Один в Раде не воин


Опыт прошлых созывов парламента доказывает: кандидаты-самовыдвиженцы не могут влиять на ситуацию в стране. В результате они превращают политику в бизнес: одни – вынужденно, другие – по желанию и призванию
Василий Акулов

Урок 2002 года
На последних парламентских выборах, которые проходили по смешанной системе, в 2002 году, депутатские мандаты получили 93 самовыдвиженца. Во время предвыборной кампании почти все они уверяли, что беспартийность – это плюс. «Я, мол, независимый, я не вхожу ни в одну партию, я – за народ». И правда: на первый взгляд депутат-самовыдвиженец может работать эффективнее, чем «списочник» – ведь он не скован партийной дисциплиной, не должен отвечать ни перед кем, кроме избирателей и собственной совести. В общем, стоило бы ждать, что, прорвавшись в парламент, самовыдвиженцы как минимум создадут какую-нибудь «фракцию независимых депутатов», вступят в нее и будут отстаивать истинно народные интересы. Эта фракция, кстати, стала бы второй по размеру в парламенте и могла бы ощутимо влиять на политику государства. Но вмес­то этого почти все беспартийные депутаты сразу же расползлись по фракциям политических партий. И стали работать точно так же, как все остальные, прошедшие в парламент по партийным спискам! Хотя, впрочем, одно отличие все-таки было. Депутаты-самовыдвиженцы гораздо чаше меняли политические лагеря. Таблица вверху это ясно показывает: более половины «беспартийных» депутатов за четыре года успели сменить фракцию минимум пять раз! А известные всем реалии украинской политики позволяют предположить, что с каждым таким переходом «истинно народные» депутаты становились немножко богаче. В общем, жизнь, к сожалению, доказала, что украинские самовыдвиженцы не хотят отвечать ни перед избирателями, ни перед совестью.
Впрочем, такой итог закономерен, и избирателям следовало бы понимать это еще до выборов. Как сможет кандидат-самовыдвиженец, не имея команды и поддержки, влиять на ситуацию в парламенте и стране? В итоге он неминуемо окажется в роли ландскнехта – одинокого рыцаря, ищущего, кому бы подороже продать свой меч и копье – то есть, простите, мандат и право голоса.

Одиночкам победа не светит?
Впрочем, на нынешних парламентских выборах побеждать будут «партийщики» – об этом свидетельствуют данные социологических исследований. «В 1998 и 2002 году кандидаты-самовыдвиженцы победили на 40% мажоритарных округов. Теперь такого не будет, – уверен руководитель службы „Украинский социологический сервис“ Александр Вишняк. – По данным наших исследований, в парламент пройдет 20–25% самовыдвиженцев, а может, и меньше. Побеждать будут „партийщики“».
Эту позицию разделяют и ведущие политологи Украины. «Мажоритарщики, которые не представляют какую-либо партию, в Раду не пройдут», – сказал «Республике» директор Украинского филиала Института стран СНГ Владимир Корнилов. А те, кто все-таки просочится в парламент, по его мнению, вероятно, присоединятся к Партии регионов.
Крымские эксперты солидарны с киевскими коллегами. «Если по всей стране и наберется два-три десятка самовыдвиженцев, которые выиграют выборы, то затем, скорее всего, они примкнут к народным депутатам Партии регионов, вокруг которой будет формироваться парламентское большинство. Это – естественный отбор. Что касается Крыма, то я убежден, что здесь на всех округах победят мажоритарщики-регионалы», – полагает крымский политолог Александр Форманчук. Его коллега Владимир Джаралла, в свою очередь, отмечает, что даже солидный денежный ресурс, которым располагают некоторые крымские одномандатники-самовыдвиженцы, вряд ли поможет им победить. При этом Джаралла обращает внимание, что человек, который финансирует свою предвыборную кампанию из собственного кармана, обязательно постарается «отработать» вложенные деньги. «Для таких кандидатов главное – собственный интерес, который можно будет реализовать после выборов. Даже если такой кандидат, допустим, пройдет в парламент, останется пожалеть избирателей на его округе – ведь реальной помощи от него они получить не смогут», – сказал эксперт.