Падение Золотых ворот

Кто наживается на туризме в Карадагском заповеднике?
Владимир Еременко, писатель
В 1823 году, после путешествия по Крыму, Александр Пушкин нарисовал Золотые ворота Карадага. Рядом с рисунком написал:
Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей.
Отчего скала вызвала у Пушкина такую ассоциацию? Он ведь и сам был всего лишь человек, то есть презрение к роду людскому подразумевало и презрение к самому себе. Но Пушкин был еще и гений. Он мог открыто обозначить различие между сущностью равнодушной природы и собственной сущностью. Он «жил и мыслил» и знал, что раньше или позже все заканчивается торговлей в Храме.
***
Добравшись до Коктебеля в августе 2005 года, я вольно, как тридцать лет назад, двинулся вверх по склону холма на Карадаг, но некий человек пресек мое восхождение, представился охранником и заявил, что уже давно массив древнего вулкана является заповедным, и попасть на Карадаг можно только со стороны поселка Курортное, где находится Биостанция.
Я отправился в Курортное. Надеясь добиться любви директора заповедника Аллы Морозовой, сообщил ей, что пишу роман, где упоминается Карадаг, который я знаю как свои пять пальцев, но хотел бы уточнить некоторые детали, для чего мне нужно спуститься в Пограничную бухту.
Морозова отказала.
***
В августе 2009 года я опять оказался в приемной Морозовой. Секретарша сообщила, что Морозова в Киеве, но я могу ей позвонить.
– Добрый день, Алла Леонтьевна, – сказал я в трубку. – Я уже как-то был у вас, говорил о романе, над которым работал. Роман издан. В финале корабль моего героя разбивается у Золотых ворот, но сам герой выплывает. И теперь я работаю над продолжением романа. Мне нужно знать, как мой герой выбрался на берег. То есть я должен побывать в Пограничной бухте. Вы не против?
– Против.
– Минутку! Поймите, моему герою суждено спастись в Пограничной бухте и затем подняться оттуда наверх. Мне, автору, нужно попробовать ситуацию на зуб, вжиться в детали и антураж!
Морозова повесила трубку.
Остыв, я поинтересовался у секретарши:
– Что там у вас в Пограничной бухте? Нашли золотую жилу?
Как выяснилось позже, я угадал.
Уже вернувшись домой, в Черкассы, я позвонил знакомому парню по имени Дениз, который держал в Курортном прогулочный катерок. Спросил, не может ли он высадить меня на берег Пограничной бухты ночью, когда охранники пьют, совокупляются или спят. Дениз ответил, что, да, может.
В уговоренный день мы встретились с ним на набережной Курортного. Дениз кивнул в сторону Биостанции:
– Они устроили из Шайтан-Капу денежный станок.
– Шайтан-Капу?
– Да, Золотые ворота. Из Коктебеля и отсюда, из Курортного, грузят народ пачками на все лайбы, какие есть. Частью этого флота владеет Виталий Ярыш, главный охранник заповедника. Все прочие владельцы катеров отстегивают ему за разрешение проходить через Ворота. Ярыш делится с Морозовой. А та – выше, в Киев. Корпорация. Тут ходят солидные бабки. В сезон Ярыш сшибает сотни тысяч…
***
До восьмидесятых годов прошлого века я ходил по Карадагу вольно и видел редких встречных и поперечных. Кому охота потеть вместо того, чтобы нежиться в море?
Национальная академия наук – НАНУ
(НАНа) – обустроила Запретный плод. Теперь народ ломится на Карадаг. Драгоценным зерном Запретного плода стали Золотые ворота.
В этой единственной нашей жизни хитроумные ученые воры отняли у нас Карадаг, переведя его из общенациональной в академическую форму собственности.
И не только Карадаг!
Ученые мысли НАНы о легитимном захвате лучших земель страны – лучших в смысле географическом, пейзажном, эстетическом, в смысле визуально-пространственного потенциала, – стали опьяняющим руководством к действию. Технология захвата отработана. Присвоенные НАНой земли посещают исключительно академики, випы, свои и зарубежные, – из ЮНЕПов, МСОПов, Всемирных комиссий по охраняемым территориям, и там, наслаждаясь уникальными видами и отсутствием пошлой черни, ученая элита осуществляет учет, системный анализ и классификацию особо охраняемых (от нас, смертных) природных территорий.
