Лев Миримский – друг бандитский?

Депутат крымского парламента не любит распространяться о старых контактах с лидерами крымских банд и приятельских отношениях с главой «Сейлема» Сергеем Воронковым
Илья Токарев
Биография лидера партии «Союз» Льва Миримского доступна в двух интерпретациях: его врагов и союзников. По словам первых, герой нашей статьи тесно связан с криминалом. А если верить его сторонникам, Миримский – честный предприниматель, который заработал первые миллионы в бандитские 90‑е годы – и умудрился ни разу не нарушить закон.

Так или иначе, а называть человека преступником до тех пор, пока нет такого решения суда, мы не имеем права. Да и просто не человечно это. А вот покопаться в биографии одной из самых одиозных фигур крымской политики и вспомнить слухи, которые эту фигуру окружают, можем запросто. Итак, двуликий Миримский. Поехали.

Баррикады и столы – одно и то же?
Из биографической справки на официальном сайте политика уяснить о Миримском хоть что-то внятное просто невозможно. Служил в армии, потом занимал руководящие посты на советских предприятиях. Еще через несколько лет, в 1994‑м, вдруг стал депутатом Верховной рады Украины. Дальше пишут – о наградах, публикациях, научных работах и семейном положении. Такой вот зигзаг Фортуны. Сходил в армию, из нее вышел уже бизнесменом-руководителем, а чуть позже рванул в депутаты. Неплохой карьерный рост из советского солдата в народные избранники, правда? Если поискать информацию на неофициальных сайтах, то становится ясно, что после демобилизации Лев Миримский был вовсе не руководителем, а техником-строителем на различных стройкомбинатах Симферополя. Работал, в общем.
Взлет начинается в 1987 году, когда на государственную арену слабеющего СССР массово выходят «фарцовщики», бандиты и валютные менялы. Лев Миримский в то время – директор кооператива «Прогресс». Чем занималось это предприятие, неизвестно, но как говорят ровесники Миримского, в этот период сам политик продавал в Симферополе бижутерию – в аэропорту и на Центральном рынке. Так или иначе, кооператив Миримского, раз не разорился, то приносил прибыль. А где в 90‑е были деньги, там почти всегда были и бандиты.
Сам Миримский неоднократно утверждал, что, мол, к криминалитету вообще никого отношения не имел. И даже наоборот – находился с рэкетирами по разные стороны баррикад. Хотелось бы верить. Вот только Льва Миримского можно видеть на архивном видео 1994 года на дне рождения Сергея Воронкова, который по сообщениям милицейских чинов разного уровня являлся главарем ОПГ «Сейлем» – одной из двух самых крупных и могущественных банд, терроризировавших Крым в 90‑е. Видео можно легко найти в интернете. Банкет проходит в «Ореанде», и баррикад здесь не видно, зато есть столы. Рос­кошные столы с царским угощением. Среди гостей авторитета Сергея Воронкова можно узнать «легендарных» крымских бандитов и убийц. Некоторые сейчас отбывают сроки, некоторых уже просто нет в живых, или они легли на дно, и в политическую жизнь автономии не лезут. Миримский – почетный гость: виновник торжества встречает его на пороге, у машины, крепко обнимает и с благодарностью принимает подарок – ружье. Сидит Миримский на почетном месте – возле Воронкова, правда, это не мешает уже вечером разгулявшейся братве забросить начинающего политика (тогда уже нардепа) с веселым улюлюканьем в бассейн. Следом – и его жену. Нынешний «союзовец» возмущается, мол, не надо было купать супругу, и несколько раз задает братве нецензурный вопрос, аналог которого: «Зачем так делать?».

Агент спецслужб?
В начале 2000‑х многие люди, сидевшие рядом с Миримским за роскошными столами, оказались в тюрьмах или в могилах. У «союзовца» хватало врагов, да и компромата, судя по всему, тоже. Но он оказался каким-то непотопляемым. Например, в декабре 2002 года вице-спикер крымского парламента Василий Киселев заявил, что имеет документы, доказывающие двойное гражданство Миримского. Первое – украинское, а второе, конечно, израильское. Именно там, в Израиле, уже много лет живет мать Миримского. Но доказать наличие у него двойного гражданства тогда не удалось: Израиль такой информацией не делится.
Уже весной 2003 Миримскому снова неуютно: коллега нардеп Григорий Омельченко обратился к президенту Леониду Кучме с заявлением, мол, расследование уголовных дел, к которым причастен «союзовец», слишком уж затягиваются. А список дел, по которым проходил Миримский (конечно, говорим по информации Омельченко) был очень плотен. Процитируем, ссылаясь на СМИ, распространившие эту информацию: «…тяжкие преступления – дело № 205120, возбуждено 26 января 2000 года; № 140396, возбуждено 23 декабря 1999 года; № 205162, возбуждено 29 февраля 2000 года – все по признакам преступления, предусмотренного статьей Уголовного кодекса Украины (вымогательство, совершенное организованной группой), дело № 205211, возбуждено 10 марта 2000 года – подделка документов, дело № 50077 – бандитизм…».
Но… Результата никого. Миримский, сколотивший состояние во время всесоюзного разгула бандитизма и не раз сидевший с ними за одним столом, оказался чист перед законом. Во всяком случае, доказать и сейчас никто ничего не может. Вот так вот.

Справка: Сергей Воронков (кличка «Воронок») – последний лидер «Сейлема», после разгрома группировки отсидел семь лет за незаконное хранение боеприпасов. Вышел на свободу в 2008 году

ОПГ «Сейлем» — одна из самых известных преступных групп Крыма. Во времена расцвета банды количество боевиков колебалось около 1000 человек. Этой ОПГ инкриминировали около 50 резонансных убийств.

  Википедия