Шиншилла в кармане вместо крокодила подмышкой


Фотографы-вымогатели перешли на компактных животных – с ними легче убегать от проверок
Глеб Масловский
Фотографы-живодеры на набережных курортных городов – это одна из хронических проблем летнего Крыма. С утра до ночи, в жару и в дождь, они дежурят на улицах, предлагая туристам за деньги сфотографироваться с экзотическими зверьками. Дрессировщики пушистых фотомоделей действовали нелегально, но до поры до времени их деятельность процветала во всех регионах полуострова. Недавно правительство Крыма объявило борьбу с фотографами-живодерами одним из приоритетов. Власти курортных городов и поселков вместе с правоохранителями штрафуют горе-бизнесменов, а животных передают в зоопарки. «Республика» выяснила – удалось ли навести порядок на набережных Крыма?

Фото с животными? Только с бутафорскими!
Мороженое, молочные коктейли, пряный запах шаурмы и еще чего-то жареного. Ларьки с холодным пивом, десятки зонтиков, под которыми туристам предлагают экскурсии в любые уголки Крыма. Сувениры из ракушек, камней, дерева и зазывалы из прибрежных кафешек. На центральной набережной Евпатории курортный сезон в самом разгаре. Людей на пляжах – видимо-невидимо!
Кое-где не то, что полотенце постелить – встать некуда. У входа на пляж можно сфотографироваться с лошадкой, обезьянкой и попугайчиком. Животные спокойно ждут туристов на желтом песочке – милиции их владельцы не боятся. Ведь животные бутафорские, из пластика. С живыми сфотографироваться за деньги на набережной Евпатории не получится. В поисках фотографов‑живодеров мы обшарили всю набережную: убедились, что никого не найдем, и решили возвращаться в Симферополь. По дороге к машине замечаем понуро стоящего белого пони. А рядом с ним – двух милиционеров и паренька в футболке с надписью «татарин». Подхожу.
– Что, приняли тебя? – по-свойски спрашиваю парня.
– Да вот, прессуют, – с досадой отвечает тот, не переставая набирать кого-то на мобильном. Видимо, хозяина животного.
– А как пони зовут?
– Золушка.
Животное вроде ухожено. Но разрешения на работу у юноши нет. Туристы не фотографируются с Золушкой, а катаются на ней. Развлечение для детей, но цены вполне взрослые – 30 гривен 5 минут. Пока паренек и его работодатель будут доказывать право зарабатывать на Золушке, животное поживет в зооуголке. Если документы не найдутся, пони отправится в зоопарк, а ее эксплуататорам придется заплатить солидный штраф. В Евпатории с этим очень строго. Поэтому любителям заработать на животных в этом городе делать нечего.
«В Евпатории действительно обстановка довольно спокойная, – подтверждает глава Рес­комприроды Крыма Дмитрий Татаров, – В Алуште тоже удалось решить эту проблему. Самый тяжелый регион – Ялта. Город привлекает множество любителей заработать – в том числе, и на фото с животными». Ну, раз проблемы в Ялте – значит, едем в Ялту!

Шиншиллы, голуби и обезьянки
«Во время рейдов по ялтинской набережной мы отбирали у фотографов зеленых мартышек, которые по документам даже никогда не ввозились на территорию Украины, занесенных в Красную книгу соколов, – вспоминал Дмитрий Татаров. – На Южном берегу действуют целые банды: летом зарабатывают на животных, а после сезона – убивают. Проще потом новых купить, чем всю зиму ухаживать за птицей или обезьяной».
Несмотря на пугающий рассказ главы рескомитета, фотографов с хищными птицами или привычными по прошлым годам крокодилами на набережной не видно. Верблюдов, питонов, павлинов и прочую экзотику здесь тоже не встретишь. Этим летом классический набор фотографов‑живодеров – небольшая мартышка (как правило, зеленая), шиншиллы и голуби. «Рейды теперь проводятся очень часто, животных отбирают, – раскрывает секрет небольшой победы над живодерами мэр Ялты Сергей Илаш. – Поэтому горе-фотографы стали носить с собой зверушек, с которыми легко убежать. Так целыми днями и бегают от проверок! Но ничего – мы добьемся своего и обязательно уберем их с набережной. Мало того, что они над животными издеваются, так это еще и антисанитария, опасность эпидемий. Ведь животные без справок от ветеринаров».
Но пока фотографы продолжают работать – причем их приемы больше напоминают вымогательство, чем честный бизнес. «Давай с обезьянкой! – цепляется ко мне фотограф с зеленой мартышкой – прямо в центре набережной, напротив ресторана „Ялтинский дворик“. – Тридцать гривен всего. Сажай ее на плечо! Да не укусит – не бойся! И вот еще на руках давай. Все – с тебя 60 гривен». Мы с фотографом Юрой опешили: почему было 30 гривен, а стало 60? Оказывается, цена выросла в два раза, так как обезьянка сначала сидела у меня на плече, а потом на руках. Мы предлагали удалить снимок с фотоаппарата – не помогло. Пришлось заплатить 60 гривен.

«Не закрывайте нас, а наведите порядок!»
«А где Коля?», – спрашивают детишки у фотографа с животными. «Ему жарко. Вечером выйдет – подходите». Коля – это мартышка. Знаменитость другого курортного города – Судака. Любимец туристов работает на набережной уже 14 лет. Можете себе представить – в альбомах скольких семей есть фотография с этой обезьянкой? Его хозяин не хочет называть свое имя, но с журналистами «Республики» общается охотно.
– Я за рейды милиции и городских властей. Пусть разгоняют шантрапу – тех, кто компрометирует бизнес. У меня на всех животных есть ветеринарные книжки, все необходимые документы и разрешения. Я с ними зарабатываю, но я за ними и ухаживаю. А у этих шиншиллы, например, дохнут десятками. Они в интернете купят за 200 гривен новую и за пару часов ее «отобьют». Таких, конечно, гонять надо.
– А часто гоняют?
– Теперь да. Сами видите – уже нет крокодилов с перемотанными скотчем пастями, птиц с остриженными крыльями, обезьянок наколотых.
– А вас гоняют?
– Бывает. Но я вам так скажу – этот бизнес все равно будет существовать. У каждого дома есть детская фотография с обезьянкой или еще каким-нибудь животным на фоне набережной приморского города. Это обязательный атрибут курорта. Так что этот бизнес никуда не денется. А наводить порядок в нем надо – я только «за».
Мы возвращались в редакцию в хорошем настроении. Если честно, получив эту тему от редактора, думал, что вновь придется смотреть на замученных животных и расстраиваться. Но ни в одном из проверенных городов мы не нашли ничего ужасного. Сказали бы мне о таком еще пару лет назад – не поверил бы. Кто знает – может, скоро фотографии с экзотическими животными можно будет сделать только там, где это разрешено – в зоопарках, зоо­уголках или в цирке?