Нелепые поводы и строгие правила дуэлей

Романтические поединки, известные нам по книгам и фильмам, имели негласные, но жесткие правила. Нарушивший становился в обществе изгоем.

Не закон, а опыт

Вызывая обидчика на дуэль, не всегда удается соблюдать закон — поединки то запрещают, то разрешают, — но всегда следует соблюдать дуэльный кодекс. Это не официальный документ, а обобщенный опыт защитников чести с помощью оружия. В России, где подобное выяснение отношений стало повсеместным только в конце XVIII века, когда в Западной Европе дуэльный бум уже практически сошел на нет, таких кодексов было несколько. Самый популярный — созданный графом Василием Дурасовым в 1908 году.

Оскорбительная мазурка

Сатисфакции требуют, когда задета честь, то есть прозвучали слова или совершены действия, задевающие человека, унижающие его в собственных глазах или глазах общества.

На деле понятие чести трактовалось очень широко. Можно было получить вызов за пересказанную сплетню, комментарий по поводу игры актера, слишком заинтересованный взгляд, брошенный на чью-то даму сердца. Например, в 1822 году Пушкина вызвал на поединок подполковник Сергей Старов, посчитав, что поэт нанес оскорбление целому полку, тогда как Александр Сергеевич всего лишь заказал оркестру мазурку вместо желаемой подчиненным Старова кадрили.

Но существовали и строгие ограничения: поводом для вызова на дуэль ни в коем случае не мог стать материальный ущерб, такие дела решались в суде.

Промедление не приветствуется

Оскорбившись, можно не сразу приглашать стреляться, а сначала потребовать извинений. Если наглец продолжает упорствовать, следует сообщить, чтоб он ждал секундантов, а затем отправить письменный вызов или передать его через своих доверенных лиц на словах. Долгие раздумья в этих делах обществом не приветствовались. Чувствуешь себя оскорбленным? Сосредоточься, решись и в течение суток засылай секундантов.

Если одному человеку удавалось «наступить на больную мозоль» сразу нескольким, правилом было: «Одно оскорбление — один вызов». Причем оскорбивший волен был выбирать, с кем из жаждущих его крови драться. После состоявшейся дуэли повторные вызовы по тому же поводу не принимаются.

Когда не хочется стреляться

Отклонить вызов без ущерба для чести можно только в исключительных случаях: если один из противников душевно нездоров, физически не может сражаться, младше 18 или старше 60 лет, если он — женщина или является близким родственником, начальником или подчиненным. Также можно отказаться от поединка, когда требующий сатисфакции ниже по социальному положению. «При вызове дворянина разночинцем первый обязан отклонить вызов и предоставить последнему право искать удовлетворения судебным порядком», — предписывает кодекс Дурасова. В среде военных невозможно было вызвать на дуэль старшего по званию — это рассматривалось как бунт.

В остальных же случаях считался опозоренным и человек, чей вызов отклонили, и отклонивший. Последний навсегда терял право отстаивать свое доброе имя с помощью поединка.

Лишиться чести можно было и просто опоздав. Дуэль обычно проводилась рано утром. Если проведший ночь в прощании с жизнью дуэлянт задерживался более чем на 5–10 минут, он считался уклонившимся от дуэли и, соответственно, обесчещенным. Также признаком трусости считалось принесение извинений уже перед барьером.

Секундант — дело нервное

Если уж дуэлянты оказывались иногда совершенно невольно втянутыми в этот сюжет, что уж говорить о секундантах. Почетную эту должность обычно занимали друзья, приятели, родственники бросающего вызов или просто кто-то, кто оказался рядом. Претендент должен был иметь незапятнанную репутацию и быть равным по положению.

Противники с момента вызова и до самого поединка не должны были общаться и даже видеться. Все хлопоты переговоров и приготовлений ложились на секундантов. Это доверенное лицо должно было оговорить с другой стороной все условия, обеспечить организацию, следить за выполнением договоренностей и своей честью гарантировало, что равенство участников во всем будет соблюдено. Секунданты действовали в рамках своих полномочий: либо решали все по своему разумению, либо, что чаще, исполняли курьерские обязанности, ставя в известность своего доверителя о возникших вопросах и передавая его мнение противной стороне.

