О чем звонит колокол?


Илона Тунанина
По православной традиции, в Светлую седмицу – неделю, следующую после Пасхи, – каждый желающий может подняться на колокольню и попробовать себя в роли звонаря. Накануне главного православного праздника «Республика» поднялась на звонницу храма Святого Илии в Евпатории и узнала о тонкостях искусства звонить в колокола из первых уст – от звонаря Николая Линькова.

Главный в колокольной семье
В Евпатории его знает каждая собака. И это не речевой оборот, а привет из относительно недавнего прошлого, когда, нагрузив почтальонскую сумку свежей корреспонденцией, он разносил по городу почту. Вообще, его жизнь напоминает калейдоскоп с быстро меняющимися картинками. Помните, такие были в детстве? Вот Николай Линьков строит дома в промозглом Красноярске и так и не ставшей родной Москве. Один поворот, и он – токарь на евпаторийском заводе. Картинка снова меняется. Николай – «городской сумасшедший», который круглый год ходит в одних шортах и босиком. Глядя на Николая, несложно поверить, что в его жизни все было именно так: и комсомольские стройки, и общественные протесты. Пятидесятидвухлетний уставщик и звонарь храма Святого Илии одновременно похож на хиппи и писателя Льва Толстого: теплый вязаный свитер, накинутая поверх спортивная куртка, брюки, лаковые ботинки, длинная седеющая борода и волосы, аккуратно собранные на затылке в хвост. И проницательный – в душу – взгляд с искринкой. Ни дать, ни взять – настоящий бунтарь.
Теперь об экстравагантном эпизоде из прошлого Николай рассуждает философски.
– Все ради любопытства. Хотелось проверить себя. Тщеславным был.
Мы беседуем в маленькой аскетичной сторожке. Ничего лишнего: стол в углу, диван, обогреватель. На стенах иконы. Сюда он забежал на несколько минут – отдохнуть в тишине. Но покоя нет: дверь то и дело открывается, внутрь заглядывают с разными вопросами люди. Кому-то нужен сторож, кому-то срочно понадобилась лопата. Николай терпеливо отвечает. В первую очередь, он уставщик – церковный менеджер. И уже потом звонарь. Дел столько, что подняться на колокольню успевает не всегда.
– Это мой грех. Нужно следить, чтобы правильно велась служба, хор приготовить, чтобы глазами не хлопал – что петь. Все эти вопросы заранее обговариваю с певчими и со священником. Смотришь – уже возглас на службу… получается, что свое послушание не выполняю.
Рабочий день Николая начинается в семь утра. Но в церковь он всегда старается приходить пораньше – живет в сорока минутах ходьбы от храма. Сначала готовит книги, по которым будет вестись служба, потом поднимается на колокольню. В субботу и воскресенье – по два раза в день, утром и вечером. В середине недели, во время поста, 12 раз бьет в благовест. Это самый большой колокол, он задает ритм. Под него подстраиваются все остальные. На звоннице Свято-Ильинского собора семь колоколов – как нот на нотном стане. У каждого свой голос, своя особая тональность.
– Если все одинаковые будут, какой смысл? Вообще-то, в одиночку ни один колокол не звучит – а вместе, как в семье, все друг друга дополняют. Ритм колокольной мелодии зависит от молитвы: на повседневную службу благовест бьет реже, праздничный звон более быстрый, а на пасхальную службу мелодия еще бойчее идет.
По моей просьбе поднимаемся на звонницу. «Храм еще восстанавливается, вот, недавно новые окна поставили», – кивает Николай на пластиковые пакеты, втиснутые в стены храма. В 1959 году трехъярусная колокольня храма была разобрана. Возрождать святыню начали в восьмидесятых годах. Тогда же в Воронеже заказали колокола – полузабытое производство только-только восстанавливалось, а в российском городе отливали доступные по цене звоны. В начале двухтысячных звонницу восстановили, и в колокольной семье появился глава – отлитый днепропетровскими мастерами к 2500 юбилею Евпатории Благовест. Высота отца-колокола 98, диаметр – 84 сантиметра.

