Скидки: у нас …и в Америке


В супермаркете дешевле, чем в интернете
Андрей Зотов
Чем взрослее становишься, тем меньше остается иллюзий, связанных с Новым годом. Сначала мы узнаем, что подарки приносит не Дед Мороз, а мама с папой. Потом, с годами, перестаем верить, что новогодние желания сбываются, уже не ждем чудес и… не верим в новогодние скидки. Тем более что американских «черных пятниц» и европейских «сейлов» у нас никогда не было. Гораздо лучше нам знакомы праздничные наценки в 20% на железнодорожные билеты и двойная – праздничная – цена на такси.

Многие уверены, что распродажи, которые устраивают магазины бытовой техники – это просто трюк для привлечения покупателей, а на самом деле товар в магазине, даже со скидкой, не может стоить дешевле, чем в интернете. Мы сами так думали, и, как показал опыт, ошибались.
Журналисты «Республики» прошлись по крупным сетевым магазинам бытовой техники и электроники. Мы отыскали товары, на которые перед Новым годом были объявлены большие скидки – а потом попытались найти точно такую же технику в интернете, еще дешевле. Пользовались сервисом сравнения цен m.ua. К нашему удивлению, почти в половине случаев «победили» магазинные цены.

Магазины США на пике скидок торгуют себе в убыток
Максим Миреев
Подготовил Анатолий Темин
В США сезон скидок длится больше двух месяцев, а покупатели могут даже подраться за дешевый компьютер. Эмигрант Максим Миреев, подрабатывающий в магазине офисной техники, рассказал «Республике» подробности о скидках в американских магазинах.

Пиликает будильник. Я с трудом разлепляю веки. На часах – три ночи. Пора вставать: магазин «Офис Депо», где я работаю продавцом-консультантом, открывается через полтора часа. Гораздо раньше обычного. Сегодня мы будем торговать себе в убыток, зато укрепим лояльность постоянных клиентов – и, возможно, завоюем новых. Сегодня – «черная пятница», день самых больших скидок в году.
Ночные улицы Такомы (200‑тысячный городок на севере Тихоокеанского побережья США) темны, но не пустынны – довольно много машин, а рядом с магазинами видны очереди. Город не спит, идет охота за скидками.
У входа в наш «Офис Депо» – не очень большой и ничем не примечательный магазин офисной техники и канцтоваров – около ста человек. Моросит дождик, часть людей в очереди стоит под зонтами, многие натянули капюшоны. Мерзнут. Ежатся и притопывают, чтобы согреться. Некоторые еще не ложились после вечернего застолья на День благодарения. Кто-то уже успел побывать в «Волмарте» – там распродажа начинается еще раньше – а теперь заехал к нам.
Те, кто стоит в начале очереди, приехали, когда я еще спал. Несколько часов на холоде и под дождем – серьезное испытание для привыкших к комфорту американцев, но продрогшая очередь хорошо знает, ради чего терпит неудобства: ноутбук стоимостью 500 долларов сегодня можно купить за 250. Принтер – за 50 долларов вместо 150‑ти. И это честные скидки, без жульничества – не на устаревший товар или непопулярные модели. «Офис Депо» сегодня действительно продает технику дешевле, чем покупали. Компания несет убытки, чтобы завоевать сердца потребителей – но товаров по сверхвыгодной цене будет немного. На всех желающих не хватит.

