Стать шоколадным за один день – это реально!

…нужно только правильно использовать способность организма к восстановлению, считает Голтис, специалист по оздоровлению и выживанию в экстремальных условиях
Андрей Зотов
О правильном бронзовом цвете кожи мечтают многие, но получается не у всех. Одни в первый же день на пляже приобретают цвет вареных раков, другие слишком активно пользуются защитными кремами или лежат в тени – и в итоге возвращаются с отдыха бледными. Владимир Вукста – украинский путешественник и эксперт по выживанию в экстремальных условиях, более известный под псевдонимом Голтис – предлагает читателям «Республики» подойти к загару серьезно – и воспользоваться его уникальным методом.

Читать далее «Стать шоколадным за один день – это реально!»

Кличко дружит с олигархом, укравшим пляж в Алупке?


Скандальный миллионер Олег Геншафт уверяет, что не будет просить заступничества у своего влиятельного знакомого
Глеб Масловский
Сейчас проход к скандальному пляжу возле Зеленого мыса в Алупке открыт. В прошлый четверг металлический забор, которым перегородили спуск к морю, в десятый раз снесли местные власти. Чтобы отремонтировать его было сложнее, металлические решетки вывезли. Но человек, который незаконно застроил часть берега в Алупке, уверяет – забор по­явится снова. Участок с выходом к морю отгородил мультимиллионер Олег Геншафт – львовский олигарх с американским гражданством. «Откусить» кусочек от Южного берега пробовали многие. Но так нагло, как этот бизнесмен, себя не вел, пожалуй, никто. Поговаривают, что у Геншафта неплохая политическая «крыша». Его близкий друг – лидер партии УДАР Виталий Кличко.

Читать далее «Кличко дружит с олигархом, укравшим пляж в Алупке?»

Снесли по собственному желанию


Мария Макеева
фото: Юрий Лашов
Ждали шума, а получилось спокойно и по-деловому: в поселке Солнечногорское владельцы незаконно построенных кафе добровольно взялись за «болгарки» и разобрали свои постройки, возведенные на берегу моря больше десяти лет назад.

Оккупированный пляж
Зимнее утро, село Солнечногорское между Алуштой и Судаком. Мы стоим рядом с «Южной ночью» – эта забегаловка в самом центре села еще прошлым летом привечала туристов шашлыком и деликатесами восточной кухни. Из динамиков до поздней ночи неслось: «Ослепили меня глазки, черные глаза». Открытая площадка не могла вместить всех желающих, и хозяева вынесли столики на пляж. Вскоре на незаконно оттяпанной территории появились лежаки. Так, сантиметр за сантиметром, владельцы кафе заняли часть пляжа. Сегодня, 25 февраля, по решению суда кафе будут сносить.
«Вы бы летом сюда приехали, посмотрели на это безобразие, – жалуется жительница Солнечногорского Раиса Корнилова. – Кафешные шезлонги и столики стоят прямо на пляже, тут же шашлыки жарят. Ни утром нельзя пройти на пляж, ни вечером».
«Из-за этих шалманов набережной в поселке нет – весь вид на море закрыт! Пляжа с удобствами, туалетами, раздевалками нет! – включается в разговор Валентина Кузьменко – подруга Раисы Корниловой. – Как можно в грязи жить и мечтать, чтобы люди сюда приехали? Нормальный человек приехал, посмотрел, взял чемодан, развернулся и ходу отсюда!»
Увидев рядом с «Южной ночью» журналистов, местные жители собирают стихийный митинг, жалуются на проблемы с застройщиками. Но беспокойство разделяют не все.
«Они не создают никаких помех, – вступается за владельцев кафешек житель Солнечногорсокго Вячеслав Чугунов. – Они удобства создают! Если хозяин хороший, то и в заведении аккуратненько все, чистота. Зачем их сносить? Узаконить нужно».
Но его предложение тонет в море голосов. Жители поселка утверждают: вопросами комфорта и чистоты владельцы незаконных забегаловок обеспокоены в последнюю очередь: зачем напрягаться, если клиенты и так «делают кассу»?
«Мое детство здесь прошло, я помню, как все это было прекрасно: вид был чудесный, море не загаженное. А сейчас к морю пройти невозможно – только по узенькой лесенке между барами», – возмущается местная жительница Любовь Владимировна.
Действительно, немногочисленные проходы к морю зажаты между барами и кафе, которыми буквально усеяна прибрежная полоса. Если на пляже что-нибудь случится, туда не сможет проехать ни «скорая», ни машины спасателей.

