Почему в Крыму дорогие фрукты?

И кто наживается на разнице в цене
Мы закупили в Симферополе два килограмма персиков и пять початков кукурузы и продали их на пляже в Николаевке, по ценам местных разносчиков. Персики ушли в два с половиной раза дороже, а на кукурузе мы «наварили» две тысячи четыреста (!) процентов.

Круги ада: перекупщики
О стоимости крымских фруктов говорят много: отдыхающие жалуются на непомерные цены, а фермеры – на то, что выжить, продавая свой товар за копейки, практически невозможно. «Республика» убедилась – правы обе стороны. Правда, между ними есть еще очень солидная прослойка крымчан, которая ни на что не жалуется, зато зарабатывает неплохо. Перекупщики. Тот же персик, выращенный в саду крымского фермера, проходит через несколько рук, прежде чем попадет к жаждущему натуральных витаминов туристу. В весе и вкусовых качествах фрукт только теряет. Зато его цена растет в геометрической прогрессии.

Рынок «Привоз» – главное продуктовое торжище Симферополя. Выстроенные рядами прицепы завалены зелеными шарами арбузов, блестящими конусами болгарского перца, фруктами всех форм и размеров. Продают с машин, торгуют с разогретых прилавков и прямо с асфальта. Персики в деревянных ящиках, перец – в мешках и россыпью. Толчея. Народ заваливает на рынок возбужденный, востроглазый, а выползает очумевший, сгибаясь, тащит в руках сумки.

Главный фрукт августа – персик, отдают по семь-восемь гривен за килограмм. Это те же самые «румяные, на крымском солнце выращенные» персики, что выставляют поближе к набережным. Но пока это просто товар. Вкусный, красивый, но товар. Здесь никто не уговаривает и не заманивает. Нравится – покупай, а на нет и персиков нет. Когда фрукт с «Привоза» довезут до Алушты или Ялты, тогда он и превратится в «роскошный и уникальный». А пока, в лабиринте прилавков – это просто персик. За адекватную цену.
«Давать большую наценку – смысла нет, – говорит предприниматель Абдулла Кемалов, работающий на „Привозе“. – Я пригнал машину – продал и за новой партией поехал. Забирают иногда оптом – тогда большую скидку делаю. Объемами беру свою выгоду. Есть у меня фермеры, с которыми давно работаю: у одного персики беру, у другого яблоки, у третьего помидоры. И сам живу, и другим даю. Наценка у меня небольшая, раньше еще меньше было, но сейчас бензин дорогой».

Дешевле здесь не только персики. Початок кукурузы отдают за тридцать-пятьдесят копеек. Кормовая. Но среди приезжих туристов мало кто отличит настоящую сахарную кукурузу от той, которую фермеры запасают для скота и птицы. Самое главное – варить подольше и соли не жалеть. Початки расхватывают «на ура», хотя, в принципе, кукурузу можно добыть и даром: многие поля, особенно возле трасс, попросту обдирают воришки.

«С этим ничего не поделаешь, – разводит руками симферопольский фермер Николай Губский. – Это та часть продукции, которая неизбежно пропадает, сколько бы ты сторожей не нанял. Подъезжает машина к полю, ватага ребят чешет с мешками к кукурузе. Воруют постоянно. Взрослые посылают ребятню, потому что детям никто ничего не сделает. Потом ворованная кукуруза продается на пляжах по пять гривен за початок, а я ее сдаю оптовикам весом. Если пересчитать, то в среднем двадцать-двадцать пять копеек за початок получается».

Пять гривен на пляже – для вареной кукурузы не предел. Даже сейчас, когда пик спроса отошел, ее умудряются продавать и за семь и за восемь. В начале июля за «царицу полей» и щепотку соли брали по десятке.

Проблема в овощехранилищах?
Корреспонденты «Республики» взяли кукурузу по двадцать копеек – ту самую, кормовую. Сварили вечером, а на следующий день приехали в Николаевку, на пляж. Пять початков распродали за пятнадцать минут, положив в карман четвертак. Вот так с одной гривны получается двадцать пять. Два килограмма персиков, купленных на «Привозе» по 8 гривен, забрала семья российских туристов из Тюмени. За сорок гривен. Еще и благодарили – на местном рыночке минимальная цена – двадцать пять за кило.
«Были в Ялте – там еще дороже, – говорит отец семьи Илья. – Через три денька смотали удочки – не по карману. „Кусается“ все – жилье, вода, а к фруктам вообще не подступишься. Но ребенок (сыну Никитке три года, – авт.) все равно просит. Надоело ему объяснять, что не можем себе это позволить – вот и приехали в Николаевку».

В Ялте персики дешевле тридцати гривен найти сложно. Продавцы говорят, мол, выращены в садах под южной столицей Крыма, в уникальном климате – поэтому такие дорогие.

«На самом деле, все фрукты берутся в Симферополе на „Привозе“, – рассказывает частный предприниматель из Ялты Николай Р. – Мы скидываемся с ребятами и заказываем ГАЗон – кому сколько надо. Кто-то полтонны берет, кто-то двести килограмм. С поставщиком работаем давно – не подводит».

С каждым километром пути фрукты буквально растут в цене, и в конечном пункте дорожают в два-три, а то и в четыре раза.
«Проблема дорогих овощей и фруктов не только в спекулянтах, – считает кандидат экономических наук Игорь Федченко. – Дело в том, что в Украине очень мало хранилищ, в которых плод может лежать длительный срок. Например, под Новый год фрукты, которые везут нам из Турции, стоят баснословные деньги. Если бы была возможность хранить собранный урожай, а не продавать его по бросовым ценам, чтобы не успел испортиться, то исчез бы сам ажиотаж вокруг летних фруктов. Соответственно, потребитель бы так яростно не бросался на фрукты летом, считая, что это единственный сезон, когда по приемлемым ценам можно их поесть. Спрос перестал бы быть остросезонным, и снизилась бы спекулятивная составляющая цены. По-другому бороться с ценовой политикой рынка, проще говоря, со спекулянтами, просто невозможно».

О необходимости строить овощехранилища говорят не только экономисты.

«Собранный урожай негде хранить, поэтому мы сейчас проводим инвентаризацию складских помещений, – заявил министр аграрной политики и продовольствия Крыма Валерий Кравец на брифинге в Джанкое. – До 1 сентября мы будем располагать полной информацией о наличии и состоянии этих помещений, и тогда уже будем думать, откуда взять деньги на их восстановление – из бюджета республики, госбюджета, или привлекать средства инвесторов».

Планируется восстановить хранилища на 1,5 тысячи тонн овощей и фруктов. «Это здорово исправит ситуацию, – уверен фермер Николай Губский. – Поднимутся оптовые закупочные цены, ведь товар перестанет быть скоропортящимся, а в розницу товар все равно будет дешевле – станет всесезонным и без перекупщиков. А еще, вероятно, многие хозяйства поменяют направление работы. То есть, в приоритете будут именно фрукты, а не зерновые или овощи».

Кирилл Железнов