На весовом фронте без перемен? Бывает


Худеем с «Республикой» – часть 7‑я*
Василий Акулов
*Продолжение. Начало в №№ 9–11 (94–96), 14–16 (99–101)
В начале мая с ужасом я обнаружил, что снижение моего веса затормозилось. Диету держу, в тренажерке потею, а тут – на тебе, сюрприз. Но, похоже, теперь, спустя 2 недели, эту мертвую точку в районе 113 килограммов я уже миновал. И сегодня мой вес составляет 110 кг, то есть до заветной цели осталось 3 кг и три недели.

Большинство крымчан наверняка знают, что такое плато (с ударением на последнем слоге!). Взять хотя бы плато Ай-Петри или Демерджи. Как известно, так называется возвышенная равнина, ограниченная четко выраженными уступами. Оказывается, этим же словом обозначается остановка снижения веса во время диеты. Отчего же возникают такие плато? По словам диетологов, впрягаясь в диету, мы, как правило, достаточно резко снижаем калорийность рациона. В результате организм, привыкший получать определенное количество калорий, начинает питать себя «из закромов родины» – сахарком. Добывать этот самый сахар из жировых тканей он не способен. Зато может легко тянуть из белков, составляющих мышечную ткань. Поэтому на заре всякой диеты разлагаются не жировые ткани, а именно мышечные. Поскольку мышца состоит из белка на 20% (остальное вода), то на первых порах снижение веса оказывается очень и очень внушительным. К сожалению, большинство потерянного веса – это жидкость, которая высвобождается из мышц.
Через три недели после начала диеты организм «понимает», что так жить ему нельзя, и начинает готовиться к длительной перемене в питании. И только после этого «прозрения» начинает перерабатывать жировую ткань, которая содержит достаточно низкий процент воды. А так как каждый грамм жира содержит больше калорий, чем грамм белка, распад жировой ткани идет гораздо медленнее. Параллельно с процессом распада жиров начинает восстанавливаться потерянная мышечная ткань, и поэтому мы не замечаем понижения веса. В моем случае на диету наложилась тренажерка, о которой до этого я знал разве что по рассказам знакомых. Видимо, это дополнительно ускорило процесс роста моих мышц – и в результате в последние дни апреля и начале мая мой вес застыл на отметке 113,5 кг. Чего уж только не рекомендовал тренер Сергей, дабы сдвинуть процесс с мертвой точки. Например, максимально отказаться от углеводов в рационе, сосредоточиться на белковой пище и перед сном (читай – на ужин) съедать по одному грейпфруту и лимону – они содержат вещества, расщепляющие жир. Рекомендация выглядела убедительно, но воплотить ее в жизнь я собрался в тот самый момент, когда вес, к моему удивлению, продолжил падать – так же неожиданно, как и остановился. Как бы то ни было, у меня теперь в кармане есть козырь – смогу его применить, если остановка повторится.

Свой путь к похудению
Читатели «Республики» рассказали, что помогло им сбросить жировой балласт

Тамара Долгушина: «Нужно желание не существовать, а жить»
 Возраст: 53 года
 Рост: 164 см
 Сбросила: 23 кг (с 83 кг до 60 кг)

«Вскоре после 50‑летия у меня случился гипертонический криз, артериальное давление зашкалило за 220. До этого худеть не хотелось: ела колбасы, жареное и другую вредную пищу. Внезапно заявившее о себе заболевание напугало, да и врачи, узнав о моем питании, сказали вполне определенно: не похудеешь – заработаешь диабет. В итоге я переключилась на „правильные“ продукты. Скажу честно – приходилось нелегко. Мне, воспитанной на острых блюдах закарпатской кухни (я родом из Ужгорода), было крайне трудно отучить свой вкус от приправ – соли, перца, которые искусственно возбуждают чувство голода. К тому же соль задерживает в организме воду – и мне пришлось переключиться на пресную пищу. В итоге, когда хотелось есть, жевала прессованные отруби вместо привычных колбасы и яичницы с беконом. Самое удивительное, что большинство знакомых очень странно отреагировали на мое похудение. Все как один спрашивали, не заболела ли я: дескать, раньше был цветущий вид! А я, наоборот, похудев, можно сказать, расцвела: стала себя чувствовать лет на 20 моложе. Появились силы много ходить, исчезла одышка.
За полтора года, в течение которых снижался вес, в моей потребительской психологии произошли существенные сдвиги. На жареное смотрю как на наркотик: приносит только вред, пользы никакой, а привыкаешь быстро. На колбасах, особенно копченых, для меня невидимыми буквами написано „рак“, поскольку входящие в них вещества и вправду, по мнению некоторых медиков, способствуют образованию раковых клеток. Сегодня вполне ответственно могу заявить, что и диеты-то как таковой в моем случае не было. Просто было желание не существовать, а жить».

Олег Вавровский: «Нечаянно стал раздельно питаться»
 Возраст: 32 года
 Рост: 183 см
 Сбросил: 15 кг (со 103 кг до 88 кг)

«Я регулярно ходил в тренажерный зал, а вот питался неправильно: каждый рабочий день обедал сладкими булочками. И как-то незаметно для себя не на шутку располнел. Но однажды решил вместо мучного запарить на обед овсяные хлопья. Овсянка так здорово насытила меня, что я стал есть ее каждый день. А на ужин отказался от гарнира: рыба – значит только рыба, мясо – так только мясо. Даже в мобильном телефоне у меня теперь есть программа, которая показывает допустимые сочетания продуктов. Да, и еще раньше иногда после работы выпивал бутылочку пива, а теперь с этим увлечением покончено. В итоге я незаметно для себя за несколько месяцев раздельного питания потерял 15 килограммов. Теперь планирую повысить вес до 92‑х, но исключительно за счет увеличения мышечной массы».