Строили без документов, снесли – по решению суда
Чем больше в Солнечногорском строили прибрежных забегаловок, тем меньше оставалось мест для купания. Местные жители не раз жаловались в местный совет, дошли до правительства Крыма – и вот, похоже, дело сдвинулось с мертвой точки. К лету, обещают сельские власти, от незаконных строений не останется и следа, проход к морю будет свободен. Хозяйственный суд Крыма удовлетворил иск Малореченского сельского совета, на территории которого находится Солнечногорское, и постановил снести незаконные постройки.
«Пока решения о демонтаже приняли по шести объектам: два в Солнечногорском и четыре в Рыбачьем», – говорит Михаил Лысенко, председатель инспекции по благоустройству, директор коммунального предприятия «Малореченское».
Сельсовет планирует полностью освободить прибрежную зону и уже сейчас решает, что появится на месте демонтированных баров и кафе. «Здесь будут магазины или пункты проката пляжного инвентаря, – делится планами председатель Малореченского сельсовета Сергей Трачук. – Хотим заказать проектной организации проект набережной, чтобы здесь был и пешеходный переход, и место для парковки. У набережной должен быть единый архитектурный стиль, достойный вид, а этот ужас должен уйти в прошлое».
Чтобы демонтировать кафе в Солнечногорском, не пришлось даже применять технику, как было в начале февраля в Ялте. Напомню, тогда владельцы незаконных заборов, преграждавших проход к морю, отказались добровольно освободить территорию, премьер-министр Крыма Анатолий Могилев лично сел за руль бульдозера и снес один из заборов. На этот раз владельцы решили разобрать постройки самостоятельно.
Пока беседуем с сельским головой к «Южной ночи» подходят рабочие. Лениво подрезают «болгарками» железные опоры, на которых летом держится временная крыша. Одновременно неподалеку экскаватор подкапывает вбитые в песок столбы возле второй забегаловки, рабочие сбивают ломами с крыши шифер. В считанные минуты кровля превращается в груду мусора. За демонтажем наблюдают представители исполнительной службы, которые приехали, чтобы на месте проконтролировать, как выполняется решение суда. Признаются, увиденное их удивило.
«Можно констатировать, что работа Совета министров совместно с органами исполнительной госслужбы оказалась результативной: граждане впервые добровольно исполняют решение суда и сами сносят свои постройки. Такого в Крыму еще не было», – отмечает начальник управления Государственной исполнительной службы Крыма Александр Ященко.
По данным исполнительного ведомства, исполнения ждут еще 200 судебных решений о принудительном сносе незаконных построек и освобождении незаконно занятой земли. Большая часть самостроев находится на Южнобережье – от Ялты до Судака, а также в Симферопольском и Бахчисарайском районах.

Компетентно
Александр Чабанов, глава Республиканского комитета Крыма по земельным ресурсам:

«За последние три года суды приняли решения о возврате более тысячи гектаров земли, незаконно занятой различными предпринимателями. А ведь если не оформлен договор аренды земли, значит бюджет недополучает средства от такого бизнеса. Соответственно поселки не развиваются, поэтому и возмущаются местные жители. Нарушения накапливались много лет, годами, больше всего их было в прибрежных регионах, но Совет министров под руководством Анатолия Могилева активно с этим борется – и результаты есть».

Все пляжи Ялты – бесплатные!


