Сию минуту начинайте жить хорошо!


Верховная шаманка Бурятии Надежда Степанова поделилась с «Республикой» своим рецептом правильной жизни
Илона Тунанина
fb.com/ilona.tunanina
фото: Юрий Лашов
С ней знакомы далай-лама и Папа Римский, ее лекции о шаманизме слушают в университетах Парижа и Мадрида, Неаполя и Сан-Пауло. Надежда Степанова, 65‑летняя жительница Бурятии – самый известный шаман на всей территории бывшего СССР. С 1993 года она выступает с трибун ЮНЕСКО и ООН, участвует во многих международных конференциях и симпозиумах. О ней написаны книги, а итальянский режиссер Констанцио Алеоне снял о ее жизни фильм.

На днях шаманка побывала в Крыму – провела семинар для интересующихся шаманизмом. «Республика» воспользовалась случаем и встретилась с бурятской целительницей.
Она родилась на Алтае в семье потомственных шаманов, была у родителей седьмым ребенком и единственным выжившим. Сейчас Надежда Ананьевна – Верховная шаманка Бурятии, известная в духовном мире личность. Она основала школы шаманизма во Франции и Италии, работает с клиентами из Западной Европы.
«Младенцам быть покровителем и сиротам – матерью, от бедных, больных не отходить, вознаграждением не прельщаться, чужеродных не чуждаться, единокровным не угождать… Большому заработку не радоваться, а малому подарку не гневаться, смертью людей не пугать», – это фрагмент клятвы шамана, которую Надежда Степанова произнесла в конце 1980‑х, на обряде посвящения в тайге у озера Байкал.

О себе
– С детства видела духов земли, воды, огня. Они как маленькие человечки. Уверена была, что все видят то же самое.

– Я из шаманского рода. Все мои предки были шаманами, и по линии мужа тоже все были шаманами. Это по крови передается. Шаманами бывают и мужчины, и женщины, ограничений нет.

– Мне было около сорока. Заболела, в больницу легла. Состояние тяжелое, а что со мной – понять не могут. На второй день меня отправили домой, на всякий случай. Тогда за плохую статистику сильно наказывали – если не старые в больнице умирали. Муж решил искать помощи у ясновидящего, костоправа Михаила. Привез его к нам домой, а он, как только зашел в комнату, говорит: «Ты должна лечить». Я ему: «Здрасьте, два дня назад меня из больницы выписали. Кто бы меня лечил». А он стоит на своем: ты должна стать шаманкой и лечить. То, что ты видишь, никто в мире не видит. А мне с каждым днем хуже: полдня хожу нормально, полдня – по стенке. Дыхание, будто меня душат. Дети маленькие были, боялись. Не могла ни в автобусе, ни в общественных местах быть, потому что каждый орган человеческий мне жалуется: тот больной, там песок, там еще что-то. Стала ходить пешком. Иду утром, и на остановке, недалеко от дома, слышу жесткий голос: «Если ты не будешь шаманкой, то на этой остановке тебя задавят». Слышу, звук тормозов, останавливается машина.

– Обряд моего посвящения длился с утра до позднего вечера. Март. Холодно. Выбрали место в лесу. Села, передо мной развели огонь – я должна была делать подношение маслом (при этом обряде масло льют в огонь. – «Р»). Первыми пришли духи земли, они меж людей танцуют, я кричу, аккуратно, не наступайте! Смотрю, на облаках прибыли духи четырех сторон. Такие красивые! А потом – настоящее потрясение: небеса мне дали большую силу, она прошла через тело. Я орала в тот момент.

– Божьим промыслом нельзя торговать. У меня никогда не было таксы. Никогда дух не скажет мне, сколько денег взять с человека.

О шаманах и человеческих слабостях
– Травники, целители у каждого народа есть. На днях, в Киеве, ко мне пришла девочка, которую не могут понять родные, четыре раза пихали в психклинику. А она – уже готовый шаман. Ей лишь надо объяснить, что такое ее дар. Такие люди есть и у вас. Они светятся.
– Мир шамана – живой. Дух камня, духи деревьев – живые, духи гор, воды – все живое.

– Для меня люди цветные. В одном человеке может быть несколько цветов. Бывает и черный. Когда человек плохо думает, я вижу: у него на лбу «выходит» плохая энергия, как молния, черная или темно-бордового цвета. Если из губ идет такая же энергия – думаю, ага, матерщинник.

– Еще в 90‑х годах в Бразилии пришел ко мне на встречу «голубой». Такой красавец. Стал рассказывать, мой друг меня оставил, чуть не плачет. Я на него накинулась: как ты смеешь, Бог тебе дал такую внешность, силу мужскую, детки у тебя должны быть. Позже мне переводчик сообщает: «Надя, тот „голубой“, который от тебя вышел, пожаловался организаторам, мол, кого вы привезли, она всех геев ругает». Мой знакомый тогда защитил меня, сказал, я из глухой провинции, ничего не знаю.

О Крыме и искусстве жить
– Крым – место большой силы. В вашем городе (Симферополь, – «Р») приходил дух-мужчина, покровитель вашего города, очень сильный. Добрый. Приходила бабушка, в белом платочке. Энергия хорошая у города.

– Любая болезнь имеет базу в прош­лом: где-то не так поступил, неправильно сделал. Не надо старые камни таскать. Надо оставлять: каяться в своих грехах, прощать чужие. Искренне прощая, мы освобождаемся от черной энергии.

– Надо сию минуту начать жить хорошо, не откладывая на потом. Время быстротечно.

– Что просите, то и получите. Только просить надо не в минуты, когда на душе скверно и ничего не получается, а когда вам хорошо. И Бог обязательно поможет.

Как это бывает
Ритуал огня – один из самых распространенных в шаманской практике. Он проводится в лесу. Шаман облачается в особый плащ – оргой, который украшен полосками звериных шкурок, металлическими подвесками в виде цепочек и фигурок. Голову шамана венчает ритуальный шлем – майхабши, который имеет рога, как правило, украшенные лоскутками кожи и цветастых тканей. Разводит костер, садится в позу орла и смотрит на огонь, пытаясь освободить ум от любых мыслей. Общение с духами проходит в состоянии экстаза, достичь которого шаману помогают ритуальные действия – камлание. Как правило, это удары в бубен или звук трещотки, сопровождающиеся танцами. Танцуя, имитируя при этом языки пламени, шаман обходит костер и обращается к духу огня с просьбой. Одновременно «кормит» огонь, бросая в костер кусочки жира или сала, льет масло и кладет поверх пламени красный лоскут, задабривая духа.