Крымскотатарская свадьба: медленная смерть традиций

0_92ad7_eabad684_l

Белое платье, брызги шампанского, черная машина с кольцами. Одним словом – свадьба. О том, что женятся крымские татары, а не славяне, теперь можно понять только по фамилиям в свидетельстве о браке.

Все по-новому
Современные крымскотатарские свадьбы сильно отличаются от тех, которые играли лет двадцать назад, говорит президент Фонда поддержки и исследований коренных народов Крыма Надир Бекиров.
«Некоторые невесты начали одеваться так, словно готовы отдаться не только жениху, но и всем гостям сразу. А процентов восемьдесят свадебного музыкального репертуара не имеет к нашей музыке никакого отношения», – говорит Бекиров. По его словам, свадьбы перестали быть традиционными народными гуляниями с песнями, танцами и состязаниями. Рождение новой семьи все чаще превращается в банальное застолье, где спиртное льется рекой. А чтобы свадьба отличалась от славянских, в процесс включают «восточную экзотику», не имеющую ничего общего с обычаями крымских татар.

Как это было
На свидания крымские татары не бегали – молодых знакомили родители или профессиональные свахи. Не смейтесь, но эта традиция сохранилась до сих пор. Далеко за пределами Крыма прославилась «профессиональная сваха» Мунивер Темешева. Она объединяет сердца уже шестьдесят лет. Сейчас Мунивер-битай (то есть бабушке Мунивер) почти восемьдесят, но она с молодым задором продолжает свое нелегкое дело. В ее «картотеке», как она призналась, около 750 имен потенциальных невест. Денег сваха не требует: может принять некоторую сумму, если предложат, но только после свадьбы.
«С каждым годом становится все труднее. Молодежь либо не знает национальных традиций, либо ими откровенно пренебрегает», – сетует сваха.
Традиционно крымскотатарская свадьба была целым комплексом ритуалов и длилась не один день. Такая растянутость во времени позволяла будущим супругам поближе узнать друг друга и если что – вовремя отказаться от затеи.
Сначала молодой человек вместе с родителями или близкими родственниками посещал дом невесты и просил «разлык» – разрешение на брак. Если родители и невеста не возражали, стороны готовились к помолвке. В отличие от многих мусульманских народов, крымские татары учитывали мнение своих дочек – выдавать замуж насильно было не принято. Конечно, родители могли настоять, но делали это мягко. Например, говорили, что девушке в 17–19 лет желательно быть замужем, иначе она рискует остаться в «старухах».
Следующий этап – помолвка, или «сез кесим» – на крымскотатарском это значит «дать слово». Влюбленный татарин в компании сватов («къуда») приезжал к невесте. Происходил обмен подарками («нишан») и оговаривалась дата свадьбы. С этого момента молодые считались «полноценными» женихом и невестой.
За две недели до свадьбы происходил «агъыр нишан» – окончательный договор между сватами. Стороны обменивались более богатыми подарками. Как правило, это была одежда, вышивки и украшения. Саму свадьбу играли несколько дней. Сначала в доме невесты, а потом – жениха.
Обряд мусульманского бракосочетания «никях» мулла проводил в доме молодой. В доме невесты гуляли два дня. В конце второго дня проводили обряд «хна геджеси» – аналог девичника. Подруги и родственницы невесты окрашивали ее волосы, ступни ног и ладони хной. Все это происходило под музыку и песнопения. На следующее утро ее готовили к отъезду в дом супруга.
Одновременно в доме жениха проводили другой ритуал – его торжественно брили под специальную музыку – «траш авасы». Церемония могла длиться долго, поэтому жениху приходилось часами сидеть с намыленной шеей.
Когда приезжала невеста, начиналась свадьба на стороне жениха. Ближе к полуночи молодых вели в отдельную комнату и оставляли одних. Утром свекровь дарила невесте драгоценное украшение, а завершал свадьбу ритуал «келин къавеси» – молодая жена варила кофе родителям мужа и гостям.

Как теперь
Современные свадьбы проходят под лозунгом простоты и зрелищности. Часть ритуалов, увы, «отменили» или «модернизировали» до неузнаваемости. В первую очередь пострадал обычай делать две свадьбы. В последнее время все чаще играют одну – из соображений экономии. Зато вырос масштаб – до депортации крымские татары не приглашали на свадьбы столько гостей. Застолья, рассчитанные больше, чем на сотню людей, были нечастыми. Теперь же считается, что любой крымский татарин обязан пригласить на свадьбу 300–400 человек. Средняя стоимость такой гулянки – 5–10 тысяч долларов. Нехитрые подсчеты показывают, что если проводить торжество по всем национальным канонам – два дня в доме невесты, еще два – у жениха, торжество обойдется еще в четыре раза дороже. Неудивительно, что все стараются сэкономить.
Предсвадебные «подготовительные процедуры» тоже становятся формальностью, превращаясь в обычные посиделки в гостях, или вовсе отмирают. В прошлом остались и бритье жениха под музыку и традиция «хна геджеси».
Пострадало также традиционное музыкально-танцевальное оформление торжества. Прежде у каждой свадебной хайтармы был свой порядковый номер, а женщины обязательно танцевали сложный «танец кистей» – «тым-тым». Но в последние пять-шесть лет на свадьбы пришла новая мода – танец живота, который исполняют нанятые танцовщицы. Пышнотелые девы под арабскую музыку трясут всем, чем наделила мать-природа. Редко какая свадьба обходится без кавказской лезгинки. Не лучше и с песнями: потакая желаниям публики, свадебные музыканты играют в основном попсу и кавказский шансон. Например, настоящим бичом многих свадеб стала композиция азербайджанца Арсена Бедросова «Кайфуем», а его соотечественник Руслан Набиев держит второе место с песней «По ресторанам».

Арсен Бекиров