В курортной столице Украины освободили от металлических заборов еще четыре пляжа
Андрей Зотов
фото: Арвидас Шеметас
Ялта в межсезонье прекрасна. Здесь нет летней кутерьмы, десятков тысяч отдыхающих и духоты. На небе ни облачка, воздух прогрелся до 18 градусов, солнце напекает голову и играет на поверхности моря. В такие моменты особенно обидно, что побережье курортной столицы Украины хаотично застраивается, а часть пляжей до сих пор закрыта заборами от людей. Но таким незаконным сооружениям в Крыму объявлена война. Во вторник удалось освободить еще 250 метров ялтинского побережья.

Премьер за рулем бульдозера
Один такой закрытый пляж несколько лет находился по соседству с пансионатом «Артист» в Массандре. Раньше он принадлежал институту имени Сеченова. Прибрежную полосу несколько лет назад в аренду у противооползневого управления взяла фирма «МАС». Предприниматели оградили участок пляжа кованым забором. «Нам, простым жителям Ялты, вход сюда был запрещен, – вспоминает Елена Дубова, которая живет по соседству с 1935 года. – Только за проход к морю брали 20–25 гривен с человека. Представьте – ко мне внуки приехали, а я не могу себе позволить их на море сводить!» Так и смотрели люди на море через решетку забора. Хотя в конце 2012 года срок договора аренды закончился, убирать свой забор фирма «МАС» не стала. Горисполком предупредил бизнесменов, что объект стоит незаконно и дал месяц на его демонтаж. Срок ультиматума завершился 30 января, а забор остался на месте. Рано утром 5 февраля к нему подъехал бульдозер. Затем рядом появились коммунальщики, правоохранители, журналисты. Наконец, к злосчастному забору подъехал крымский премьер Анатолий Могилев. «Права на вождение трактора у меня есть», – с улыбкой сказал он и заскочил в кабину бульдозера. Махина заурчала, запыхтела и через несколько секунд ворота, закрывающие проход к морю, оказались на земле. «Я так показал всем, как правительство Крыма будет бороться с незаконными стройками и самозахватами, – объяснил журналистам премьер, выйдя из кабины бульдозера. – Предупреждаю всех – лучше уберите заборы сами. Потому что сносом незаконных строений дело не закончится. Наказание понесут чиновники, незаконно выделившие землю, правоохранители, которые не заметили и не пресекли стройку. Работы у нас много. По каждому факту строительства будем проводить проверки. Скорее всего, потратим на это не один год. Но обещаю: прибрежные города и поселки Крыма будут свободными от самозахватов и самостроев. Я лично каждый не снесу, но трактористов у нас достаточно».

Курортный сезон – без платных пляжей
Также в этот день открыли проход еще к трем пляжам. Их перегородили фирмы «Соляриус», «Барс‑2000» и «Бегущая по волнам». Владельцы последней свой забор снесли сами – после предупреждения властей. «Бизнесмены понимают, что шутки закончились, – говорит министр курортов и туризма Крыма Александр Лиев. – По нашему требованию заборы у моря демонтировали 22 фирмы, которые их незаконно установили. Сейчас в Крыму 337 бесплатных пляжей – считая те четыре, которые мы освободили сегодня. А пару лет назад бесплатных пляжей было чуть больше 70. Бывает, мы освобождаем, а через некоторое время строят заново. Пусть строят – снова снесем под корень. Терпения у нас все равно больше». Правительство всерьез намерено продолжить освобождать берег от заборов. Закрытыми для посещения уже к лету останутся лишь специализированные пляжи: для детей, инвалидов или лечебных учреждений. У входа на пляж, который освободили от забора ООО «МАС», повесили табличку: «Вход бесплатный». «Кто снимет эту табличку – будет иметь дело со мной», – подытожил председатель Совмина Анатолий Могилев.
В общем, летом смело можно ехать на море в Ялту. Платных пляжей в этом городе больше нет.

