Сергей Жигунов: «Американские сериалы – это очень хорошее советское кино»


Самый популярный российский актер начала 90‑х ответил на умные вопросы «Республики»
Алексей Вакуленко
fb.com/avakula1983
фото: Юрий Лашов
Блистательный актер, он так же успешно, как с образами в кино, справляется с несколькими ролями продюсера, сценариста, а теперь еще и режиссера. Как режиссер Жигунов дебютировал пару недель назад с лентой «Три мушкетера».
Через неделю после премьеры в Москве Сергей Викторович представил картину в Ялте. Перед показом он рассказал «Республике», как погружался в эпоху мушкетеров, за что обожает американские сериалы и почему считает себя интеллигентом.

Дюма в романе таких ляпов наворотил…
Все-таки успех не приходит к пустым людям. Сергей Жигунов оказался гораздо глубже, тоньше и – что скрывать – умнее, чем можно предположить по его ролям в сериале «Моя прекрасная няня» или первом советском фантастическом боевике «Подземелье ведьм». Мы намеренно не стали задавать ему стандартные вопросы о личной жизни и не просили вспомнить забавные случаи на съемках: вместо этого мы поговорили с одним из лучших российских киношников о кино.
– Сергей Бондарчук, прежде чем приступить к съемкам «Войны и мира», несколько лет подряд читал историческую литературу, погружаясь в описываемое в романе время. А как вы погружались в атмосферу Великого века в истории Франции?
– Это же Дюма, а не Толстой: уровень проработки исторических деталей совсем другой. Дюма в романе таких ляпов наворотил… Я, наверное, не буду рассказывать, а то это может дискредитировать саму идею фильма (смеется).
А вообще, ощущение эпохи в фильме создают архитектура, костюмы, оружие, реквизит и музыка. Так что за эпоху в этой картине кроме меня отвечает много людей – и художник-постановщик, и художник по костюмам, композитор, оператор-постановщик, ассистенты по реквизиту и так далее. Команда была очень сильная. К примеру, художник по костюмам только что «Сталинград» закончил (высокобюджетный художественный фильм Федора Бондарчука. – «Р»). Художник-постановщик перед этим работал над фильмом «Край» (лента Алексея Учителя. – «Р»). Гримеров мы с «Холмса» забрали (имеется в виду сериал Андрея Кавуна «Шерлок Холмс»). Когда я переезжал в Чехию, чтобы там снимать часть фильма, пришлось съемочную группу почти всю брать с собой, потому что у чехов таких специалистов нет.
Мы снимали в музеях, но все равно пришлось на компьютере «затирать» тысячи деталей: розетки, провода, камеры наружного наблюдения. В кадре есть здания, которые моложе описываемого времени на лет пятьдесят-семьдесят, – думаю, что при удалении почти в четыре века это допустимо. Как шутил режиссер Константин Худяков на съемках фильма «Однажды в Ростове», ничто так не похоже на деревню семнадцатого века, как деревня шестнадцатого века. Например, дворец в Гатчине под Петербургом – это копия Лувра до перестройки его Наполеоном. Новостроек и декораций в кадре нет: только дворцы и старые кварталы. Кстати, когда я заканчивал снимать в Чехии, понял, что если бы нужно было снимать еще одну сцену, то мне пришлось бы ехать в Австрию. В двух странах мы использовали все подходящие места.
– Насколько близка вам эпоха мушкетеров?
– Мне нравится это время – короткий период, когда шпага была легкой, а фехтование – быстрым. Этот период до перехода на саблю мне очень нравится. Поэтому я утончал для актеров клинок на шпаге, чтобы они могли фехтовать быстро. Очень противился этому постановщик: он хотел более широкого фехтования, силового, колющего, рубящего.
– Автором музыки к «Трем мушкетерам» выступил блистательный композитор Алексей Шелыгин…
– Я очень доволен его работой в этой картине. Он давно со мной работает. Очень образованный, глубоко интеллигентный человек, который написал ставшую народной тему к сериалу «Бригада».
Мы записывали музыку в лондонской студии «AIR», где работали Пол Маккартни, «Роллинг Стоунз», «Пинк Флойд», «Дюран Дюран». Она находится в здании церкви и славится потрясающей акустикой. И когда мы закончили работать над записью, английские музыканты оркестра стоя аплодировали Алексею Шелыгину.

«Сердца трех» – вечный фильм
– Опросы общественного мнения показывают, что в 1993–94 годах вы были самым популярным актером России…

– Это произошло после выхода фильма «Сердца трех», который шел с большим успехом. Эта картина, видимо, вечная – она не стареет вообще. Смотришь – и думаешь: надо поменять компьютерную графику в том эпизоде, где река горит, все никак руки не дойдут. Титры поменять и реку по-современному поджечь – и картина будет актуальной сейчас, через 20 лет после выхода. И потом будет.
– Несколько лет назад вы признались, что смотрите американские сериалы вроде «Косяков».
– Был период, когда американское кино снимали, но у нас его не видели, а потом все накопленное к нам хлынуло. И тогда показали столько шедевров, что стало казаться: в Голливуде каждый фильм – шедевр. Из-за этого мы на какое-то время потеряли кинопрокат для российских фильмов и до сих пор оправиться не можем.
Сегодня такая же ситуация с сериалами. За последние десять-пятнадцать лет их наснимали много, и несколько лет назад эти сериалы к нам хлынули. И их нужно смотреть, потому что там есть удивительные вещи, в основном сценарные.
– Увлекательность сюжетных линий?
– Я бы сказал, парадоксальность. Сценарии американских сериалов – это очень мощная литература. Мне очень интересно как профессионалу смотреть, какого героя они придумывают, в какие ситуации его ставят.
Хорошие американские сериалы выше по качеству, чем американское художественное кино, особенно коммерческое. Эти сериалы задают планку, уровень, который, в принципе, достижим и у нас, но в результате колоссального труда. Надо стремиться делать сценарии такого уровня, потому что у нас, как правило, сценарии «просевшие».
А когда смотришь на творчество заокеанских коллег, внутренне собираешься, концентрируешься. И я с большим удовольствием в огромных количествах поглощаю сейчас американское телевизионное кино. Надеюсь, что это отразится на моей работе.

