История игр и игрушек

От деревянных лошадок до компьютерных монстров: «Республика» сравнила любимые игры разных поколений

«Краски», «кис, брысь, мяу», «съедобное-несъедобное», «цепи-цепи», «вышибалы» – это лишь несколько названий из бесконечного перечня игр, на которых выросли мы, поколение 80‑х. Откуда они появились, не знаю – ни бабушки с дедушками, ни родители нам о них не рассказывали. Никто и не спрашивал, откуда взялись игры – они просто были, как бесплатное приложение к детству.

Как и дворы, в которых все друг друга знали по именам и могли забежать к соседям за солью или за стаканом сахара. Во дворах мы проводили много времени, не в ущерб спортивным кружкам и музыкальным школам, старшие играли с младшими – возраст вообще не имел значения. Там мы знакомились с миром и находили друзей. Так было 20 лет назад. Сейчас детство переместилось за компьютер. Стрелялки, бродилки, стратегии, футбольные и хоккейные симуляторы – вот чем увлечены дети двадцать первого века.

«Любимой игрушкой почти все называют компьютер, а девочки не умеют играть даже в „дочки-матери“ – они никогда не видели, как это делается!» –  жалуется моя знакомая, воспитатель в детском саду. Неутешительны и прогнозы психологов: многовековая непрерывная цепь передачи игровой традиции от одного детского поколения к другому нарушена, за этим может последовать эпидемия тотального одиночества. «Коллективные игры необходимы для формирования навыков социального взаимодействия. В них учатся учитывать интересы других, отстаивать свои интересы, соблюдать правила – прообраз социальных норм и государственных законов. Именно в игре формируется личность – успешная или, наоборот, не очень, – убеждена психолог Ольга Павленко. – Если дети не играют, в них развивается индивидуализм, а это – прямой путь к будущему одиночеству».
«Республика» решила проверить опасения психологов, сравнив игры разных поколений.

Поколение сороковых – начала пятидесятых

Тяжелое детство, деревянные игрушки. Рожденным в сороковые пришлось рано повзрослеть и, казалось бы, им было совсем не до игр – сначала вой­на, потом долгие годы восстановления. Но дети всегда остаются детьми.

«Все свое детство мы провели на улице. Это сейчас у всех двери, калитки, замки. Детей на улице и не увидишь, – вспоминает Валентина Егоровна. – Играли, в основном, в „казаков‑разбойников“ (делились на две группы, казаки искали разбойников, когда находили, менялись ролями). Еще в лапту играли, в „жмурки“, прыгали через веревочку – двое крутили, третий должен был перепрыгивать. Были еще „вышибалы“ – мячом нужно было выбить игрока».

«Игрушки были редкостью: вырезали из дерева лошадок или шили кукол, – вспоминает Людмила Васильевна, чье детство пришлось на послевоенные годы. – Особой гордостью считались трофейные игрушки, которые некоторые отцы привозили с войны. У меня была трофейная кукла – тряпичное тело с фарфоровой головой. Необычайно красивая! Однажды она упала и разбилась! Я плакала так, словно потеряла своего ребенка. Еще долго носила ее с собой, безголовую, не могла расстаться с таким сокровищем. В „войнушку“ играли и мальчики, и девочки! Но часто ссорились, потому что никто не хотел быть за фрицев».

Поколение конца пятидесятых – начала шестидесятых

Время подъема, новых пятилеток и веры в светлое будущее. Дети «хрущевской оттепели».

дети играют в резинку и класики

«У нас много игр было: „городки“, „вышибалы“, „колечко-колечко“, „ручеек“, „классики“, скакалки, – перечисляет Татьяна Тунанина. – „жмурки“, „прятки“. Во дворе дома, в котором жили, делали сцену, придумывали номера, костюмы. Днем ходили по квартирам – продавали билеты. Зрители рассаживались на скамейки во дворе, сосед играл на баяне, иногда на балкон вытаскивали патефон или радиолу и устраивали танцы».

