мне не нравится собеседник, я ему прямо скажу: „Ты мне не нравишься. Ты лучше отойди“. Вдруг это мой последний человек, так почему я должен терпеть?».

***

«Мне кажется, что рай – это такая нарезка самых счастливых „кадров“ твоей жизни. Бывают такие моменты, это, например, когда ты любишь и узнаешь, что и женщина тебя любит. И вот, узнав это, ты летишь… Круто же? Вот рай – это самые счастливые дни твоей жизни, закольцованные так, что они повторяются снова и снова, снова и снова! И не надоедают. Потому что такое не может надоесть».

«Душа умеет только смеяться и плакать»
Тексты Максима можно прочитать в его интернет-дневнике по адресу domminik.livejournal.com. В основном, это короткие размышления о жизни. Например, вот такие:

«Я люблю детей. В ниx, лет до треx, живет только Бог и маленькая душа. Бог может все, но не xочет, а душа и вовсе умеет только смеяться и плакать.
А больше там ничего еще нет.
Потом появляется и начинает расти третья сущность – личность. Постепенно она вытеснит Бога и подавит душу. Через всю жизнь вернутся к себе не многие, а к Нему – единицы.
А я люблю детей. До треx лет – особенно.
И только поэтому я люблю людей, потому что в каждом, если его xорошо отмыть, очистить от скорлупы, отскрести, может быть даже, можно найти маленького ребеночка, который умеет только плакать и смеяться».

***

«Нельзя срываться. Нельзя истерить. Нельзя лежать, отвернувшись лицом к стене и уткнувшись носом в подушку. Надо работать. Надо заботиться о близких. Терпи, закрути гайки и подтяни пояс. В легкие времена не избалуйся, а будь готов к переменам, во времена тяжелые – веди себя так же, как и в легкие.
И будь готов в любую минуту дать отпор, приласкать, терпеть монотонность серых дней, помочь тем, кто слабее тебя, а так уж получается, что близкие твои, в каком бы положении ты сам не оказался, хоть в чем-то, но слабее тебя.
Откажись от комфорта. Откажись от уюта. И не заметь этого и пусть никто этого не заметит. Даже если нет у тебя не только сахара к чаю, но даже самого чая, пусть лицо твое будет спокойным и улыбчивым, а от одежды веет свежестью и хорошим одеколоном».

***

«Есть мир, в котором живут только совсем маленькие дети и очень большие собаки.
Дети смеются, ползая друг за другом по земному шару, а огромные собаки чутко смотрят за ними, слегка подрагивая кончиками ушей. По вечерам дети засыпают, зарывшись в гус­тую собачью шерсть. На боку одной огромной собаки их может поместиться разом по дюжине, висят, зажав в кулачки теплый мех, и сопят. Огромная собака потыкает их немного черным носом величиной с кожаное кресло и, убедившись, что все на месте, уснет сама.
Тихо поднимается и опускается большой собачий бок, космическая тишина вокруг, только иногда звучит детское покряхтывание и время от времени жаркое собачье дыхание, от которого чуть качаются звезды.
Мне кажется, так отдыхают души хороших людей, проживших жизнь.
И хранят их души собак, ведь плохих собак не бывает».

***

«Как по-настоящему дает о себе знать возраст? Не скрипом в суставе и не новой морщиной – фигня это все. Просто начинает уходить твой мир. Мир, словно город, строящийся с самого детства. Город, в котором были живые, развивающиеся улицы и переулки, они росли, менялись, но всегда были узнаваемы и родны. И вдруг… твой город начал застывать. Вот смолкли и замерли улицы Александра Абдулова и Семена Фарады. Лопнула большая витрина в городском концертном зале – Майкл Джексон замер и превратился в манекен. Вот закрылась навсегда площадь Юрия Сенкевича. Рухнул в пыль целый переулок – ушел Бредбери. А теперь стихла старая школа имени Капицы…
Когда-нибудь город наш замрет и запустеет. И дай бог нам бродить по его когда-то шумным и цветным улицам вместе со своими ровесниками. Нам будет, хотя бы, что вспомнить».

Крымские «афганцы» поддерживают «регионалов»

Вопреки политическим «ударам» Куницына
Василий Акулов
В Крыму большинство городских и районных организаций ветеранов Афганистана на выборах в Верховную раду Украины поддерживают кандидатов от Партии регионов.

