Кличко – Ющенко-два, или Мессия возвращается

Политолог Окара о тайных пружинах спортивно-политического проекта
Андрей Окара
Однажды нация влюбилась в бухгалтера. Чем эта любовь окончилась – общеизвестно: бухгалтер из «мессии» и политика мирового масштаба превратился в «шестерку» бандюков. Поэтому я не отвечаю на вопрос, а лишь его ставлю: как вы считаете, есть ли гарантии и механизмы, препятствующие тому, чтобы нечто подобное не повторилось с боксером?

Пытаюсь разобраться с вопросом по Кличко: почему присутствие этой партии особо ощутимо на Западе и совсем мало – на Востоке Украины?
Почему в западных округах мажоритарщики от «УДАРа» ведут упорную, непримиримую, героическую борьбу с кандидатами от ОО «Батьківщина» и «Свободы», тогда как чем дальше на восток, тем и биллбордов «ударовских» меньше, да и реальных (неноминальных) кандидатов‑мажоритарщиков негусто? Ведь, казалось бы, если «УДАР» действует согласно публичным декларациям, то все должно быть наоборот: «ударовским» кандидатам необходимо с немалым успехом рвать, метать и потрошить угрюмых «регионалов» во всех округах Донецкой и Луганской областей.
И тогда «УДАР» должен был бы стать новым прорывным поколенческим проектом, собирающим вокруг себя на основе рациональной мотивации всех пассионарных и «небайдужих» людей, а не очередным мешком с котами, за которых предлагается «проголосовать сердцем». А сам Кличко мог бы в перспективе стать, фигурально выражаясь, новым Вашингтоном, Рузвельтом, Рейганом, Бисмарком, Аденауэром, а не новым Ющенко или новым Тигипко.
Ведь пока модель раскрутки Виталия Кличко схожа с моделью раскрутки Ющенко в 2001–2004 годах: людям предлагается авансом поверить в уникальность мотиваций симпатичной фигуры, в ее «нас­тоящесть» и проголосовать как бы в кредит, а вот потом, когда она получит всю полноту (или хотя бы фрагмент) власти, она еще покажет! Ну, или не покажет – как получится.
Я не спрашиваю, есть ли у партии Кличко идеология, и если да, то какая.
Я не спрашиваю, есть ли у партии партийная структура на мес­тах, и если есть, то где эти люди.
Я не спрашиваю, есть ли у партии механизм и кадры, чтобы защитить свои собственные результаты на выборах. Ведь если вдруг ЦИК объявит, что эта партия набрала не 15%, а 4,8%, никакой революции не случится, никто за «боксеров» митинговать не выйдет. (Или все-таки выйдет? Отзовитесь, те отчаянные, кто готов рвать седалище за эту партию и ее мажоритарных кандидатов!)
Я не спрашиваю, сколько стоит зачистить мажоритарный округ «под олигарха» в Центральной Украине, когда кандидатом от «УДАРа» вместо реального и популярного на местном уровне общественного активиста или средней руки бизнесмена выступает либо откровенный клоун, либо серая «техническая» мышь.
Я не спрашиваю, есть ли у партии что-нибудь вообще, кроме одной-единственной фигуры.
Я не спрашиваю, почему такая квелая и неэффективная рекламная кампания. (Хотя считаю, что генеральная стратегия выбрана правильно: надеяться на эффект «вмененного ожидания» и ничего не делать, а самому Кличко – уклоняться от словоохотливости и излишней публичности, дабы не ухудшить результат.)
Я даже не спрашиваю: отсутствие присутствия «УДАРа» на Востоке Украины – это свидетельство манипулятивности проекта «Кличко» или специфический и единственно возможный формат договоренностей между ним и властью?
Я, как и абсолютное большинство жителей СНГ, считаю Виталия Кличко чудом мирового бокса и одним из очень и очень немногих конкурентоспособных украинских брендов. Только вот, ну никак не хочется в очередной раз разочаровываться и проклинать судьбу. Однажды нация влюбилась в бухгалтера. Чем эта любовь окончилась – общеизвестно: бухгалтер из «мессии» и политика мирового масштаба превратился в «шестерку» бандюков. Поэтому я не отвечаю на вопрос, а лишь его ставлю: как вы считаете, есть ли гарантии и механизмы, препятствующие тому, чтобы нечто подобное не повторилось с боксером? Или оно уже давно произошло, и мы все сегодня – лишь статис­ты в дьявольской игре под названием «Ющенко‑2, або Месія повертається»?