Собаки особого назначения

Их главное оружие – отличный нюх и выносливость. Они – собаки-спасатели
Мария Макеева
Они лают, но никогда не кусают. Им подвластно то, что порой не под силу ни самым современным средствам навигации, ни профессиональным спасателям. Их главное оружие – отличный нюх и выносливость. Они – собаки-спасатели. В преддверии Дня спасателя, который в Украине отмечают 17 сентября, «Республика» побывала на единственной в Крыму базе по подготовке четвероногих спасателей.
«Это хорошо, что вы решили про наших собачек написать, они того достойны! – по телефону голос кинолога Елены звучал радостно. Мы еще толком не познакомились, а она уже делилась новостями, как со старой знакомой. – У нас три девочки, и все очень способные. Например, Джад (подопечная Елены – прим. автора), она необыкновенная! Да вы сами все увидите!»

Собачий рай
На плоскогорье, окруженном лесом, звенящая тишина. Здесь, у поселка Мазанка, в десяти с небольшим километрах от Симферополя, и расположилась база крымских спасателей. На КПП встречает замначальника аварийно-спасательного отряда Евгений Шабалин. Пока кинологи переодеваются на тренировку и готовят собак (спецодежда есть не только у тренеров, но и их четвероногих коллег – это оранжевые жилеты с изображением красного креста в белом круге), Евгений Анатольевич проводит экскурсию по части: казармы, клуб, госпиталь, котельная и даже своя теплица. Воздух пропитан разнотравьем и сосновым ароматом. Просто рай. «Здесь идеальные условия для службы: и для спасателей, и для собак, – словно прочитав мои мысли, говорит Евгений Шабалин. – Рядом лес, собаки могут тренироваться в условиях, приближенных к боевым». На тренировочной площадке уже выстраиваются воспитатели со своими питомцами. Четвероногие спасатели держатся с достоинством, и только юная Арма неловко вертится на одном месте. «У Армы новый инструктор, она волнуется», – поясняет Евгений Шабалин.
В питомнике живут три немецкие овчарки – Айгуль (тренер называет ее нежно – «Юлия»), Арма и Джад. У каждой свой вольер и… персональный инструктор, у которого свои методы работы. «Каждая собака требует индивидуального подхода. Когда у кого-то из кинологов отпуск, я могу покормить его собаку, погулять, убрать вольер, но никаких команд отдавать не имею права. Они у нас девушки с характером, – улыбается инструктор служебного собаководства Елена Махиня. – К примеру, моя Джадка – диванная собачка, она очень ласковая, любит похвалу. Не дай Бог на нее крикнуть – толку не будет. Единственное, что действует – ласка и любовь. Собак вообще до 4 месяцев нельзя ругать, у них в этот период нервная система формируется. И к тренировкам можно приступать только после этого возраста», – поясняет Елена.
Джад – самая опытная овчарка в отряде. Ей два с половиной года. Родилась в семье потомственного спасателя. «Ее папа – знаменитый пес Лютый. Он, когда искал людей, мог лбом вышибить дверь», – не без гордости говорит тренер. Свой поисковый талант Джад проявила в первой же реальной спасательной операции. В лесу, в урочище Колан-Баир, искали пятилетнего мальчика. В поисках участвовало много спасателей МЧС, но нашла ребенка именно Джад.
Джад досталась Елене восьмимесячным щенком. Теперь они не разлей вода. Иногда Лена забирает свою воспитанницу на выходные домой. «Так положено – собака должна пройти социализацию, узнать другие запахи, людей. Заодно балую ее чем-нибудь вкусненьким».
Под руководством своих наставников собаки учатся преодолевать различные препятствия: карабкаться и спускаться с опасных склонов, искать людей, пропавших в пещерах, в лесу или в катакомбах. Занятия проводятся два раза в день, при любой погоде. В целом время тренировок занимает не больше часа. Почти все команды – на немецком, первым овчарки разучивают слово «Хир!» («Ко мне!»). Но главный приказ – «ищи-люди!» – кинологи всегда произносят по-русски. Традиция.