Об этом на состоявшемся в Симферополе круглом столе с участием представителей ветеранских организаций заявил член правления симферопольской городской организации ветеранов Афганистана и воинов‑интернационалистов Виктор Курочка. По итогам заседания его участники приняли обращение к ветеранским организациям Крыма с призывом «ради конструктивной работы поддержать на предстоящих парламентских выборах Партию регионов, обладающую реальным влиянием на ситуацию на полуострове и в стране».
«Афганцы» собрались, чтобы отреагировать на заявление руководителя Крымской организации ветеранов Афганистана Сергея Куницына – он недавно сообщил, что ветеранское движение якобы подписало соглашение о стратегическим партнерстве с партией «УДАР». Участники круглого стола констатировали, что боевое братство ветеранов Афганистана в Крыму «стало объектом политических манипуляций». «Нам предлагают поддерживать политическую силу, лидер которой публично выступает против расширения сферы использования русского языка, героизирует Бандеру и ОУН-УПА, призывает Украину к вступлению в НАТО, что идет в разрез с политическими устремлениями крымчан», – отметили они.
Также участники круглого стола заявили, что на сегодняшний день 22 из 24 крымских организаций ветеранов Афганистана приняли решение поддержать на выборах Партию регионов.

Собственник части дома не может самостоятельно приватизировать земельный участок

Я проживаю в селе… в двухквартирном доме, который был предоставлен мне и соседу колхозом. У нас отдельные домовые книги, счетчики на свет и газ, отдельные земельные участки, которые даже не граничат. Я хочу приватизировать свой земельный участок, но в земельном отделе, ссылаясь на ст. 89 ЗКУ (Земельный кодекс Украины) ответили, что земельный участок для обслуживания нашего дома может быть оформлен лишь в совместную собственность. Однако проблема в том, что сосед отказывается от оформления земли. Поясните:
1. Могу ли я оформить свою часть земельного участка без соседа?
2. Если нет, то кто может обязать его оформить земельный участок?

И. Иванов

В соответствии с законодательством, при бесплатной приватизации земли земельный участок предоставляется для обслуживания целого жилого дома, независимо от количества его совладельцев.
Если дом поделен на отдельные домовладения, приватизация земельного участка осуществляется отдельно для каждого. При этом, отдельное домовладение должно иметь и отдельный адрес, например, ул. Садовая, 5 и ул. Садовая, 5 а.
Если адрес один, а дом разделен на квартиры, то земельный участок предоставляется в общую совместную или частичную собственность. Отдельно приватизировать часть земельного участка собственникам квартиры нельзя.
Если совладелец дома не соглашается на приватизацию земельного участка, то при определенных условиях (капитальная стена между частями дома и т. д.) и наличии выводов БТИ о возможности выделения части дома в отдельное домовладение, вы можете обратиться в местный совет с ходатайством о присвоении своей части дома отдельного адреса. После этого можно будет поднимать вопрос о приватизации земельного участка уже как для отдельного дома.

Бизнес на сострадании

Кирилл Железнов
«Подайте на операцию», – знакомая фраза? А рядом обычно фото грустного мальчика или девочки, выставленные напоказ грязные бинты, пластиковая коробка для сбора мелочи и согбенная фигура просящего. Люди, которые просят у нас деньги на медицинскую помощь – кто они? Действительно страждущие или хладнокровные мошенники? «Республика» решила выяснить.

Упаси бог, этой публикацией мы не хотим обидеть тех, кто вынужден просить помощи у посторонних. Но вопрос остается открытым: сколько среди них «настоящих», действительно нуждающихся в помощи? Чтобы выяснить это, «Республика» провела эксперимент: мы предлагали людям с призывающими о помощи табличками бесплатно поместить на страницах газеты объявление с рассказом о своей беде и просьбой о помощи. От них требовалось только одно: показать медицинские справки и документы о том, что им или их родственникам действительно требуются деньги на лечение или операцию.

