Нафталиновый «президент»

Выдворение Мешкова из Крыма – закономерный итог. Напрашиваясь на изгнание, он хотел стать политическим мучеником, но так и остался политическим пенсионером. Не поддержали ни избиратели, ни суд, ни Россия.

Приезд Юрия Мешкова можно уже сейчас, в середине июля, назвать главным разочарованием года. Бывший глава Крыма оказался вовсе не изгнанным лидером, а заурядным пенсионером, который мог получить президентский пост разве что по нелепой случайности.

Пожалуй, самым показательным заявлением Мешкова во время общения с журналистами стало его признание в собственной трусости. Он сознался, что не появлялся в Крыму 16 лет потому, что боялся за себя – боялся преследований украинской власти (отметим, что за жену и детей, которые все это время жили в Симферополе, Мешков не очень беспокоился). Теперь «режим» (терминология экс-президента) стал мягче, российско-украинские отношения улучшились, – и Мешков, набравшись храбрости, все-таки приехал. И тут же призвал крымчан «браться за вилы». Кого на них поднимать-то? Нынешнюю дружественную России власть? В родной для Мешкова России такой образ мыслей – воспринимать любую мягкость как слабость и повод вцепиться в глотку – это визитная карточка подонков из этнических криминальных группировок. Нормальные люди справедливо называют их дикарями, презирают и ненавидят.

Еще один неприятный момент – режущее глаза социальное неблагополучие Мешкова. «Президент республики Крым – 1993–1994 год». С такой строкой в резюме, с жильем в Москве (помог мэр Лужков) и с российским гражданством Мешков мог претендовать на любую, самую престижную должность в области госуправления. И что, пригодились его таланты на российской госслужбе? Нет, все 16 лет Мешков проработал на том самом месте, которое получил по протекции Лужкова – преподавателем в небольшом московском вузе. Получал скудную зарплату, мирился с финансовыми неурядицами – и даже не пытался достигнуть большего.

«Иногда „стреляю“ у коллег до зарплаты», – сетует человек, который когда-то обещал крымчанам привести наш край к невиданному процветанию, сделать его «европейским Сингапуром». Обещания остались пустыми словами, и теперь Мешков, плохо сдерживая эмоции, жалуется на низкую пенсию: меньше десяти тысяч рублей – разве это сумма для человека, который больше года был президентом?
Возможно, Юрий Мешков достоин жалости, но у меня он никакого сочувствия не вызывает. Потому что не мужик. Не вывез в Москву жену и детей, не помогал родным в Крыму (достаточно зайти в квартиру дочери экс-президента, чтобы понять – они нуждаются). Не поддерживал первую супругу – она осталась в Симферополе с дочерью, болела, постепенно теряла адекватность и в результате – шагнула из окна.

Это не набор случайностей, это штрихи к малопривлекательному портрету. Человек, который не способен достичь личного успеха, не приведет к успеху ни предприятие, ни, тем более, регион. «Обращаюсь в Москву: „Дайте денег, нужно милиции выдать зарплату, а то переприсягнет Украине“. Не дали», – так Мешков описывал свои президентские труды. Своих денег – даже на зарплату милиции – в Крыму при нем не было. Не дай Бог, сохранил бы пост – до сих пор, наверное, ездили бы в Москву с протянутой рукой.

К счастью, этого не случилось – и сейчас жизнь в Крыму гораздо более сытая, безопасная и стабильная, чем в любом «мятежном регионе» бывшего СССР: Приднестровье, Абхазии или Южной Осетии. Крыму без Мешкова хорошо, а вот Мешкову без Крыма – не очень. Он не наскреб даже на авиабилет, прикатил в Симферополь по-простому, на полке плацкартного вагона. Да и эту поездку, видимо, профинансировали некие заинтересованные лица – очень уж активное участие в визите Мешкова принимал один из руководителей третьеразрядного российского информагентства, зарабатывающего деньги на размещении самых бросовых и грязных материалов.

Те же самые кукловоды, без сом­нения, срежиссировали и выдворение Мешкова из Крыма. Все было рассчитано заранее. СБУ не могла не отреагировать на заявления, которые экс-президент, сильно волнуясь, зачитал на пресс-конференции: про «браться за вилы», про создание параллельного «парламента». Голос Мешкова звенел и срывался, рука с листком дрожала – экс-президент хорошо понимал: остаться в Украине после такого не позволят.

Его и выслали. Без шума, без скандалов, без акций протеста – их просто некому было проводить. Даже российский МИД не поставил под сомнение правильность действий СБУ и всего лишь выразил надежду, что выдворение Мешкова не направлено против России. Конечно, нет. Оно направлено против заказчиков крымской поездки Мешкова, которым выгодно дестабилизировать ситуацию на полуострове.

В общем, встреча с Мешковым оказалась болезненной. Это как встретить свою школьную любовь, ставшую за десять лет неблагополучной бесформенной теткой с потухшим взглядом и засаленными волосами. Психологи считают, что всего за семь лет личность человека может полностью измениться, приноравливаясь под окружающие обстоятельства. Получается, мы общались уже с другим человеком, не с тем, который в 1994 году был избран президентом Крыма. Так или нет, сейчас Мешков – это всего лишь привет из прошлого. Страница истории – не самая славная и даже не самая приятная. Честное слово, лучше бы не приезжал. Тогда у некоторых крымчан сохранялась бы красивая иллюзия о достойном экс-президенте, достойно живущем в изгнании. Теперь она разрушена.

Анатолий Темин