«У нас были настольные игры, пупсы пластмассовые, но мне больше нравилось играть в магазин – это, кстати, в будущем повлияло на выбор моей профессии, – рассказывает Галина Янышева. – Деньгами у нас были цветы акации (копейки) и листья шелковицы (рубли). А еще мы брали застывшую грязь, разрезали ее на кус­ки – это было масло!»

«Я росла в России, под Нижним Новгородом. С детсадовского возраста мы почти все свободное время проводили во дворе. Вещей у всех тогда было мало – ни мобильных, ни одежек, хвалиться друг перед другом было нечем. Собираемся вместе – что делать? Играть, конечно! – откровенничает Галина Александровна. – Играли в „колдушку“ – то есть „в колдунью“. Это те же самые догонялки, только ведущего зовут колдушкой. Кого он догнал – тот заколдован: должен поставить ноги вместе, руки в стороны и стоять столбом. Но другой игрок может „замороженного“ освободить – для этого нужно подбежать и дотронуться до руки. Ведущему, получается, нужно не только ловить, но и следить, чтобы пойманных не „размораживали“. Как только сходил снег, играли в „классики“ с „поскакушкой“ – нужно было не просто прыгать по расчерченным на асфальте квадратикам, но еще и толкать ногой „поскакушку“ – обычно это была жестяная баночка из-под сапожного крема, набитая землей – для веса. У меня в кармане всегда была „поскакушка“. Подметок на сандалиях хватало на месяц, не больше. Очень любили прыгать через скакалку, не просто так, а с выкрутасами: скрестив руки, с приплясом, задом наперед. Мне как-то из Москвы привезли очень „продвинутую“ скакалку: из резинового жгута с красивыми ручками. Весь двор завидовал – у остальных-то были просто веревочки. Мы вообще много двигались. Придешь со школы, быстренько сделал уроки, а потом – во двор и бегаешь до темноты. Из-за этого, наверное, и здоровее были».

Поколение семидесятых

Эпоха застоя, гонка ядерных вооружений, хиппи, начало строительство БАМа и первая в истории хоккея серия матчей между лучшими профессионалами Канады и сборной Советского Союза.

девочки играют в резиночки

«Мы в школе на переменах играли в „ловы“ (догонялки), девчонки прыгали в „резиночки“, а сейчас каждый ребенок выходит на перемену со своим телефоном, играет в телефонные игры, – сетует симферополец Александр Валерьевич. – Футбол, хоккей – это для нас вообще было святое! На одежде зубной пастой рисовали номера – она видна хорошо и держится до первой стирки. Вдохновленные книгами про Александра Македонского, устраивали настоящие сражения – с мечами и щитами из фанеры. У меня был щит, как у древнегреческой кавалерии – увидел его в книге и сам сделал. Были игры и на деньги, но это уже в старших классах – карточная „трынька“, „крышечки“».

«Девочки играли вместе с мальчиками и в „казаки-разбойники“, и в „ловы“. Но были у нас и свои – девичьи – игры. Моя подруга хорошо рисовала и сделала для меня бумажную куклу – вырезали сначала силуэт девочки и мальчика, а потом наклеивали его на картон. Каждому делали свой бумажный гардероб, – рассказывает Ася Анатольевна. – Обычные куклы у нас тоже были, но самодельные выглядели лучше, для них можно было придумать любую вещь. Еще, помню, была мода на анкеты. В них писали разные вопросы, вклеивали туда фотографии из журналов, открытки – для красоты и передавали по классу или дворовым друзьям. Вопросы были разные, например, кто тебе нравится, какую музыку слушаешь. Так мы пытались больше узнать друг о друге».

Поколение восьмидесятых

Перестройка, гласность, джинсы-«варенки», секс-революция. Они носили прически под Си Си Кетч, были влюблены в Томаса Андерса из «Модерн токинг» и танцевали на дискотеках под «Ласковый май» и «Мираж».

