Стихийные скотомогильники: кто ответит?

Куча из двух сотен коровьих голов разлагается в трех километрах от Симферополя. Ветеринарная служба и Рескомприроды пытаются выяснить, кто вывалил в поле зловонный мусор
Глеб Масловский
Житель Белогорского района Александр давно планировал обойти Симферополь по периметру. «Решили с другом устроить суточный „забег“ вокруг города, посмотреть новую объездную дорогу на Севастополь. С трассы на Николаевку свернули влево, прошли пару километров и… попали на стихийную свалку. Чуть дальше по полю были разбросаны кости животных, и лежала груда коровьих голов. Было видно, что они валяются там давно», – вспоминает Саша. Смрад стоял такой, что прошибало до слез. Эффект усиливало палящее солнце и рой мух.

Возмущенный Александр позвонил в редакцию «Республики». Молодой человек в шоке: и свалка, и останки домашних животных находятся всего в пяти километрах от Симферополя. «Представьте: прошел дождь, все ушло в поч­ву, в воду, а потом люди эту воду пьют!»

Загаженное поле
Скопище отходов животноводства находится на территории Симферопольского района. «Республика» связалась с руководителем районной администрации Владимиром Живицей, и он предложил проинспектировать захламленную территорию вместе с начальником районного управления ветеринарной медицины Константином Быком.
Найти место, о котором рассказывал Александр, оказалось несложно: по запаху и полчищу мух. Особый колорит добавляет стихийная свалка обычного мусора – он ровным слоем покрывает кусок поля и лесополосы возле навозохранилища птицефабрики «Южная».
Отбиваясь от назойливых мух, ветеринар осматривает останки животных. В груду свалены сотни коровьих и телячьих голов. Черепа даже не присыпаны землей. Некоторые чуть обуглены – видимо, тот, кто привез сюда эту кучу, попытался ее сжечь. Ближайший мясокомбинат находится в поселке Дубки, но там, по словам Константина Петровича, коров не забивают. «По-видимому, это выбросили частные лица, перекупщики, которые торгуют мясом на рынках и забивают животных во дворах», – говорит ветеринар. Что же, проверим соседние поселки – может быть, головы привозят оттуда?
Жизнь на свалке
В двух-трех километрах от свалки биологического мусора находятся два поселка: Дубки и Молочное. В жаркую погоду жители Дубков стараются без крайней надобности на улицу не выходить. И дело вовсе не в солнечном зное – просто горячий ветер приносит в поселок запах разлагающихся отходов. Им пропитаны стены домов, деревья. Кажется, он въелся даже в дорожную пыль. Жители села рассказывают: живут в таком аду почти 15 лет. Сейчас ветер дует в сторону стихийной свалки – значит, можно прогуляться по улице. Эльмира пользуется моментом и выпускает во двор трехлетнюю внучку – подышать воздухом. «Мусор из Симферополя сюда возят уже давно, а несколько лет назад повадились еще и кости вываливать, – жалуется Эльмира. – Сходите в нашу лесополосу: там то ли свалка, то ли разрытое кладбище: кругом кости вперемешку с мусором. Летом вонь невыносимая. Там где-то бойня есть, – машет она рукой куда-то вдаль, – и эти отходы привозят сюда. Ночью, чтобы никто не видел».
Сосед Эльмиры Мемет признается, что жители Дубков давно мечтают поймать и наказать вредителей, которые вываливают за селом мусор и коровьи черепа. Даже засады устраивали. Однажды удалось перехватить машину, которая везла на стихийную свалку мусор из Симферополя. Водитель отделался тумаками и легким испугом, но теперь машины с мусором и биологическими отходами объезжают Дубки стороной. «Сейчас возят, в основном, со стороны Молочного – там люди не активные, молчат!» – рассказывает Мемет.
К слову, официальная свалка находится в Новозбурьевке, всего в трех километрах от Молочного. Чтобы высыпать там, к примеру, КАМАЗ мусора, нужно заплатить всего 50 гривен. Неужели природу загаживают, чтобы сэкономить «полтинник»?
Ближайшая к свалке бойня находится в селе Молочное. Пас­тух Анатолий, согласившийся показать путь, недоумевает: зачем неизвестные скотовладельцы выбрасывают коровьи головы? «На рынке голову можно продать за 150 гривен. Да и в колбасных цехах сейчас в дело все идет: уже и кости, и шкуру стали перерабатывать. Это, наверное, что-то подпольное, воровское, – размышляет пастух. – Может, где-то работает ферма, а налоги платить не хотят – вот и выбрасывают головы, чтобы нельзя было посчитать, сколько они коров забивают».
Угрюмые хозяева бойни неохотно отвечают на вопросы: коров здесь давно не забивают, а о свалке костей даже не слышали. «Бойня как работает? Забили скотину, ее забрали и отвезли на рынок, и все», – поясняют хозяева.
Зловонная экономия
Такие свалки в Крыму не редкость. Яркий пример – скотомогильник, найденный месяц назад в Джанкойском районе. Туши баранов валялись в двадцати метрах от канала, по которому вода идет на рисовые поля. Тогда усилиями общественности и журналистов, которые обратили внимание на проблему, свалку ликвидировали. Но проблема останков домашнего скота остается актуальной. «В Крыму сейчас нет ни одного госпредприятия по утилизации костных останков», – объясняет Анастасия Лисовская-Чудинович, заместитель начальника крымского управления ветмедицины.
Крупные производители мяса и колбасы обычно решают вопрос цивилизованно: заключают договор с частными предприятиями, которые сжигают кости животных в специальных печах. Частники, торгующие мясом на рынках, предпочитают не заморачиваться и выбирают самый простой способ: сваливают останки в лесу или на поляне недалеко от города.

«Если найдем – накажем!»
«Неконтролируемые свалки трупов животных – это реальная угроза для здоровья: они могут стать рассадником серьезных заболеваний: бешенства, бруцеллеза и даже сибирской язвы», – говорит ученый-эколог профессор Виктор Тарасенко, председатель общественной организации «Экология и мир».
Найти и, тем более, наказать нарушителей практически невозможно – разве что если поймать с поличным. Да и мизерный штраф – от 115 до 285 гривен – никого не испугает. В результате ветеринары и СЭС занимаются только ликвидацией скотомогильников. В управлении ветеринарной медицины Симферопольского района обещают: выпишут голове местного Перовского сельсовета предписание убрать стихийную свалку коровьих голов, а о результатах отчитаются. «Останки нужно продезинфицировать: засыпать хлоркой, закопать и поставить знак, что под землей – могильник, а мусор вывезти», – отмечает Константин Бык.
Принять меры обещают и в Республиканском комитете по охране окружающей среды. «Мы направим туда специалистов, они уточнят детали, проведем опрос местных жителей, привлечем МВД. Если сможем установить виновных – накажем!», – говорит Александр Гордецкий, первый заместитель председателя рескома.
По результатам проведенных проверок к делу может подключиться прокуратура. «Для начала, нужно установить вред, который эта свалка наносит людям и окружающей среде. На основании выведенного ущерба прокуратура примет решение: заводить уголовное дело или нет», – объясняет Наталья Поклонская, прокурор Симферопольской межрайонной природоохранной прокуратуры. «Республика» будет следить за развитием событий.