Мы знаем, где вы делали это


Секс на АЭС, в поезде и на пляже
Крымчане от 20-ти до 70-ти рассказывают, в каких необычных местах их настигала страсть

Мария Макеева
То, что сто лет назад считалось развратом, теперь в порядке вешей, а еще век спустя, наверное, будет старомодным и пуританским. Около трети американских подростков лишаются девственности в автомобиле, а чаще всего сексом в необычных местах занимаются австралийцы – так говорит статистика. Впрочем, крымчане не отстают. «Республика» спросила своих читателей в социальных сетях о нетрадиционных местах для интима и получила такие результаты: из полутора тысяч ответивших 837 человек занимались сексом в университете, 554 – в поезде. На третьей позиции – лес, хотя лоно природы для любовных утех выбрали всего 26 человек. Рассказать подробности о своих ощущениях от секса в непривычных местах согласились 11 крымчан разного возраста.

Как это делалось в СССР
В 1960‑е и 70‑е противозачаточные таблетки доставали по блату, а «изделие № 2» (так в советскую эпоху назывались презервативы) было таким суровым, что большинство пар по настоянию мужчин обходились без него. Но главной проблемой был поиск места для любовных утех. Одни старались успеть, пока родители в гостях, других выручали друзья, готовые освободить свою квартиру, третьих спасали туристические походы и… подъезды. Один наш собеседник признался, что занимался сексом, стоя в ночном подъезде: «Привести девушку домой не мог, а близости хотелось. Прятались за почтовыми ящиками, вздрагивали при малейшем шорохе». Квартирный вопрос портил интимные отношения и женатым парам, уже имеющим детей. Проблему решали, выгоняя отпрысков на прогулку или отправляя их на выходные к бабушкам-дедушкам.

«Под одеялом на ощупь»
Тамара Витальевна, пенсионерка, 70 лет
. «Вам повезло, вы можете получать от этого удовольствие. В наше время такой роскоши не было. После свадьбы мы поселились у родителей мужа. Нам выделили комнату, в которой кроме нас жил еще младший брат мужа (у него была еще и сестра, она делила комнату с родителями). Любовью занимались только под одеялом, практически на ощупь. Старались все сделать быстро и бесшумно, чтобы никого не разбудить. Но, наверное, удавалось с трудом, потому что каждый раз, когда это происходило, свекровь за стеной начинала кашлять или с шумом ходить по комнате».

«Позволяла мужу, только чтобы отстал»
Раиса Ивановна, повар, 59 лет.
«Секс для нас был не главным. Как объяснить? Нас воспитывали, что главное – чувства, духовное общение. А все остальное второстепенно. Я к этому так и относилась. О том, что от секса можно получать удовольствие, узнала после смерти мужа, когда появился молодой ухажер. А раньше воспринимала его как необходимость. Позволяла мужу, чтобы отстал. Оральный секс считался верхом разврата. Мы вообще жили иначе. Я знала пару, в которой девушка на свидании не решилась попросить своего молодого человека надеть презерватив – боялась, что он из-за такой осведомленности примет ее за проститутку».

«В ответ на предложение орального секса меня назвали развратником»
Виталий Сергеевич, инженер, 56 лет.
«Моя молодость пришлась на конец семидесятых. Помню, как доставал через фарцовщиков индийские презервативы. Наши были „дубовыми“. Не знал толком, как ими пользоваться. Думал, что перед использованием презерватив нужно надуть. Что и сделал при первой возможности. Оконфузился перед девушкой. Хотя не уверен, что она это поняла. Проблема с местом была, конечно, но вполне решаема – выезжали на природу. Комфорта мало, зато была возможность уединиться. В институте я ухаживал за барышней из приличной семьи. Романтичная такая девочка, все время с книгой. Кино, цветы, литературные вечера. Но молодость брала свое, хотелось большего. С друзьями разработали план: идем на несколько дней в поход, там и должно все случиться. Девочку уговаривали очень долго, пришлось даже познакомиться с родителями. Впечатление я, видимо, произвел, потому что в поход она с нами все-таки пошла. Но когда дело дошло до близости, она сообщила, что до свадьбы интима не будет. Отступать не хотелось, предложил ей заняться оральным сексом (к тому времени я уже был подкованный парень, прочитал от и до «Камасутру», которая ходила в университете по рукам). Девушка шарахнулась от меня, как черт от ладана, стала кричать, что она не какая-то там распутная девка, обозвала развратником. Больше мы с ней не общались».

