Сам себе директор


Уволенный главврач крымского туберкулезного диспансера хочет вернуться – и поставить работу на старые рельсы
Петр Андреев
фото: Юрий Лашов
Начальник по собственному желанию – так можно назвать главного врача республиканского тубдиспансера № 1 Олега Тимченко, уволенного Минздравом Крыма в октябре прошлого года. Едва суд отменил приказ о его увольнении (по иску, в котором Тимченко уцепился за норму закона, запрещающую увольнять человека на больничном – даже если он сидит на больничном уже четыре месяца), как Олег Борисович проигнорировал всю процедуру исполнительного производства и самолично, без согласования с Минздравом, назначил себя главврачом. Зачем ему такая спешка? Нетрудно догадаться, зная о сомнительных финансовых схемах, которые действовали в диспансере при Тимченко.

Напомним, в октябре прошлого года Министерство здравоохранения Крыма освободило Олега Тимченко от должности главного врача Крымского противотуберкулезного диспансера № 1. Основанием для увольнения стал прогул, но претензии к Тимченко касались не только отсутствия на рабочем месте. По данным министерства, до увольнения Олег Борисович неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности из-за нарушений в финансово‑экономической и хозяйственной деятельности диспансера. Кроме того, Счетная палата крымского парламента весной прошлого года выявила на предприятии финансовые нарушения на огромную сумму – более 3 миллионов гривен!
А чуть позже, в июле-августе 2012‑го, комиссия крымского Минздрава обнаружила, что при диспансере работает негосударственная организация «Благотворительный фонд „Здоровье нации“». Как оказалось, больных, поступавших на лечение в стационар, заставляли под видом благотворительных взносов платить в частный фонд от 150 гривен до трех тысяч. И, что интересно, приходно-расходный журнал этого фонда был заверен фамилией тогдашнего главврача Тимченко.
– Есть данные, что этот фонд собирал в диспансере деньги с 2010 года, представляете, какую сумму они собрали! – возмущается замминистра здравоохранения Крыма Юлия Чалова. – Мы передали материалы проверки правоохранителям, они начали расследование, открыто уголовное производство. После той проверки мы разослали во все лечебные учреждения информационное письмо, в котором указали, что создавать на базе бюджетных организаций частные фонды и устраивать вот такие поборы – это грубое нарушение Бюджетного кодекса! Сам Тимченко ставит под сомнение результаты проверки Счетной палаты: на прошлой неделе главврач-самозванец созвал журналистов на пресс-конференцию и, словно мантру, неустанно повторял:
– Если бы это были намеренные действия и эти факты были доказаны, то я бы с вами сейчас не сидел. Все открытые по фактам нарушений уголовные дела были закрыты за отсутствием состава преступления.
Однако в Минздраве заявляют, что Тимченко лжет.
– Согласно официальной информации крымского управления милиции, расследование продолжается, – говорит Юлия Чалова. – В частности, дела открыты в связи с нарушениями при выплате зарплаты, закупке продуктов питания, работе благотворительного фонда «Здоровье нации», а также со списанием бензина на автомобили, которые длительное время не находятся в эксплуатации.
Остановимся на последнем пункте. Оказывается, диспансер списал 7,6 тысячи лит­ров горюче-смазочных материалов на сумму более 56 тысяч гривен. Даже если представить, что находящийся в состоянии полураспада ветеран таксопарка диспансера микроавтобус УАЗ каким-то волшебным образом вдруг поехал, то, по нашим подсчетам, с таким запасом топлива на нем можно было пре­одолеть 50,7 тысячи километров. То есть обогнуть весь земной шар по экватору (40 тысяч км), а потом еще 38 раз съездить из Симферополя в Керчь и обратно.
– Приглашенные Счетной палатой крымского парламента эксперты ГАИ установили, что таксопарк диспансера на момент проверки не работал уже два месяца! – говорит Чалова. – А путевые листы продолжали выдавать – последний выдали за день до приезда экспертов ГАИ. Через эту схему списывали бензин – вот и все.
Чтобы проворачивать такие дела, директору обычно нужны преданные люди в бухгалтерии – и Олег Борисович, похоже, не жалел бюджетных денег на премии руководящему составу. К примеру, заместитель бухгалтера диспансера в октябре 2010 года получила квартальную премию в размере 18 тысяч 743 гривны. Более 6 тысяч гривен за месяц! Большинству бюджетников такие доходы разве что в сладком сне могут присниться.
– Отдельным сотрудникам начислялись огромные премии – больше среднемесячной зарплаты, – продолжает Чалова. – Из квартала в квартал премировались одни и те же сотрудники: бухгалтерия, водители, шеф-повар и кладовщик. А премии врачам, медсестрам и санитаркам, которые непосредственно контактируют с больными и рискуют заразиться, были смехотворными: от ста до трехсот гривен.
Возникает вопрос: за какие такие заслуги представители административно-хозяйственного персонала получали недопустимо высокие премии? Может, потому, что помимо основных обязанностей оказывали главврачу мелкие услуги: тот же бензин для неисправных авто списывали или, допустим, закупали продукты для больных у микрофирм, зарегист­рированных в квартирах, где просто не может быть необходимых для хранения продовольствия складов. Тем временем самого Тимченко, по его же словам, не интересовало, что один из поставщиков продуктов попросту покупал их на рынке и привозил в диспансер – конечно, накручивая свою «маржу» за доставку.
– Мне было важно, чтобы вовремя был поставлен продукт, – отрезал Олег Борисович на просьбу «Республики» прокомментировать эту ситуацию. Выходит, качество пищи его заботило мало. После этого почему-то не вызывает удивления, что, заняв кресло главного врача, Тимченко вместо того, чтобы приступить к медицинской деятельности врача-фтизиатра, первым делом стал проводить инвентаризацию продуктов на пищеблоке.
– Очевидно, это – самое важное для главного врача. Что ж, логично – учитывая, что основные нарушения в его деятельности были связаны с поставкой продуктов питания, – заключает замглавы крымского Минздрава.