Один день в бушующем Киеве


Корреспондент «Республики» присмотрелся и даже принюхался к двум митингам – «евромайдану» и «антимайдану»
Петр Андреев
Майдан Незалежности, обнесенный со всех сторон баррикадами из снега, бревен, досок и всего, что попало под руку, напоминает государство в государстве. Это отдельное, особое царство, живущее по правилам государственного переворота.

На «границе» – стража: несколько хмурых молодых людей, нацепивших на локти и колени защитные щитки из черного пластика. Наверное, чтобы не повредить суставы в случае драки. «Пограничники» не пропускают на «евромайдан» пьяных и подозрительных.

Внутри много туристов, в том числе из стран Евросоюза. Они смотрят на украинскую политическую вольницу с веселым удивлением, активно снимают «майданящих» на мобильники и планшеты. Вообще, если «майдан» – это особое временное государство в центре Киева, то его главная отрасль – туризм и развлечения. Едва заходишь с Крещатика на обнесенную баррикадами территорию, как справа у входа тебя встречает колоритный дедуля-казак в гетманском костюме, молодые люди в головных уборах солдат УПА под оранжевыми пластмассовыми касками. Чуть дальше – торговый ряд, с лотков бойко продают «повстанческую» символику и националистическую литературу.
Активисты майдана греются по нескольку человек вокруг дымящих металлических бочек, на дне которых пылает костер. Над копошением сторонников оппозиции возвышается недоделанная новогодняя елка: скелет так и не смонтированного праздничного символа облеплен транспорантами. Развернувшийся под деревом праздник гражданского непослушания напоминает невеселый застывший хоровод.

Я иду по Крещатику мимо заваленного всяким хламом входа в подземный переход – в мирное время через него можно пройти в торговый центр «Глобус» и на станцию метро «Майдан Незалежности». Сейчас станция не работает, торговый центр закрыт. Собственники и арендаторы самых дорогих в стране торговых площадей постепенно разоряются – но жаждущий государственного переворота «евромайдан» это не волнует.
Захожу в «штаб революции» – он находится в захваченном евроактивистами здании Киевской администрации. Фасад изуродован надписями – на гранитные плиты брызгали из баллончиков с краской.
На втором этаже мэрии, в зале для торжественных собраний – одновременно гостиница и лазарет. На полу вповалку спят сторонники оппозиции, рядом какие-то люди, видимо, медики – отсыпают таблетки прихворавшим участникам протеста.
Шестиэтажный Дом профсоюзов после захвата активистами майдана стал «штабом национального сопротивления». На втором этаже здания оборудовали пресс-центр – отсюда Кличко, Яценюк и Тягнибок делают свои заявления. На третьем этаже – медицинский центр, на четвертом и пятом – «штаб-квартиры» оппозиционных партий. На шестом, прямо в коридоре, – общежитие для митингующих. Спят здесь прямо на полу, в воздухе стоит крепкий запах немытого тела и нестиранной одежды. Если отбросить приличия и назвать вещи своими именами – несет бомжатником. Духоту усиливает запах полуфабрикатов – «быстрой» лапши, колбас, вареных яиц.

Я возвращаюсь на Крещатик – к баррикадам. Кроме непонятных палок и кусков арматуры, при их возведении использовались толстые ветки и распиленные на цилиндры стволы деревьев. Мне с трудом верится, что древесину везли издалека – скорее, эти чурбаки еще недавно были деревьями, украшавшими центр Киева.
Говорят, на «евромайдане» какая-то особенная атмосфера. Мол, пахнет свободой. Волей. Я старательно втягиваю ноздрями морозный воздух, но не чувствую ничего, кроме гари от многочисленных костров, слабенького туалетного амбре и едва уловимого шашлычно-пикничного запаха.
Здесь неуютно. Поворачиваюсь спиной к зловещему скелету новогодней елки и ухожу, спотыкаясь на разобранной «революционерами» гранитной плитке.


По соседству, на митинге сторонников президента в Мариинском парке, все совсем иначе. По сравнению с «евромайданом» здесь спокойно и даже скучно: никто не вскрывает плитку, не разрисовывает здания, не громоздит баррикады из спиленных деревьев.
Стоит сцена, рядом с ней – полевые кухни, много палаток. И тысячи людей – с транспарантами и флагами Украины, Крыма, Партии регионов. По оценкам организаторов, в день моего приезда в акции участвовали около десяти тысяч человек.
Некоторые стоят у сцены, другие – греются или спят в палатках, набираясь сил, прежде чем принять эстафету. Часть – уплетают за обе щеки гречневую кашу с хлебом. По словам организаторов, такой аскетический рацион выбрали, чтобы застраховаться от острых кишечных и иных инфекций – вроде гепатита Б или палочки Коха, которые, вроде бы, были обнаружены на майдане Незалежности.