Проломили череп


В Севастополе 22‑летний парень после вечера на дискотеке оказался в коме, а через восемь дней умер, не приходя в сознание
Кирилл Железнов
Заключение судмедэкспертизы: «Отек головного мозга, перелом костей свода и основания черепа, открытая черепно-мозговая травма. Повреждение причинено действиями тупого твердого предмета при неизвестных обстоятельствах».


«Мам, что тебе подарить на день рождения?»
В светлой комнате общежития на окраине Севастополя над кухонным столом с клетчатой скатертью – портрет молодого парня. В правом углу черная лента. На подоконнике – букет хризантем. У матери погибшего севастопольца Сергея Шевченко на третий день после того, как сын попал в реанимацию, был день рождения. Кто-то из знакомых, не слишком близких, не зная о горе семьи, принес букет хризантем – поздравить. Так он и стоит, уже почти засохший, рядом с траурным фото Сергея.
«Обычный пацан, друзей много, за них он готов был все отдать, – вспоминает отец погибшего Юрий Николаевич. – Они часто приходили, просили его о помощи – Серега срывался тут же, бежал… На похоронах весь седьмой километр (район Севастополя.  – „Р“) был, вся молодежь. Уважали, значит, любили. Дома он вообще не сидел. Пиво пил, как и многие молодые парни, но пьяным в стельку я его ни разу не видел. Спокойный, улыбчивый, но если друга обижали, вот тогда был горячим».
Восемь дней 22‑летний севастополец Сергей Шевченко пролежал в коме. Спасти его врачи не смогли и 16 октября констатировали смерть.
«В последние свои выходные он приехал к нам. Говорит, мам, давай плитку в коридоре сделаем, – утирает слезы Валентина Ивановна. – Вместе с отцом взялись за работу, к вечеру закончили. Посидели потом, поговорили. Спрашивал, мам, что тебе подарить на день рождения?»
Утром семья в последний раз собралась за завтраком и разъехалась. Сергей работал матросом на научно-исследовательском судне «Профессор Водяницкий». Часто оставался на судне ночевать – чтобы не тратить время на дорогу. А год назад вообще перебрался туда жить. За несколько часов до трагедии, в вечер понедельника, Сергей, словно предчувствуя беду, обзвонил всех родных.
«Со мной долго общался, с отцом, попросил телефон бабушки, – вспоминает мама погибшего. – Бабушка потом рассказывала, что с ней говорил как на исповеди: долго вместе вспоминали Сережино детство, как они играли с двоюродными братьями, как шкодничали, а бабушка их за это ругала, сердилась. Извинялся перед ней за детские шалости».

«Не пойму, за что убили моего сына»
Во вторник в полвосьмого утра мобильный телефон Юрия Николаевича зазвонил и высветил знакомый номер – Сергей.
«Я поднял трубку, говорю: „Привет, сынок“, а голос незнакомый, – рассказывает отец погибшего. – Ничего сначала не понял».
Разобраться, что же произошло в ночь с понедельника на вторник, – сложно даже сейчас. Достоверно известно, что Сергей Шевченко пошел в клуб «Калипсо» в Артиллерийской бухте. По дороге познакомился с Сашей, который сейчас проходит по делу как свидетель. Наняли таксиста, тезку Сергея. Последний ждал приятелей в танцевальном зале, чтобы развезти по домам, пил чай. В клубе Саша и Сергей Шевченко взяли бутылку водки на двоих, танцевали. А дальше… Дальше начинаются версии. Первая, распространенная во многих СМИ: Сергей Шевченко заступился за девушку, к которой приставала толпа парней, за что был жестоко избит. Вторая версия: севастопольца профессионально била охрана. И третья…
«Эти двое ребят (Саша и Сергей. -„Р“) приехали в клуб на такси и уже были выпившими, – рассказывает Виталий Трошин, управляющий ночного клуба „Калипсо“. – Они заказали на двоих бутылку водки, и выпили ее в течение часа. Потом пошли гулять по залу – подошли к одному столику, их попросили уйти, ко второму – то же самое. Сергей, который таксист, рассказал, что погибший начал приставать к девушке-мулатке. Хватал ее за задницу. Это говорил сам таксист, который был трезвый и не пил».
«Республике» удалось найти «того самого» таксиста и связаться с ним, на слова которого ссылался управляющий Виталий Трошин.
«Что значит приставал к мулатке? – искренне удивился он. – Не приставал, а пытался познакомиться… Да не хватал он никого за задницу! Танцевали они. Ничего такого „быдлячьего“ не было. А бутылку водки они на двоих не допили – там еще половина оставалась, я это видел».
Точку в деле могла бы поставить видеозапись: в клубе ведется наблюдение. Но, как говорит администрация, файл был автоматически удален программой, милиция слишком поздно обратилась в «Калипсо», и система переписала «старое видео», на котором убивали Сергея. Сейчас правоохранители изъяли оборудование и восстанавливают видеозапись. Комментариев не дают: тайна следствия.
«Я только видел, как выносят Сергея, – рассказал „Республике“ таксист, тезка погибшего. – Что там случилось, в какой момент, я не видел, было очень много народа. Потом охрана вынесла его к выходу – за руки и за ноги».
«Я не пойму, за что убили моего сына, – сдерживает слезы Валентина Ивановна. – Даже если он был в чем-то неправ, ну выгоните вы его, вызовите милицию, пусть протокол составят. Кто дал право убивать?»
…Дискотека не прекращается, грохочет музыка, льется водка. А в это время под порогом ночного клуба умирает человек. Не знали, что умирает? Никто из 300 посетителей «Калипсо» не пытается задержать того, кто ударил Сергея. Никто не звонит в милицию. Только в «скорую». Как будто так и надо: вырубили, вынесли, попытались привести в чувство нашатырем, не получилось – ну и ладно: сдадим на руки врачам. Танцуем дальше, гуляй душа… Жутко понимать, что убийство случилось на глазах сотен людей, но единицы обратили на это внимание. И никто не попытался задержать убийцу. Даже больше – никто, как оказалось, его не видел.
«Республика» будет следить за расследованием убийства.

Задержали охранника
Во вторник, когда номер уже готовился к печати, милиция сообщила о задержании подозреваемого в убийстве – 20‑летнего охранника «Калипсо», студента одного из севас­топольских вузов. В прош­лом он занимался восточными единоборствами. Если суд признает студента виновным, ему будет грозить до восьми лет лишения свободы.