Кто-то в очереди просит позвать менеджера, я слышу разговор: «В „Офис Максе“ сейчас подкармливают бесплатными пончиками». «Офис Макс» – это наши конкуренты. Босс берется за телефон – и через несколько минут к магазину подъезжает машина, всем раздают горячие пончики и кофе. В «Офис Максе» кофе не наливают, так что мы впереди!
Пора. Половина пятого, в «Офис депо» впускают первых покупателей. Очередь втекает в магазин небольшими порциями – по 20 человек. И начинается безумие. В небольшом магазине два десятка человек – это целая толпа. И эта толпа несется по торговому залу, сваливая в свои корзинки все, что попадает под руку.
Сегодня действует ограничение, знакомое нам по временам СССР – больше двух компьютеров в одни руки не давать. Но все равно, неизбежно возникают конфликты – ведь количество товаров ограничено. Например, на полках могут стоять всего 10 принтеров, а ноутбуков (в США такие компьютеры называют «лэптопы») – несколько десятков. И люди ссорятся: «Дай сюда, я первый взял!», «А мне нужнее!». Магазин наполняется шумом, как на птичьем базаре. Иногда забавные сцены перерастают в уродливые. Я несколько раз видел, как покупатели лупят друг друга по рукам, хотя до мордобоя дело не доходило.
К восьми утра все заканчивается. Магазин продолжает работать, но весь товар с хорошими скидками уже выгребли. Мы распродали столько, сколько обычно продаем за десять дней. Компания потеряла кучу денег, но зато, если все получилось, мы запустили механизм «сарафанного радио». Люди будут говорить: «Этот лэптоп я отхватил в „Офис депо“ в „черную пятницу“. Купил за полцены, отдал всего 250 баксов». Когда потребители сами рассказывают друзьям о твоем магазине – это самый лучший, самый действенный вид рекламы.
Правила охоты за скидками знают не все американцы. В середине дня в магазин обязательно зайдут несколько чудиков с одним и тем же вопросом: «Я в газете прочитал, что у вас в „черную пятницу“ можно купить вот такой компьютер по вот такой цене. Где он?». Приходится объяснять: «Видите, маленькими буковками написано, что количество товара ограничено. Ждем вас в следующий раз». Но все равно народ обижается.
После «черной пятницы» наступает сезон рождественских скидок. Они не такие значительные: например, компьютер, который обычно стоит 500 долларов, а в «черную пятницу» – 250, в сезон рождественских скидок будет стоить примерно 400 баксов. Самые высокие скидки – на компьютеры и другую технику. На втором месте – одежда и аксессуары вроде очков, а потом уже все остальное.
В конце года рождественские скидки перейдут в новую волну снижения цен, которая связана с неизвестным у нас американским явлением – возвратом налогов. В декабре большинству американцев государство возвращает часть заплаченных в течение года налогов. Чем меньше зарабатывает человек – тем больше ему возвращается. Тем, что получает меньше 12 тысяч долларов в год (в США это очень мало), налоги возмещают полностью. Те, кто зарабатывает около 30 тысяч в год, получают назад примерно половину. Получаются довольно большие суммы – и магазины в январе делают скидки, чтобы простимулировать людей потратить эти деньги.
В целом сезон скидок длится больше двух месяцев – с «черной пятницы» (это четвертая пятница ноября) до начала февраля. Наш магазин по итогам этого периода «выходит в ноль», то есть окупает все расходы на свою деятельность, но не приносит прибыли.

Так было еще год или два года назад, но с каждым годом сезон скидок начинается немного раньше – и если эта тенденция продолжится, «черная пятница» как явление долго не проживет. Например, «Волмарт» (крупнейшая в США сеть супермаркетов, в которых продается все – от еды и лекарств до мебели и бытовой техники) в прошлом году начал распродажу ровно в полночь. Получается, люди получили возможность отпраздновать День благодарения, а потом, прямо из-за праздничного стола поехать в магазин и порадовать себя скидками.
В этом году многие компании, в том числе и наша, пошли еще дальше и вместо «черной пятницы» устроили «серый четверг» – распродажу, которая началась вечером в день Благодарения. Мой босс, который вовсе не рад работать в праздник, печально шутит, что такими темпами через пару лет «серый четверг» перенесут на среду или даже вторник и тогда он снова сможет спокойно есть индюшку в кругу семьи.

В США отлично развита культура стояния в очереди. Никто не лезет вперед, не требует себе привилегий. Инвалиды и беременные женщины стоят наравне с остальными. Меня такое проявление равенства отталкивает, хочется пропустить вперед.

Принтеры мы всегда продаем дешевле себестоимости – потому что потом зарабатываем на продаже картриджей с краской. Торговля краской для принтеров приносит «Офис депо» более четверти доходов – хотя секция с картриджами занимает не больше 5% площади магазина.