«Застукали в лифте – пришлось уволиться»
Елена Павловна, товаровед, 63 года.
«Мы этим занималась дома – было отдельное жилье. А вот на нашем заводе парочку застукали в лифте. Скандал жуткий. Обоим пришлось уволиться. Но я не осуждаю. Дело молодое. Многие тогда мыкались по квартирам друзей – в гостиницу и то нельзя было пойти, если не расписаны. Выкручивались, как могли, взятки давали».

Новое время: секс-экстрим ради острых ощущений
Секс в необычных местах никуда не делся. Но если для старшего поколения смекалка в решении квартирного вопроса была продиктована необходимостью, то выросшие в девяностые и «нулевые» проявляют фантазию из желания разнообразить свою сексуальную жизнь. «Республика» выслушала несколько откровенных историй. Любопытно, кстати, что пикантными подробностями охотнее делились женщины.

«Рыбаки стали нам кричать, подбадривать…»
Варвара, дизайнер, 33 года.
«О, мне есть, что вспомнить. Так что пользуйтесь моей памятью и распущенностью на здоровье! Решили мы с мужем позагорать голышом на диком пляже. Мне тогда лет 20 было. Отправились на мыс Мартьян. Красиво так все, солнышко печет, водичка плещет. Мы молодые, подтянутые. Поцелуями дело не ограничилось. И тут в разгар процесса мимо проплывает лодка с рыбаками. Они давай кричать, нас подбадривать. Я, конечно, засмущалась, а муж, к его мужской чести, не упал духом. Дело свое мы закончили. Правда, не знаю, понравилось ли мужу ерзать на камнях, – я‑то сверху была.
Еще случай. После спортивных соревнований, которые проводили в лесу, решили с молодым человеком остаться на природе еще на денек. Проснулись утром и плавно начали. Палатка трясется, в ней душно страшно, пот ну просто ручьями течет (лето, жара). Когда закончили и я вылезла, чтоб сразу окунуться в прохладное озеро, то сразу назад попятилась: пока мы были заняты, вокруг народ собрался, палаток понаставили, машины, в озере чьи-то дети плещутся. И весь этот народ на нас ТАК смотрел. А мы только улыбались: „Сексом надо заниматься так, чтобы потом даже соседи выходили покурить!“
И третий эпизод. Автобус Симферополь-Ялта. Зима. Два часа дороги. Темнеет рано. Мы молодые, влюбленные… Сначала за ручки держались, потом целовались, потом стало все равно. Но тайком, чтоб народ не особо смущать. Хорошо, что автобус был старенький, гудел сильно, слышимость слабая была. Потом, когда вышли, обнаружила, что кольцо потеряла. Но не жалко. И еще: сидя, джинсы застегивать очень неудобно!»

«В туалете нас поймала уборщица»
Алексей, учитель русского языка, 27 лет
. «Где только не приходилось заниматься сексом. Например, в общаге. В это время рядом, на соседней койке, спала соседка моей возлюбленной. Хотя вряд ли мы ей дали поспать. Еще в туалете. Дважды. Первый раз дело было на филфаке, вечером. На пике процесса заявилась уборщица. Пыталась выгнать, пристыдить, но, сами понимаете, нам не до нее было. Вторая „туалетная“ страсть случилась, когда пили у друга. Компания собралась хорошая. Мне 18, я чертовски привлекателен. Пошел в туалет, а следом за мной вдруг заходит девушка и закрывает дверь на щеколду. Гормоны, страсть. Словом, усадил ее сверху… Когда хочется, все удобно, все хорошо».