Дуэль до потери сознания

Переговорщикам следовало определить вид дуэли — до первой крови, серьезного ранения, потери сознания или смерти, договориться об оружии, расстоянии, очередности стрельбы.

Часто дело обходилось одним выстрелом. Даже если он не приносил вреда, считалось, что честь восстановлена. Но если была договоренность действовать «до ранения», оружие перезаряжалось и следовал второй акт. Бывало, что вытянувший жребий начать первым действовал жестче, чем было оговорено. Тогда и его противник получал право ответить тем же. Демонстративный выстрел мимо считался оскорблением и мог послужить поводом для нового вызова.

За соблюдением правил следил распорядитель, выбиравшийся из секундантов. Также непременно приглашался врач. На поединке теоретически могли присутствовать близкие, но превращать дуэль в спектакль считалось дурным тоном.

Оружие — канделябр

Изначально предполагалось, что дворянин дерется тем оружием, которое всегда носит с собой. С собой носили мечи, сабли, кинжалы, шпаги. Пускать их в ход при любом удобном случае, без всяких долгих переговоров, как мы помним из «Трех мушкетеров», считалось вполне допустимым. Но в XVII веке все большую популярность завоевывают огнестрельные поединки, уравнивающие, независимо от физической подготовки, шансы дуэлянтов. Ведь даже самый неумелый стрелок мог сделать случайный выстрел, который окажется роковым.

Чаще для этих целей использовались курковые однозарядные пистолеты. Поскольку промышленного производства оружия еще не было, каждый «ствол» имел свои особенности. Знакомый с ним дуэлянт получал серьезное преимущество. Поэтому очень важным считалось, чтобы оба впервые держали эти дуэльные пистолеты в руках. Впрочем, бывали и отклонения от традиций. В XIX веке в России пристав Цитович и штабс-капитан Жегалов дрались на канделябрах. Такой выбор сделал оскорбленный Цитович, не умевший ни стрелять, ни фехтовать.

Три степени тяжести

Если в некоторых случаях все-таки можно было отделаться извинением, то в других выход был один — к барьеру! Зависело это от тяжести оскорбления.

Самым легким считалось оскорбление словом, не затрагивающее доброго имени и репутации, — шутка на тему внешнего вида, манеры, отсутствия знаний о чем-либо.

Серьезнее относились к словам (или неприличным жестам), ставящим под сомнение порядочность — обвинение во лжи, мошенничестве, других бесчестных действиях. К ним приравнивалась и адресная нецензурная брань.

Самым тяжким (третьей степени) оскорблением считалась агрессия, выраженная поступком: удар, пощечина, швыряние предметов, даже если предмет не достиг цели, но был на нее направлен. К третьей степени относилось и словесное заявление о подобном действии. Например: «Я плюю на вас!»

Русский поединок — бессмысленный и беспощадный

Европейцы, чьи представления о дуэли к XIX веку смягчились, называли русскую дуэль узаконенным убийством и отмечали ее крайнюю жестокость. В России, например, обычным расстоянием между противниками было 15–20 шагов вместо европейских 25–35. Хорошему стрелку промахнуться было трудно.

При «подвижной дуэли», согласно правилу, принятому только в России, вытянувший жребий стрелять вторым мог потребовать, чтоб «отстрелявшийся» подошел к барьеру — фактически стал безоружной мишенью для целящегося противника.

В Европе, даже если оба противника промахнулись, честь участников считалась восстановленной. В России же часто оговаривались условия «до решительного результата», то есть до смерти или потери сознания.

Существовали еще две разновидности экстремального выяснения отношений, прижившиеся исключительно на отечественной почве: «Приставить пистолет ко лбу» и «Дуло в дуло». В первом случае противники встают на расстоянии пяти-восьми шагов, и из двух пистолетов заряжается только один. Во втором — заряжаются оба пистолета. Летальный исход практически гарантирован. Зато если кто-то случайно выживал, бесчестье ему не грозило. Gazetarespublika

Источник