Спасение по-собачьи
Один из ярких эпизодов собачьей биографии – участие в поисковой операции в катакомбах в Керчи. «Двое подростков решили пошутить над своими подругами – завели их в катакомбы, а сами убежали. Когда вернулись, девочек не было – решили самостоятельно искать выход и заблудились. Ребята обратились в милицию, пока разбирались, выясняли обстоятельства, потеряли много времени, – рассказывает Елена. – А вы знаете, что такое катакомбы: там за угол заходишь, и все, ничего не то, что не видно, – не слышно даже! Туда и собаку-то страшно было отпускать! Но в таких условиях могли работать только они, именно собака вывела нас к подросткам. К счастью, все обошлось!»
«А сколько находили людей, которые теряются в лесу, грибников!» – присоединяется к беседе Евгений Шабалин.
Чтобы показать, как работает команда, тренеры прячут за деревьями человека. В это время Джад смирно сидит у ног инструктора. По команде «ищи – люди» овчарка срывается с места. Раздувая ноздри, собака уверенно идет на поиск. Через минуту слышим ее звонкий лай. «Собачий нюх сильнее человеческого обоняния в 20 раз. Но чтобы овчарка стала искать, нужно ее этому научить, – поясняет Елена Махиня. – Мы тренируем на корм: человек, которого нашла собака, отдает ей сухой корм, таким образом, у нее вырабатывается рефлекс». Елена открыла еще один собачий секрет: оказывается, четвероногие спасатели не умеют кусаться. «Ничего удивительного, они – особенные собаки, – включается в разговор начальник специального поисково‑спасательного отделения Елена Коновалова. – Это не просто немецкие овчарки, они принадлежат к так называемым рабочим линиям Зоттерхофф, которые всегда использовались для поиска, – взрывчатки, наркотиков, людей. Специальная порода, которая выводилась как более выносливая. Кстати, чем ближе конфигурация тела собаки к волку, тем она выносливее, тем легче ей бегать по пересеченной местности, по завалам». У ног Елены Коноваловой вертится воспитанница Айгуль. Молодая собака уже участвовала в спасательных операциях. Так, благодаря Юле, нашли потерявшуюся на Мангупе девушку. Понадобилось всего три часа. «Когда собака находит человека, она должна обозначить его место лаем, а Юля пока не лает, – вздыхает Елена. – На меня может повысить голос, а так – нет. Так что у нас еще много работы».
Без перерыва поиск может длиться не больше пятидесяти минут, потом собаке нужна передышка, отмечают инструкторы. У «собачьих» поисковых операций есть и сезонные особенности. Например, зимой – при температуре –25 четвероногих спасателей на улицу не выпускают – собака может отморозить нос и потерять нюх! Но самое страшное для животных, все же жара. В девяноста процентах случаев тепловой удар заканчивается для собак летально. Поэтому летом тренеры тщательно следят за тем, чтобы овчарка носила специальный налобник, и всегда была возможность напоить пса. «Когда идем искать или в лес, или на завалы, обязательно снимаем ошейник, чтобы собака не зацепилась за сук или арматуру», – дополняет коллег Елена Махиня.
Жизнь собаки полностью зависит от кинолога – от правильности подаваемых им команд (животное не может провести анализ угрозы жизни, оно лишь выполняет задачи своего тренера), от ухода и питания. Кормят собак-спасателей два раза в день – утром и вечером. В меню: мясные консервы, каши, которые инструкторы готовят сами, и сухой корм (его, как правило, применяют во время дрессировки).
В восемь лет собакам-спасателям положено уходить на заслуженный отдых. Часто инструкторы забирают «пенсионеров» домой. Вот и Елена Махиня мечтает о том, что Джад будет доживать недолгий собачий век в ее квартире. «Когда это время настанет, я планирую забрать Джад к себе домой», – признается она.