Продам участок в парке. Рядом дворец и море

Как «дерибанят» землю Южного берега
Андрей Зотов
Незаконное распределение земли на Южном берегу Крыма цвело пышным цветом почти 20 лет – с тех пор как развалился Советский Союз. В парках, на виноградниках, рядом с санаторными корпусами, словно грибы после дождя, росли особняки новых хозяев жизни. Раздолье закончилось только в прошлом году, когда за специалистов по превращению общественной земли в частную всерьез взялась прокуратура. Уголовные дела возбуждали пачками, несколько мэров и руководителей государственных предприятий теперь коротают дни за решеткой.

Но число металлических заборов, огораживающих участки, прихваченные у парков и здравниц, уменьшилось совсем не намного. На Южном берегу по-прежнему можно купить или взять в аренду на полвека землю на окраине парка, заповедника, обанкроченного санатория. С продавцами легко связаться по телефонам, которые они, никого не опасаясь, оставляют на заборах, а предложениями о продаже земли на ЮБК заполнен любой сайт объявлений.
Журналисты «Республики» нашли огороженные участки в парковых зонах Алупки, Мисхора, Массандры и попробовали купить участок под строительство на территории природно-архитектурного заповедника. С собой в поездку на ЮБК мы взяли туристический GPS-навигатор и с его помощью узнали точные координаты, длину заборов и вычислили приблизительную площадь земли за оградами.
В этом материале речь пойдет о схемах растаскивания главного богатства Крыма – его земли, каждый сантиметр которой, как оказалось, имеет свою вполне конкретную цену.

Старое доброе рейдерство
В парке, который раньше принадлежал алупкинскому санаторию «Горное солнце», тишина и запустение. Аллеи давно заросли кустами, из полуметровых трещин на асфальтовых дорожках выбивается трава. Зато по обе стороны бывшего санаторского парка выросли особняки и мини-гостиницы, а несколько участков на территории огорожены металлическим забором. Сложно поверить, что четыре года назад в этой тиши развернулись настоящие боевые действия. Тогда санаторий штурмовали представители фирмы «Аспект», одним из хозяев которой был небезызвестный «казачий атаман» Виталий Храмов. После непродолжительного боя наемники «Аспекта» победили, один из сотрудников санатория был убит, несколько человек попали в больницу. Виновные до сих пор не наказаны. За что наказывать, если казаки Храмова прикрывались решением суда. Еще в 2000 году «Аспект» купил один из корпусов здравницы. Затем нищий санаторий (действительно, как может приносить прибыль санаторий, расположенный в 100–200 метрах от моря в Алупке?) задолжал фирме 270 тысяч гривен, и в каком-то суде какой-то очень далекой от Крыма области «Горное солнце» признали банкротом и передали «честным бизнесменам» в качестве компенсации долга. Незаконность этого решения Фемиды год назад признал Хозяйственный суд Крыма. Санаторий вернули Министерству здравоохранения Украины, но к этому времени от здравницы почти ничего не осталось.

Пляжи для больных туберкулезом Алупке больше не нужны?
Алупкинский климат способен лечить. Уже 150 лет здесь исцеляют костный туберкулез и болезни легких. Пациентами природной здравницы в разные годы были Максим Горький и Леся Украинка, Валерий Брюсов и Федор Шаляпин. Именно в Алупке появился первый в Российской империи противотуберкулезный санаторий. В 1902 году его в городе основал Алексей Бобров.
А через сто с небольшим лет за разбазаривание почти 7 гектаров земли и имущества здравницы начали судить экс-мэра курортного города Андрея Харитонова. Он и сейчас находится под стражей. Мэр сидит, а продажа городской земли продолжается. Купить ее можно в городском парке, у кромки моря. Не беда, если на участке вековые деревья.
В нескольких метрах от территории бывшего «Горного солнца» жестяным забором обнесен небольшой участок. Похоже, когда-то это была часть парка. По крайней мере, дубы и сосны за оградой растут никак не меньше сотни лет. Краской на заборе написано: «Продам». Здесь же и номер телефона продавца. Звоним.
– Здравствуйте. Это вы продаете участок в Алупке?
– Да. А какой именно вас интересует?
– Тот, который возле санатория «Горное солнце».
– У меня там их несколько.
– Здесь рядом еще огромный синий забор с колючей проволокой…
– А, этот! Да – это небольшой участок. Там 10 соток. Есть все необходимые документы, государственный акт.
– А сколько стоит?
– Там много деревьев, придется работать много – поэтому не очень дорого. 30 тысяч долларов за сот­ку, всего – 300 тысяч.
– А что потом с деревьями делать?
– Не волнуйтесь – у меня есть все разрешения на спил любых деревьев и на строительство дома любой этажности.
– А не будет проблем с правоохранителями? Природоохранной прокуратурой, например?
– Не переживайте – документы все настоящие. Они не подделанные, не придуманные, а настоящие, выданные госструктурами документы. Никто вас никогда не тронет.
И ведь не трогают! В нескольких метрах от этого участка расположена огромная вилла, которую местные жители называют «Татьяна». За белым забором стоит большой, в несколько этажей, особняк с синей крышей и куполами. Соседи рассказывают, что имение принадлежит одному из киевских банкиров, а назвал он усадьбу в честь своей жены. Интересно, сколько реликтовых деревьев вырубили во время строительства этого дома? И кто вообще разрешил возводить частное жилье всего в 80 метрах от кромки прибоя?

