Немецкая ферма в крымской степи


Гражданин Германии Вилли Мартинс кормит Европу маслом из сафлора, который он выращивает в Крыму, на земле своих предков
Сергей Максимов, Раздольное
фото: Арвидас Шеметас
Старенькая «Волга» неспешно отмеряет километры по шоссе – между полями с пшеницей, ячменем, рапсом. Это Раздольненский район, тихий уголок на северо-западе Крыма. Здесь прекрасные песчаные пляжи, виноград, персики. А еще, как оказалось, передовые аграрные технологии и люди с необычными судьбами.

Продолжил дело предков
«Смотрите, вот такой была сельская школа в Новоселовском, – Вилли Мартинс, гражданин Германии и крымский фермер, бережно перебирает документы, которые собирал по крупицам в архивах. – Мои предки построили эту школу своими силами, по разрешению генерал-губернатора. Сейчас от нее остались руины».
Вилли вернулся на землю предков восемь лет назад. До революции его род имел в Северо-западном Крыму более 4 тысяч десятин земли. Выращивали пшеницу, овец, коров, лошадей. Новоселовское тогда называлось Эльгеры-Монтанай Мартинсов. А в соседней деревушке располагалось валяльное производство – там Мартинсы и их работники делали валенки для царской армии.
Род Мартинсов покинул Крым более 90 лет назад: в 1920‑х дед Вилли перебрался в Ставропольский край, а в 1941 году его семью, как и всех советских немцев, выселили в Казахстан. Вилли тоже родился в Казахстане, руководил там крупным хозяйством. С началом перестройки уехал в Германию, получил гражданство, а потом – вернулся: работал в Москве представителем крупной немецкой фирмы, поставлявшей в Россию сельхозмашины.
Теперь, в Крыму, он старается работать по технологиям, которые здесь применялись более века назад. Раньше в северо-западном Крыму не прибегали к глубокой вспашке. Использовали бороны с лапками, которые погружались в землю максимум на 6 сантиметров. Это позволяло почве сохранять влагу, которой в степном Крыму не хватает. Вилли Мартинс адаптирует машины западного производства к местным условиям и даже сам изобрел несколько механизмов. Одно из его устройств для обработки почвы позволяет экономить 50% горючего: на обработку одного гектара уходит не семь литров, а три с половиной.
«Когда приехал, здесь была разруха, – вспоминает Вилли. – Земли бывшего колхоза „Родина“ не обрабатывались уже по шесть-десять лет. Имущество было заложено в банки под кредиты и одновременно разделено между бывшими сотрудниками колхоза. Они пытались получить хоть что-то, разбирали, разрезали и растаскивали по ночам, кто что мог. Мы пытались выкупить хотя бы документы на разрушенные до фундамента строения, но оказалось, что и они в залоге у банка – и поэтому арес­тованы. Сколько нам нервов стоило все это уладить – слов нет».
За восемь лет он успел много: построил зерноток, хранилища для зерна, начал выращивать на взятых в аренду полях чеснок, пшеницу, ячмень, нут, рапс. Выросло небольшое, но уютное административное здание, появился цветник, парник, где выращивают помидоры. Сейчас хозяйство Мартинса обрабатывает более 3200 гектаров земли – на них трудятся всего 15 человек.

Из Крыма в рестораны Франции и Швейцарии
Самое выгодное направление для фермы Мартинса – выращивание сафлора. Это растение требует максимум солнца и вообще не нуждается в поливе. Масляничная культура довольно широко культивируется в Средней Азии, Казахстане, на юге России и Украины. На первый взгляд, сафлор – это просто колючий бурьян, но для бедных влагой крымских земель он подходит идеально.
«Мы поняли, что если остановимся только на зерновых, то однажды просто обанкротимся. Затраты большие, а результата нет. Начали искать альтернативу – и нашли сафлор», – рассказывает фермер.
Оказывается, из неказистого на вид сафлора изготавливают превосходное масло – оно ценится дороже, чем подсолнечное и оливковое. В прошлом году Вилли Мартинс засеял сафлором 40 гектаров – на пробу. Весь урожай ушел на экспорт в Европу. «Во многих престижных ресторанах Швейцарии, Франции, Австрии и других стран подают салаты с сафлоровым маслом из Крыма. Оно снижает уровень холестерина в крови – поэтому и ценится выше оливкового», – рассказывает фермер.
Выращивать сафлор оказалось выгодно. «В прошлом году, когда была засуха, урожайность зерновых в нашем хозяйстве была около 15 центнеров с гектара, а стоимость того же ячменя была 1600–1700 гривен за тонну. Сафлор же дал одну тонну с гектара, зато продали мы его по 4400 гривен. Вложения, получается, в два раза ниже, чем от зерновых, а отдача в два раза выше», – говорит Мартинс.
В этом годы он засеял сафлором уже 700 гектаров и планирует открыть первый в Крыму цех по производству сафлорового масла. Вилли говорит, от покупателей нет отбоя. Значит, ферма, которую Мартинс назвал «Монтанай» – как имение своих предков – будет развиваться.