Немецкий танк утюжит Алупку +фото


Житель южнобережного города собрал копию «Панзера» времен Великой Отечественной из старых холодильников и панцирных кроватей
Андрей Зотов
фото: Юрий Лашов
Рев мотора, скрежет траков. В нескольких метрах от меня по асфальту ползет немецкий танк. Бабах! Из дула вылетает пламя и струится дым. У меня закладывает уши, а в здании – оно метрах в 20 от танка – взрывом выбивает окна и двери. Начинается пожар, атаку на здание продолжают немецкие солдаты – они спрыгивают с брони танка и «поливают» оконные проемы винтовочным и автоматным огнем. Конечно, я не оказался в центре боевых действий 70‑летней давности, как герои фильма «Мы из будущего». Это всего лишь представление, которое специально для журналистов организовал житель Алупки Михаил Крупенко, чтобы показать в деле немецкий танк «Panzerkampfwagen-III». Михаил собрал танк (точнее, его самоходную копию) своими руками, во дворе дома.


«По ширине мы 5 см убрали, иначе танк бы в ворота не прошел»
Михаил Крупенко целый год тратил на танк все свободное время. А началось все с танковой башни – ее точную копию мужчина собрал в своей квартире. А потом подарил одной из местных школ – для уроков по начальной военной подготовке. Дети бросали в башню немецкого «Т‑3» болванки гранат – отрабатывали меткость. «Сначала я думал на башне остановиться, но втянулся в этот увлекательный процесс, – вспоминает Михаил Крупенко. – Работали со старшим сыном. Потом помогали сослуживцы – ребята из казачьей пограничной заставы».
После нескольких месяцев работы у танка появился корпус. Он полностью повторяет настоящий «Panzerkampfwagen»: на макете воссоздан каждый люк, каждый винтик. Правда, чертеж танка алупкинцы так и не нашли. «Собирали танк по картинкам и фото, которые находили в интернете, – рассказывает хозяин модели. – Поначалу было очень сложно, а когда танк уже был наполовину готов, мой друг увидел в магазине игрушек конструктор – копию нашего танка в масштабе 1 к 35. Купил ее – и чуть легче пошло. Промерили каждую деталь, умножили на 35 и получили правильные размеры. Только ширину танка пришлось на пять сантиметров сократить – иначе он бы в ворота не зашел». Копию боевой машины делали из металлолома: в ход пошли старые холодильники, панцирные кровати, обрезки труб. Расширяющийся конец пушки сделали из карданного вала от «жигулей», гусеничные катки – из колесных дисков старого грузовика. «Сырье» для будущего танка резали и сваривали, рихтовали и подгоняли. «На работе мой отчим рихтовал и красил автомобили – можно сказать, восстанавливал их из металлолома. Этот опыт нам сильно помог», – рассказывает Михаил Крупенко.
Когда макет уже был готов, его решили сделать самоходным. В танк установили двигатель от микроавтобуса УАЗ. Работает он на 80‑м бензине, который заливается в пятилитровый бензобак, сделанный из огнетушителя. В кабине поставили руль и даже рычаг переключения скоростей. А вот сделать прочные гусеницы, которые могли бы выдержать боевую машину, пока не удалось. Поэтому танк передвигается на спрятанных под корпусом колесах от того же
УАЗика, а гусеницы лишь слегка касаются земли. Нагрузка на них минимальна, но когда махина трогается с места, траки цепляются за асфальт и крутятся. Со стороны – полное впечатление, что танк едет «на гусеницах».
«Т‑3» обошелся Михаилу Крупенко примерно в две с половиной тысячи долларов. Для сравнения: за эти деньги можно купить 25–30‑летний «жигуль» или «Таврию» в возрасте 10–15 лет.

«Зрители были в восторге, ветераны плакали»
Теперь танк, собранный алупкинцами, участвует в реконструкциях боев Великой Отечественной. Например, в прошлом году «Т‑3» произвел фурор, появившись в Севастополе, в постановке битвы у Сапун-горы. «Зрители были в восторге, а ветераны плакали, – рассказывает Михаил Крупенко. – Так сильно им напомнило события тех лет. В Севастополь наш танк везли на эвакуаторе. На трассе нас обгоняли машины, сигналили, люди снимали на телефоны, фотографировали. Представьте, картина: фашистский танк по трассе в 21‑м веке везут». Своим ходом «Т‑3» пока может проехать лишь несколько десятков метров – потом слетают траки. Но их конструкцию вскоре собираются усовершенствовать. «Есть несколько идей, как сделать гусеницы прочнее», – говорит Константин Дорыжин, еще один алупкинский энтузиаст-танкостроитель. На службе в пехотных войсках он видел танки, ездил на их броне, но никогда не думал, что придется одним из них управлять. «Оказалось, это несложно: скорость небольшая. Вот только не видно почти ничего – прорези в корпусе совсем узкие. Танкистам здесь, наверное, нелегко приходилось». В перерывах между крупными реконструкциями сражений Михаил Крупенко и его единомышленники разыгрывают перед алупкинскими школьниками небольшие военные сценки – с танком в главной роли. Мастер уже трудится над вторым танком. Теперь он собирает немецкий «Т‑4».

Прямая речь
Алексей Воронов, житель Алупки, ребенок войны:
«Уже после войны я служил в артиллерийских войсках. На полигонах мы тренировали стрельбу по танкам противника. На таких учениях час­то использовались трофейные немецкие танки времен Великой Отечественной. Видел я и танк „Т‑3“, скажем так, в условиях, приближенных к боевым. Эта машина очень на него похожа».

Мария Богданова, жительница Алупки, ребенок войны:
«Когда увидела этот танк, меня аж сковало всю. Думала, что уже и вправду немцы пришли. Молодцы ребята. Надо обязательно детям рассказывать и показывать, как это было. Чтобы они знали, что Родину надо беречь и защищать. Нельзя забывать подвиг наших родителей».