Участок в императорском парке
Такая ситуация – по всему Южному берегу. Проезжаем пару десятков километ­ров и оказываемся в Массандре. Сворачиваем на дорогу к дворцу императора Александра III. Сразу за поворотом уже привычный забор и разрушенная постройка. На стене телефон продавца.
– Здравствуйте! Мы увидели ваш телефон на заборе возле трассы недалеко от Массандровского дворца. Там земля продается?
– Конечно! Всего 30 соток, в аренде на 49 лет. Можно будет выкупить.
– Раньше эта территория принадлежала парку?
– Совершенно верно.
– А если потребуют вернуть землю?
– Не переживайте. Все сделано по закону, формальности соблюдены, документы безупречные.
Чуть выше по дороге к Массандровскому дворцу – еще один забор. По нашим расчетам им огорожен приблизительно гектар земли. Границы участка доходят почти до Массандровского дворца и упираются в территорию Крымского заповедника. От местных узнаем: давным-давно администрация дворцово‑паркового комплекса отказалась от этого участка – и земля попала на баланс поссовета. Потом ее кому-то выдали, а затем участок несколько раз перепродавали. По словам соседей, около года назад владелец земли пропал. Видимо, его спугнуло начало борьбы с земельными захватами на Южном берегу, и бизнесмен решил дождаться лучших времен. В заборе появились проходы, местные растаскивают жесть на козырьки для балконов. Интересно – надолго ли?
Еще одна из «визитных карточек» современного ЮБК – недострои. О самых известных «Республика» писала несколько недель назад. Есть заброшенная стройка и на территории верхнего Массандровского парка. В наш рейтинг она не вошла, но внимания, безусловно, заслуживает – ведь строить что-то капитальное собирались в паре сотен метров от государственной дачи «Шатер», где отдыхал еще Брежнев! Успели возвести внушительный каменный забор, отдаленно напоминающий крепостную стену. Но, видимо, с «хозяином» земли что-то случилось. Может, убили, может, посадили или просто деньги закончились. Рискованное это дело – «дерибанить» землю в парках и заповедниках.

В парке, и до моря недалеко
Распродают в Массандре земли не только дворцового комплекса, но и нижнего парка – природного памятника. Как и у большинства южнобережных парков, у этого до сих пор не вынесены в натуру границы. То есть, где заканчивается земля парка и начинается поселок – точно не знает никто. Это помогает раздавать земли на «пограничных» территориях. Для предприимчивых властителей курортных поселков – ситуация очень удобная. Поэтому именно они больше всех противятся наведению порядка в парках-памятниках.
В Массандровском парке мы нашли сразу несколько участков, огороженных заборами. Полным ходом здесь идут строительные работы. Причем землю уже никому не предлагают – все давно продано. Похоже, строят мини-гостиницы. А почему бы и нет? До моря метров 150 и парк не то, что рядом, а сразу за окном.
В общем, итог нашей поездки в окрестности Ялты неутешителен. Везде, где побывали наши журналисты (а проехались мы от Алупки до Массандры), маячат заборы из оцинковки – они уже стали привычным атрибутом Южного берега.
Мы просим Прокуратуру Крыма проверить законность выделения огороженных участков земли, которые показались нам подозрительными. «Республика» готова предоставить надзорному ведомству точные координаты каждого забора и строения. Результаты проверки, если она будет проведена, с удовольствием опубликуем на страницах нашей газеты.

Как это делается
Стандартная схема теневого перехода земли в частные руки состоит из четырех этапов:

1. Владелец участка – здравница, винодельческое предприятие, парк, музей или научное учреждение – заявляет, что часть территории ему не нужна и бесплатно передает землю местному совету.
2. Городской или поселковый совет передает участок в аренду или в собственность частной фирме или физлицу.
3. Получатель земли расплачивается с представителями местного совета, а они делятся с руководством структуры, отказавшейся от земли.
4. Участок несколько раз перепродается (часто эти сделки бывают фиктивными). В результате, даже если отчуждение земли будет признано незаконным, отобрать территорию у нового владельца не получится – по закону он будет считаться «добросовестным приобретателем».