«Над нами кружили орлы, а от его одежды пахло шашлыком»
Алена, художник, 24 года.
«Как-то с компанией поехали на пикник в Крымский заповедник. Жарили шашлыки, пили вино, веселились. Мне было девятнадцать. За мной ухаживал мужчина намного меня старше. Предложил прогуляться. Поднялись в гору. Помню, там стояла кормушка для оленей. На ней все и произошло. Над нами кружили орлы. Только мне было совсем не до романтики. Я боялась, что вот-вот поднимутся сюда друзья и нас застукают. На самом деле приятного мало: ноябрь, на листьях иней. От его одежды пахло шашлыком. Ощущение такое, будто занимаешься любовью с куском мяса. Мы не раздевались полностью, потому что стояла стужа, ворот свитера постоянно наползал на глаза, еще кормушка впивалась в спину. Хотелось, чтобы все поскорее закончилось».

«Решили попробовать в туалете поезда»
Стас, журналист, 30 лет.
«Всякое было, конечно. Например, в поезде на Ивано-Франковск. Плацкарт. Туалет. Антисанитария. Не­удобства. Но мы с подругой решили поэкспериментировать ради остроты ощущений. Конечно, в теплой постельке удобнее, но как эксперимент было интересно. В дверь постоянно стучали, поэтому все проходило интенсивно. Повторять не хочу».

«С перепугу я штаны наизнанку напялила…»
Татьяна, менеджер, 29 лет.
«Таких историй у меня много… С чего начать? Ну, был у меня случай в ранней молодости. Мне было то ли 16, то ли 17, парень на два года старше. Дома у каждого родители, а на дворе весна, гормоны и все такое. В районе, где я живу, есть школа, а за ней – небольшой военный городок. Ну, мы вечерком туда и отправились. Сумерки… Подстелили куртку. В общем, все происходило сидя. Ощущения? Адреналин, страх, кайф от осознания того, что могут застукать. Собственно, почти застукали. Только все кончилось, я еще, пардон, без труселей, бриджи валяются рядом, вдруг слышим, за углом гравий шуршит. Вскакиваю, с армейской скоростью натягиваю бриджи, трусы ногой отшвыриваю… Парень у меня крупный, прикрыл меня собой. Стоим, с трудом сдерживаем смех. Оказалось, пришла семейная пара – выгуливать собак. Мы молчим. Парень судорожно пытается вправить вывернутые карманы моих штанов. Пыжится, пыжится, а ничего не выходит. Я смотрю – с перепуга бриджи наизнанку напялила! Пришлось искать место, чтобы переодеться.
Еще в туалете общественном было, в парке Гагарина. Там работало кафе, за ним – „М‑Ж“. Тоже припекло, да и выпили немало. По-дурацки, конечно, получилось. Люди стучали в кабинку, а тут еще и мама позвонила. Я в процессе, плюс с мамой разговариваю, а в дверь какая-то тетка ломится… Когда вышли, очередь нас чуть не съела!
В поезде еще… На верхней полке. Тогда парень прямо посреди процесса исчез! Я офигела! Оказалось, поезд затормозил, и он вниз навернулся».

«Под нами колыхалось море людей»
Екатерина, журналист, 35 лет.
«По-настоящему экстремальный секс в моей жизни был только один раз. На недостроенной АЭС. В 1997 году поехали с подругой на фестиваль „Казантип“. Он тогда проходил в Щелкино. Познакомились с классными парнями из Москвы. Вместе поехали на дискотеку, которую тогда проводили на атомной станции. Я была навеселе, молодой человек тоже. Дело молодое. Все случилось прямо на дискотеке. Поднялись по железной лестнице на второй этаж, там такие сваи были металлические, прислонились к одной из них. Рядом целовалась какая-то парочка, дальше – еще кто-то совокуплялся. Такой себе сексодром. Под ногами громыхал танцпол, колыхалось море людей. Стеснения не было, удовольствия, кстати, тоже. Глаза слепил луч прожектора, и еще я постоянно билась головой о какую-то железку».

«В вагоне были люди – это добавляло остроты…»
Артем, студент, 20 лет.
«Ехали как-то с подругой в предновогодней электричке. Сидели возле дверей на узенькой лавочке. Приспичило. Девушка была не против. Посадил ее сверху и незаметно для всех… Люди в вагоне были, хотя и немного. Это добавляло остроты ощущений».