эрудит ссср

«Во что играть – такой проблемы у нас в детстве не было. На переменах прыгали в „резиночки“ или играли в „классики“, после школы (в младших классах) в „море волнуется“ – по команде ведущего: „море волнуется три, морская фигура на месте замри!“ мы должны были застыть в разных позах. Ведущий прикосновением пальца „включал“ „статую“, игрок делал какие-то движения, а ведущий должен был отгадать, кто это!  – говорит Любовь Шапошникова из поселка Крым Роза Белогорского района. – А еще у нас были песенники – такие тет­радки, куда мы записывали слова понравившихся песен. Ценная была тетрадка! Мальчишки играли в „сифу“- кидали друг в друга тряпку, которой вытирали с доски мел. В кого попали, тот „сифа“».

«Не думаю, что игры нашего поколения сильно отличаются от того, во что играли наши родители, – убежден Алексей Привалов, выросший на Дальнем Востоке. – Разве что у нас появились всякие интеллектуальные игрушки, типа „Эрудита“, конструкторов, микроскопов. Но дома мы почти не сидели. Играли в „войну“, строили штабы, придумывали пароли, давали клятву не рассказывать противнику, даже под пытками. Часто играли в ножички: рисовали на земле круг, который делили на число, равное количеству участников. Потом кидали ножик на «участок» одного из игроков. Если нож воткнулся, завоеванный участок забирали себе. Причем, ножик кидали с колена, с плеча, через себя! В „фантики“ играли, в „пробки“, во вкладыши от жвачек – все, кто играл, клали вкладыши картинками вниз и по очереди били их ладонью – вкладыши, перевернувшиеся картинкой вверх, забирали себе.

Поколение девяностых

Эпоха беспредела. Развал СССР, всеобщее обнищание, криминальные разборки.

тамагочи

«Строили шалаши, жгли костры, гоняли на велосипедах. – вспоминает Артем Цензура, детство которого прошло в Кировоградской области. – Потом появились игровые приставки – „Дэнди“, „Сега“, „Сони плейстейшен“ – это, вообще, предел мечтаний. Была еще такая игрушка – „тамагочи“ – такой электронный питомец, которого нужно было кормить, выгуливать. Если не ухаживать, он умирал. Редкая вещь, была не у всех. А вообще, мы рано повзрослели: уже с класса шес­того-седьмого учились зарабатывать».

«Я родился в 91, помню, когда появились первые компьютеры и мобилки. Но, вообще-то, мы целыми днями на улице гуляли, играли в „терминатора”и в „бандитов”, – вспоминает киевлянин Евгений Ковтун.

Поколение начала двухтысячных

Интернет, социальные сети, глобализация. Об играх нынешнего поколения рассказывают родители детей, рожденных в начале 21 века.

дети играют на планшете

«У современных детей игр нормальных нет. Либо целыми днями бродят без дела на улице: драконят друг друга, камнями или палками кидаются, либо играют в человека-паука, черепашек-ниндзя. Не играют даже в футбол – просто пинают мячик. Те, кто постарше, сидят за компьютером, – отмечает Любовь Шапошникова. – Наш сын (Ивану 6 лет) умеет играть в шашки, шахматы, карты, в лото, „монополию“, настольные игры. Я с детьми во дворе разговаривала, так они даже не знают, что это такое! А родителям просто некогда».

Любовь Воеводова, внуку Роману 5 лет: «Сейчас никто ни во что не играет. На улицу мы внука одного не пускаем, только под присмотром. Игры те, которым научили в детском саду, но Рома предпочитает компьютер – он очень рано научился его включать, теперь требует, чтобы ему разрешали играть в стрелялки».

Впрочем, есть и исключения. «Мои дочери – девять и шесть лет – играют в „дочки-матери“, в куклы, в „музей“: расставляют игрушки – экспонаты и рассказывают про них. Компьютером не увлекаются, играют вдвоем», – рассказывает жительница Симферополя Наталья Катюшина.

Психолог Ольга Павленко:

«Ребенка надо учить играть. Причем, с раннего детства, постепенно втягивая его в игровой процесс, и ни в коем случае не лишать его двора! Дети там учатся постигать мир таким, какой он есть, учатся общаться друг с другом». Gazetarespublika

Мария Макеева