Славяне под зеленым знаменем ислама

Арсен Бекиров
«Бисмилляхи Рахмани Рахим (во имя Бога Милостивого и Милосердного)». Такими словами он начинает любое дело или молитву. В «прошлой» жизни его звали Сергеем. Пос­ле принятия ислама тридцатилетний программист носит имя Умар в честь второго праведного халифа.

«Кругом плати»
Мы встретились в одном из симферопольских кафе. По телефону Умар говорил, что он украинец, но, как оказалось, внешне на крымского татарина похож больше, чем я. «Меня часто в школе называли „татарином“ из-за смуглого оттенка кожи. Может, и были в роду такие», – смущенно говорит Умар. Начинать с вопроса, почему он оставил религию предков и принял ислам, как-то неудобно, поэтому мы завязываем неспешный разговор «о жизни».
В общем, обычное постсоветское детство. Родители развелись, Сережу воспитывала мать. Ревностной христианкой Умар ее не считает. Говорит, что мама в храм ходит редко, так как ее раздражает коммерциализация церковной жизни. Иногда заказывает заупокойную молитву по родителям – и все. Сергея окрестили в два года. Крестным стал армейский друг его отца, но он семь лет назад уехал из Крыма и теперь не особенно интересуется судьбой «заблудшего крестника».
Именно мамина критика в адрес священников заставила еще тогда Сергея пересмотреть свое отношение к православию. «На каждом шагу поборы: свечку поставить – плати, окреститься – плати, обвенчаться – плати, за отпевание – и то нужно платить», – категорично говорит новообращенный. Пытаюсь возразить, что верующие любой религии отдают деньги священнослужителям, и от этого никуда не деться, но Умар остается непреклонным.
Ислам – далеко не первая религия, в которой Сергей искал себя. На первом курсе академии пробовал приобщиться к кришнаитам, ходил даже к адептам «Церкви посольства божия». «Везде культ страдания и мучений. Он бывший наркоман – как это классно! Мне уже на второй день стало с ними неинтересно», – вспоминает он.

Церковь скорбит и совершенствуется
Переход славян в ислам – явление редкое. Например, в Симферополе новообращенных не больше двух десятков. В Симферопольской и Крымской епархии Украинской Православной церкви спокойно относятся к таким случаям. «Выбор – личное дело каждого. Бог дал людям свободу, и церковь не вправе навязывать или преследовать за убеждения. Конечно, мы скорбим, что еще одна душа отошла от церкви, но запретов налагать не собираемся», – признается секретарь епархии Александр Якушечкин. «Владыка Лазарь говорит, что для сохранения паствы священникам следует начинать с себя: быть лучше, внимательнее, не ограждаться от людей и не думать, что их деятельность ограничивается лишь службой в храме», – говорит отец Александр.
Но прозелитизм – целенаправленное переманивание в свою религию людей, исповедующих другую веру – критикуют все конфессии, в том числе и ислам, напомнил священник.
Мусульманские священнослужители не занимаются целенаправленным прозелитизмом, к исламу человек, как правило, приходит сам, говорит руководитель Крымского научного центра исламоведения Айдер Булатов – ему часто приходится общаться с новообращенными. «Мусульманство привлекает людей возможностью общаться с богом напрямую. Институт священников в исламе выполняет несколько иную функцию, нежели в христианстве», – поясняет эксперт. К тому же, ислам можно назвать «рациональной религией». Прихожанам не приходится ломать голову, стараясь понять сущность Троицы или некоторых религиозных таинств. А для многих обывателей, где проще и понятнее – там и истина.
Настоятель одного из крымских храмов отец Андрей к переходу славян в ислам относится без лишних эмоций, по-философски: «Апостол Павел говорил, если человек ушел от нас, значит, он не был нашим».

Для справки
По мнению некоторых ученых, ислам начал проникать в Крым в VIII веке, но самая древняя на полуострове мечеть была построена в Солхате (Старый Крым) примерно в 1262 году. Зеленое знамя Мухаммеда в Крым принесли тюрки, а не арабы. Вопрос, насколько быстро автохтонное население адаптировалось к исламу, до конца не изучен. По одной из версий, субэтническая группа крымских татар, именуемая «таты», происходит от христиан, принявших ислам после долгого периода ассимиляции. Крымскотатарские историки неохотно говорят на эту тему.