Телесериал – это слепок эпохи
– А почему, по-вашему, «проседают» сегодня работы отечественных сценаристов? Ведь у них были блистательные предшественники: Геннадий Шпаликов («Я иду шагаю по Москве»), Александр Володин («Осенний марафон», «Пять вечеров», «Слезы капали») …

– Великих трогать смысла нет, потому что сериалов сейчас значительно больше, чем Шпаликовых. И ориентироваться даже на лучшие советские сериалы уже нельзя. Они прекрасны, но они – слепок своего времени, а время тогда было плавное.
Но, кстати, есть и общие черты. Я сейчас смотрю самые знаменитые американские сериалы, тоже не очень быстрые. Но – заложенный конфликт, количество сюжетных поворотов на единицу времени, очень сложная система взаимодействия всех персонажей приводят к высокому внутреннему напряжению, а это как раз всегда было свойственно советскому кинематографу. На самом деле, современные американские сериалы – это очень хорошее советское кино. Они очень близки.
– Переходя к вашим сериалам: вы как продюсер завершили работу над 32‑серийной картиной об экипаже атомной подводной лодки с Максимом Авериным в главной роли. Как скоро сериал выйдет на телеэкраны?
– В начале декабря уже будет в эфире.
– А что с другим вашим продюсерским проектом – 16‑серийным фильмом о друге Александра Пушкина Федоре Толстом по прозвищу Американец?
– Сценарий непростой, хорошая история, но мне надо сейчас выйти из «Мушкетеров». Это очень масштабный проект.
– Пушкин в фильме будет?
– Много, и он – очень смешной. В первой серии есть забавная сцена, когда царь Павел I видит Пушкина еще ребенком. Один из героев по сценарию говорит царю: «Государь, нужна демократия, необходимо дать народу конституцию». А царь отвечает: «Какая конституция? Вон, при царе в картузе ходят!» – это он про маленького Пушкина.

Интеллигенту нужны три образования…
– Сергей Викторович, в разговоре вы, скажу честно, рушите свой созданный экраном образ. Там вы – герой, борец с чисто мужскими «таранными» качествами, а в жизни Жигунов, оказывается, гораздо интеллектуальнее. Считаете себя интеллигентом?

– Луначарский говорил, что для того, чтобы стать интеллигентом, нужно три университетских образования: сначала университет должен закончить ваш дед, потом отец, и только после этого – вы. Я подхожу под такое определение.
– Вы еще и бизнесмен: ваши сериалы коммерчески успешны. Тем не менее вы как-то признались, что не чувствуете морального права тратить на себя много денег, глядя на людей, вынужденных жить на копейки…
– Все, что я имею, я заработал, заслужил. Но при этом я понимаю, что все вокруг не так, и не очень хорошо понимаю, как это произошло. Если бы люди жили лучше, мне было бы спокойнее. В свое время я учредил благотворительный фонд социальной реабилитации актеров кино России «Созвездие», призванный помогать нуждающимся ветеранам кинематографа. Отдал этому пять лет. Теперь работу продолжают другие люди. Но фонд продолжает функционировать, как и другие мои начинания.

Досье
Сергей Жигунов (50 лет) – советский и российский актер, продюсер, президент Гильдии актеров кино России, заслуженный артист Российской Федерации. Окончил театральное училище имени Щукина. Член Союза кинематографистов России, член Совета по культуре при президенте РФ. С 1983 года снимается в кино. Сыграл главные роли в фильмах «Гардемарины, вперед!», «Подземелье ведьм», «Сердца трех» и других. Продюсер фильмов «Черный квадрат», «Принцесса на бобах», «Сердца трех», «Раздетые», «Луной был полон сад», телесериалов «Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Что сказал покойник», «Седьмое кольцо колдуньи», «Новый год в ноябре».


12 миллионов долларов столько составил бюджет «Трех мушкетеров». За премьерный день картина собрала всего 3,85 миллиона рублей (120 тысяч долларов). Немного, учитывая, что фильм вышел на тысяче экранов. За десять дней фильм посмотрели 160 тысяч человек, а сборы достигли 38 миллионов рублей (1,2 миллиона долларов).

И фильм, и сериал
В начале работы над проектом Сергей Жигунов подчеркивал, что намеревался снять именно 10‑серийный телевизионный сериал, хотя внушительный бюджет позволял снять фильм для большого экрана. Однако позже решил выпустить фильм одновременно в двух форматах: полнометражной ленты для широкого кинопроката и сериала, который скоро выйдет на экраны.