Работай честно, но без фанатизма
С высоты восьмиэтажного дома открывается занавешенная дымкой панорама. Взгляд упирается в маковку купола, скользит по золоченому кресту и растекается по морской глади. Отсюда видно на все четыре стороны. Но Николай уже практически не смотрит по сторонам – привык, хотя поначалу не мог оторвать взгляд от такой красоты. Да и вообще, раньше здесь он проводил гораздо больше времени.
– Я ведь случайно стал звонарем. В 2003 году на вечерней службе меня подозвал к себе отец Георгий. Говорит, подставляй руки под благословение – будешь звонарем. Я испугался: нигде не учился, до этого чтецом был, садовником при храме, позже уставщиком. Но отец Григорий меня успокоил: если благословение получил, значит, все получится. Это был понедельник, а следующая служба должна была состояться в пятницу. Вечером того же дня я поднялся на колокольню, там сидел целыми днями – руку набивал. Благозвучия не было – звонил как попало. Понимал, что внизу ходят люди и весь этот сумбур слышат. Поэтому страх был.
Ежедневные – с утра до вечера – тренировки со временем стали приносить плоды. Николай «набил» свой специфический звон – у каждого звонаря он индивидуален.
Ветер пытается трепать медные юбки колоколов, но они неподвижны. Чтобы звоны разговорились, силы ветра недостаточно. Николай устраивается на специальной площадке, берет в руки канаты, словно поводья, и приводит колокола в движение. Благовестом управляет специальной педалью. Язык внутри колокола сначала неповоротлив, наконец, ударяясь о металл, произносит внятное «боумсссс», которое разносится по округе. Даже в хорошую погоду в городе колокольный звон слышно всего на полтора-два километра: на пути у звука множество препятствий – деревья, здания. В степи звон большого колокола расходится на 10–15 километров.

О чем звонит колокол
Ученые доказали, что колокольный звон уничтожает болезнетворные микроорганизмы, улучшает духовное и физическое состояние человека. Оказавшись невольной участницей колокольной терапии, пытаюсь представить, о чем может думать человек, в руках которого такая сокрушительная сила. Спрашиваю об этом Николая. Он скромно пожимает плечами: зависит от настроения.
– Иногда Иисусову молитву читаешь про себя и подбиваешь под нее, а иногда «Слава тебе, Боже, слава тебе!».
Здесь, на колокольне, буквально, на расстоянии вытянутой руки от Бога, о мирском говорить не хочется. Интересуюсь, как Николай пришел к Богу.
– В 1998 году умер отец, его отпевал проповедник, и я вдруг понял, что надо за отца молиться. Принял тогда обет безбрачия, чтобы семейные заботы не отвлекали от молитв. Стал прихожанином Николаевского собора, по выходным служил в церкви. Батюшка пригласил быть послушником – за свечами смотреть. 4 октября 1998 года состоялась моя первая служба. А потом отец Георгий вернулся в Илиинский собор, чтобы его восстанавливать, позвал за собой.
Свой крест Николай несет смиренно. Довольствуясь малым (его зарплата звонаря и уставщика не превышает 500 гривен), с радостью служит людям.
– Многие хвалят за работу, но стараешься похвалы избегать. У меня и работа, и своя служба по храму. Круглый год. Без отпусков – такого понятия нет.
Обдуваемый ветром, под сводом звонницы с колоколами – марионетками в руках, он похож на покорившего вершину скалолаза. Счастливого, но одинокого. Хотя разве может быть одиноким тот, кто служит Богу? Но Николай признается, был бы рад ученикам.
– Многие приходят. А потом видят, что нести послушание звонаря нужно и в дождь, и в мороз, и в сильный ветер, разворачиваются и уходят. Другое дело, если в теплой комнате сидеть, на кнопочки нажимать, а там сами по себе звучат колокола. В нашей работе такого комфорта нет. Иногда, когда сильный холодный ветер, себя просто пересиливать надо. Порою и судороги хватают, и спину продувает – это специфика нашей работы.
Хочется подольше задержаться на колокольне, но у Николая еще много дел. Спускаемся в храм. Там идет служба. Под купол уносятся голоса хора. В лампадах потрескивают свечи. Люди возносят молитвы Господу. Николай спешно прощается и уходит по своим неотложным церковным делам. На ступеньках перед собором задираю голову: на высоте восьмого этажа спят колокола, чтобы вечером проснуться и указать дорогу к храму.

Ув. Читатели, если вам понравилась статья, не сочтите за труд, кликнуть "Я рекомендую" — это очень важно! При выдаче премий (-:)

О чем звонит колокол?: 2 комментария

Добавить комментарий