Людям, которые не «тусуются» с академиками и випами, предстоит в скором будущем наслаждаться лишь видами на свалки.
***
Дениз высадил меня в Пуццолановой бухте. Оттуда я добрался до Пограничной и переночевал на гальке пляжа.
Утром Дениз принял меня на борт своего катера возле Золотых ворот.
Мне удалось преодолеть Морозову, посрамить охрану Карадага и оценить в деталях путь моего героя.
***
В августе 2011 года я вновь оказался в Курортном. Созвонился с Денизом. Вечером мы прогулялись по набережной.
– Как дела? – спросил я.
– Все хуже. В июне на Биостанцию прибыл сам Макаров. На своей белой супер-яхте. Имел разговор с Морозовой. Теперь этот базар контролирует он. Кроме того, выбил в Симферополе еще пять лицензий для своих катеров. А такой мелкоте, как я, к Золотым воротам – ни-ни.
– Макаров? Кто такой?
– Феодосийский криминальный авторитет Владимир Макаров, по кличке Белый.
– Он что, круче Академии наук?
– Круче. Мафиози. Один из крупнейших в Крыму, да и в Украине.
***
Смолоду судьба забросила Вову Макарова из Донецкой области в Феодосию. При коммунизме Вова продавал отдыхающим ракушки. Потом попался на краже, отсидел, получил тюремное образование и кличку Белый. В начале девяностых приобщился к наперсточному делу. На этом поприще, сколачивая свою банду, Макаров сделал первоначальные накопления. Из американских боевиков почерпнул рэкетирские идеи и реализовал их, подчинив себе игорный бизнес города – угрозами, избиениями, поджогами, убийствами. К концу 90‑х в собственность Белого перешли 80% доходных объектов Феодосии. Его группировка владела ресторанами, пляжами, казино, кегельбанами, автомастерскими, заправками, магазинами. Белый контролировал и порт.
Случались, однако, и «смутные» времена в жизни криминального хозяина Кафы.
23 июня 1995 года люди Макарова, собирая дань с торгующих в поселке Курортное, убили двоих татар. На похороны убитых 25 июня съехались более 10 тысяч татар. Сотни автомашин выехали на Феодосию – разбираться с Белым. По пути татары громили то, что принадлежало его группировке.
В Феодосии татары взяли в заложники начальника городского УВД полковника Григория Яременко. Вытащили из машины, облили бензином и, держа над его головой зажигалку, пошли на служивых из «Беркута». Те открыли огонь в воздух. Нападающие не остановились, и «Беркут» бежал.
В ночь на 26 июня в Симферополе на ночном заседании крымского правительства с участием представителей меджлиса была создана комиссия по расследованию событий 25 июня. По слухам, на помощь татарам в Крым двинулись чеченские боевики. Члены группировки Белого срочно эвакуировали из Крыма свои семьи.
Вторая волна хлопот накрыла банду весной 1999 года, когда министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко заявил, что удалось раскрыть деятельность крупнейшей в истории полуострова ОПГ, в состав которой входило более 100 человек. Речь шла о банде Белого. Были возбуждены 30 уголовных дел. Задержала милиция и Вову Макарова, но почему-то выпустила его из СИЗО, после чего… объявила в розыск.
В «тревожные» годы начала ХХІ века Белый надолго лег на дно. Его не убили – никто из покалеченных им, униженных и оскорбленных не решился на подвиг. Никто! Это говорит не в пользу крымского народа, в том числе и татарского.
После убийства министра Кравченко все в Крыму «устаканилось». И Макаров начал оживать.
Сейчас ему под шестьдесят.
Нередко на рейде Феодосии красуется его многомиллионная (в баксах) белоснежная яхта. Или крейсирует вдоль берегов Крыма.
В один из дней июня 2011 года яхта Макарова появилась у причала Биостанции. Хозяин Феодосии имел разговор с Морозовой, после чего яхта несколько дней контролировала ситуацию возле Золотых ворот, о чем и рассказал мне Дениз.
Вряд ли Белый ликвидировал ОПГ НАНы. Наверняка они нашли общий язык – большие ученые и малограмотный криминальный владелец Феодосии. Ярыш ходит теперь в бригадирах у Макарова-Белого. И отныне они стаей насилуют Карадаг, не допуская к «денежному станку» никого стороннего и рассовывая доходы по карманам.