«Ты лучше себе помоги!»
В пробках нервно гудят маршрутки – час пик, водители спешат сделать побольше рейсов. На ступеньках площади Советской, нарушая всеобщее броуновское движение, читает газету пожилая женщина. Правая рука перемотана старым тряпьем, в левой держит газету, у ног – пластиковая хрустящая коробочка из-под печенья, наполовину заполненная мелкими банкнотами. «На лечение», – поясняет табличка.
«Ой, не надо, не надо мне помощи, – как-то слишком резво вскакивает бабуля, даже не поморщившись, опирается на перемотанную руку. – Я сама, сама соберу, и документов у меня нет. Поищите других».
На просьбу хоть показать, что с рукой, старушка срывается с места, подхватывая баночку с деньгами и засаленную подушечку, на которой сидела. По пути к остановке срывает с головы цветастый платочек и… старые тряпки-бинты. Театр кончен. Зрители – на выход. Хотя, конечно, деньги этой женщине действительно нужны. Скорее всего – на хлеб. Может, на водку. Но точно не на лечение.
«А ты че, не понимаешь, почему такая табличка, – разобиделся на меня лысеющий мужик на Куйбышевском рынке, которому требовалась какая-то „сложная операция“. – Дают больше. Я тут нормально зарабатываю – ты лучше себе помоги».
Ситуация повторилась еще несколько раз – люди, которым нужна была наша общая помощь, которые тянули руку за каждой гривной, да что там гривной – за каждой монеткой, вставали и уходили, как только заходил разговор о медицинских справках. Кто-то ругался, кто-то пускался в объяснения. Но в итоге – отказывались.
Хотя могли бы ведь напечатать объявление в газете – обратиться к десяткам тысяч наших подписчиков. Попросить помощи. Только вот на что? И какие документы, справки показывать? Наверное, эти вопросы ставили в тупик «бедствующих».
«Нет у меня документов, – честно признался неплохо одетый мужчина в переходе на Центральном рынке. – Собираю на операцию в Германии, с глазами проблема».
Он снял солнцезащитные очки, и я убедился: глаза больные. Это был единственный человек, который показал нам свое увечье.

Как мы почти нашли честного человека
Есть! Наконец-то нашли! С печатью горя и боли на лице, застыв на низеньком стульчике на крыльце ЦУМа, сидит мужчина лет сорока, коротко стриженный, в опрятной рубашке, недорогих, но начищенных до блеска туфлях.
«Дочери надо на операцию, на глазках, – говорит он, не отрывая взгляда от асфальта и, кажется, даже краснея – неловко человеку побираться. – Часть уже собрали».
На пластиковой коробке короткая подпись: «ПОМОГИТЕ собрать 35 тыс. грн. дочери на операцию». Чуть ниже – цветное фото милой девочки с ровно подстриженной челочкой и по-детски пухлыми щеками. Взгляд отца – грустный, смертельно уставший. Понятное дело, что документов у него с собой нет, но это не беда – мы обмениваемся номерами мобильных телефонов, Андрей с благодарностью смотрит на меня. А я – доволен тем, что смогу помочь человеку в беде.
«Двадцать восемь тысяч есть, осталось семь, – рассказывает доведенный до отчаяния отец. – Если вы нам поможете – будем очень признательны! Давайте созвонимся и обязательно встретимся!».
А потом… Андрей не выходил на связь несколько дней.
«Может, ты обманулся», – аккуратно предположил редактор на планерке.
«Нет, у этого человека точно настоящее горе, – упорствовал я. – Ну или это мега-актер голливудского масштаба. Посмотрим – скоро перезвонит».
Гоняться за Андреем нам пришлось несколько недель, из-за чего выход этой статьи не раз переносился: то заботливый отец был за пределами Крыма, то не мог с нами встретиться, а, в конце концов, просто перестал брать трубку. Когда мы позвонили с другого номера, на удивление, Андрей ответил сразу, вспомнил и даже выслушал наше очередное предложение показать документы, а в ответ получить помощь газеты.
«Встретиться? Сейчас, сейчас», – послышалось в трубке, а следом – короткие гудки.
Вот такая странная ситуация: отец тратит целые дни, собирая по гривне у прохожих, но не находит времени, чтобы попросить о помощи со страниц популярного еженедельника. Мы не будем уличать Андрея – ситуации в жизни бывают разные. Выводы делайте сами.

Итого:
Предоставить хоть какие-то документы мы просили пятерых якобы попавших в беду крымчан. Ни один из них не согласился… Что тут добавить? Если вы хотите отдать свои деньги на благое дело, лучше отнесите их в детский дом или потрудитесь хотя бы спросить у стоящего с протянутой рукой медицинскую справку. Я теперь так и буду делать.

Эдуард Багиров, председатель «Международной лиги защиты прав граждан Украины»:
«Это очень больная тема для Украины, ведь на самом деле из тех, что выходят на паперть, действительно страждущих и нуждающихся не больше 10%! Остальные – это часть хорошо организованной мафии, которая зарабатывает десятки миллионов.
А вообще, с юридической точки зрения, если человек просит на лечение, играя на сострадании, злоупотребляя доверием, но на самом деле не нуждается в этом лечении, то это мошенничество. Получается, он завладевает чужими деньгами обманным путем, а это уголовная ответственность – до трех лет лишения свободы!
Конечно, можно попросить у человека документы, медицинские справки, но вас могут обмануть, предъявив поддельные бумаги. Поэтому, если вы хотите помочь людям, лучше жертвовать деньги детским домам, домам престарелых или благотворительным организациям».