Скромно, по-императорски


Потомки российских царей и их венценосные коллеги без лишней помпы отпраздновали в Ливадийском дворце 400‑летие восшествия на престол императорской династии Романовых
Алексей Вакуленко
фото: Наталья Цуканова
Ливадийский дворец еще ни разу не принимал столько представителей монарших, княжеских и графских домов одновременно. Аристократы из Германии, Италии, Австрии, Венгрии, Португалии, Египта, Албании и Сербии прибыли в Крым по приглашению великой княгини Марии Владимировны Романовой, которая является главой Российского императорского дома.


Король Египта избежал штрафа за курение
«Экскюзе муа!» – говорит мужчина аристократичного вида в галстуке-бабочке, слегка задевший рукой мой портфель. «Да, это тебе не набитая до отказа маршрутка», – с такой мыслью я подпираю колонну в Итальянском дворике Ливадийского дворца – и наблюдаю за участниками светского раута. Вот напротив меня, нарушая запрет на курение в общественных местах, попыхивает сигарой последний король Египта Ахмед Фуад II. Он, кстати, вряд ли запомнил период своего правления, поскольку на момент свержения с трона ему было около полутора лет. Подхожу к королю и, подпустив в голос уместный в данном случае трепет, интересуюсь его мнением о нынешней напряженной ситуации в Египте. Изгнанный монарх извиняется – и говорит, что не обсуждает вопросы политики. В этом отказе, наверное, вся суть монархии XXI века: короли больше не говорят о политике и не управляют государствами. Приходится продолжать разговор в русле обычной светской беседы: монарх рассказывает, что приехал в Крым впервые, что он «очень счастлив быть на этом великолепном празднике», что будет рад вернуться в Ялту, и произносит другие стандартные фразы.
Благодарю короля за внимание, разворачиваюсь – и чуть не сталкиваюсь с цесаревичем Георгием Михайловичем Романовым. Это сын великой княгини, который считается наследником императорского престола, хотя многие потомки царской семьи с этим не согласны. Спрашиваю, есть ли у него любимое место в Крыму, и выслушиваю неторопливый ответ 32‑летнего цесаревича Георгия: ему явно приходится подбирать слова, перекладывая свои мысли на русский язык с родного французского.
– Трудно сказать: я первый раз в Крыму и повидал здесь не так уж много мест, – говорит великий князь с сильным акцентом. – Но если выбирать из того, что увидел, то, конечно же, Ливадийский дворец. Здесь замечательно! Надеюсь, что скоро у меня появится возможность снова побывать в Крыму и посетить все интересные места, – лучась улыбкой, на прощание цесаревич обещает дать интервью «Республике» и дружелюбно похлопывает меня по небарскому плечу.


Лимузины, аплодисменты и нелегкий женский труд
Короли, принцессы и принцы прибывали к Ливадийскому дворцу на белом лимузине – две такие машины курсировали между зданием дворца и домом органной музыки, бывшей дворцовой электростанцией, где гости праздника прослушали концертную программу. Духовой оркестр встречал каждого гостя маршем Преображенского полка – и уже успевшие приехать аристократы притопывали в такт музыке, демонстрируя доброе расположение духа. А ведущие сыпали замысловатыми титулами, перечисляя пассажиров каждого лимузина: «Ко дворцу прибывают представители императорского дома Австрии и королевского дома Венгрии, их императорские и королевские высочества: эрцгерцог Йожеф Карл Австрийский, принц Венгрии, эрцгерцог Максимилиан Австрийский, принц Венгрии, эрцгерцогиня Елена Австрийская, принцесса Австрии, эрцгерцогиня Маргарета Австрийская, принцесса Венгрии, с сопровождающими их лицами».
После прибытия первых трех-четырех делегаций приключился досадный казус: оказалось, что следующим гостям не хватит стульев. И в монархическую тональность юбилейного торжества неожиданно ворвался дух советских парадов 1920‑х годов, на которых женщины шагали с молотом в руках, подтверждая равенство с мужчинами в праве на труд. Недостающие стулья – деревянные, массивные и тяжеленные – гостям подносили студентки Крымского факультета Киевского национального университета культуры и искусств в красивых вечерних платьях!
Еще один смешной момент случился, когда заслуженный артист Украины Владислав Черников исполнил под аккомпанемент духового оркестра гимн Российской империи «Боже, царя храни!». Как только музыка смолкла, часть гостей принялась аплодировать, забыв, очевидно, что после гимна хлопать в ладоши не принято. Великая княгиня Мария Владимировна и ее сын-цесаревич посматривали на аплодирующих с удивлением, но праздничное настроение этот незначительный инцидент, конечно, не испортил.

«Такое бывает раз в жизни»
Торжественный прием завершился праздничным фейерверком и ночной экскурсией для гостей церемонии по Ливадийскому дворцу. Покидая дворцовый парк, замечаю в одной из металлических беседок, установленных вдоль восточного фасада дворца, молодую маму с ребенком. Одолеваемая любопытством, она, словно в киноэкран, всматривается в окна дворца, за которыми можно увидеть «дольче вита» великосветских особ. Выясняю, что зовут барышню Ирина, она приехала с дочкой в Ливадию из Днепропетровска отдохнуть.
«Жаль, что приходится отсюда, из отдаления, наблюдать этот праздник жизни – охранники отгоняют от окон, – сетует она. – Впрочем, это их обязанность. В конце концов, даже вот так наблюдать этот прием, из беседки, это уже счастье. Такое может случиться только раз в жизни. И в моей жизни это произошло».
Разделяя тихий восторг Ирины, покидаю пределы парка и невольно вспоминаю слова великой княгини Марии Владимировны, сказанные в начале приема: «Надеюсь, не пройдет сто лет, как мы снова встретимся здесь».

Заставили нарядиться
День торжества для меня начался с похода в магазин за кос­тюмом: торжественный прием в Ливадийском дворце стал первым на моей памяти мероприятием, на которое всех журналистов обязали явиться в смокингах или хотя бы темных классических костюмах. Уникальным оказалось
и праздничное меню. «Два блюда – ягненок и фаршированная телятина – были приготовлены по тем же рецептам, по каким их готовили для Николая Второго», – рассказал «Республике» официант Вадим.

Юбилей век тому назад
Юбилейные торжества по случаю 300‑летия Дома Романовых проходили на полуострове осенью 1913 года. Вся черноморская эскадра пришла из Севастополя приветствовать августейшую семью и встала на якорь у Ливадии. Николай II и его близкие принимали поздравления от многочисленных делегаций, участвовали в устроенных в их честь праздниках и музыкальных вечерах. Из Монголии на торжества прибыло посольство, вручившее российскому императору орден Чингисхана. Пятого ноября предводители дворянства и председатели уездных управ Таврической губернии собрались в Ливадийском дворце. В Ялте был устроен большой благотворительный базар, которым руководила императрица Александра Федоровна, выступали известные артисты, музыканты, показывали новые кинофильмы.