Истории с елки

0_a7ec6_71401283_xl1

Новогодние игрушки не просто создают праздничное настроение. Каждую зиму, глядя на нас с елки, они видят, как мы изменились за год. И со временем в них накапливается семейная история

Ожидание Нового года – это, наверное, самые счастливые моменты детства. Стараешься не уснуть до полуночи, долго, до боли в глазах, всматриваешься сквозь морозные узоры на окне в темноту – в надежде увидеть, как один год сменяет другой. Замираешь, чтобы хотя бы услышать, как происходит эта историческая встреча. Но – увы! – глаза слипаются, и все самое интересное остается за закрытыми веками. Засыпая, слышишь, как празднуют взрослые: шуршанье платьев, стрельбу пробок от шампанского, разговоры, чей-то суровый бас (Дед Мороз, не иначе!), звонкий смех (Снегурочка!). Все это происходит в сладкой дреме. А утром, как только откроешь глаза, вскакиваешь с кровати и сломя голову мчишься к елке – в самый светлый и уютный праздник, занесенный снегом, окутанный ореолом тайны и приправленный еловым ароматом. «Респуб­лика» выслушала несколько историй, связанных с одним из главных атрибутов новогоднего праздника – елочными игрушками.

Оксана КОВАЛЬЧУК. «Мне казалось, что слон сказочной белизны пришел к нам из зоопарка»
«В нашей семье самая важная новогодняя миссия была возложена на нас с папой: мы наряжали елку. Отправляли брата и маму на кухню, доставали коробку с елочными игрушками, папа усаживал меня на плечи, и я цепляла на самое видное место главные семейные елочные реликвии – разноцветного слона и Красную Шапочку на прищепках. Эти стеклянные игрушки достались от моей прабабушки. Мы храним их отдельно от новых игрушек и всегда вешаем на почетное место. Мне нравилось, что эти игрушки отличаются от других. Казалось, что слон сказочной белизны пришел к нам из зоопарка. Его там обижали, и он решил сменить прописку. Хотелось взять его на руки, прижать к себе и поблагодарить, что он выбрал именно наш дом. Но играть этими игрушками категорически запрещалось. Сейчас, глядя на эти елочные украшения из прошлого, я вспоминаю своих бабушек и дедушек. Их уже нет рядом, а игрушки остались».

Алена САЙЧУК. Санта Клаус, не сохранивший семейное счастье
«Когда я вышла замуж, в нашей семье появилась традиция: обязательно перед новогодним вечером покупать одну новую елочную игрушку. Мы с мужем, как и большинство молодых семей, с трудом сводили концы с концами, жили от зарплаты до зарплаты. Поэтому покупали одну новую игрушку на елочку, и она становилась для нас своеобразным талисманом на удачу – на весь год.
Я, как ребенок, верю, что в любом предмете есть своя энергетика, и с каждым у нас есть определенная связь. Например, пока цела любимая мамина чашка, все в доме хорошо, но стоит ей разбиться… Как-то мы купили маленького, дешевого китайского Санта-Клауса из пластмассы. В красной бархатной курточке, с золотой подарочной коробочкой под мышкой, белобородый, улыбчивый, голубоглазый Санта с румяными щечками. В глубине души я верила, что он охраняет нас, наше счастье. А потом он сломался: кто-то наступил на беднягу и продавил ему пластмассовую спину. В тот же год мы с мужем расстались. А через полгода – развелись официально. Что ж, не все новогодние истории счастливые. Берегите свои елочные игрушки, с ними может быть связано ваше семейное благополучие!»

Оля ЛЕОНОВА. Самовар из послевоенного Сталинграда
«В нашей семье хранятся и передаются из поколения в поколение елочные украшения, которыми еще до революции любовалась моя прабабушка: птички из папье-маше, Дед Мороз. Есть игрушки времен бабушки и мамы: куранты, кремлевские звезды, „серпасто-молоткастые“ шары. Из огромной домашней коллекции, в которой много и современных елочных украшений – красочных, фееричных, по-настоящему красивых, – особый трепет у меня до сих пор вызывают довоенные игрушки ручной работы – самовар и капельки. Простые, без рисунка, из тончайшего серебристого стекла, они не были похожи на остальные игрушки, но именно своим простым очарованием завораживали меня, маленькую. Я могла часами рассматривать тонюсенькие носик и ручки у самовара – вытянутые стеклодувом, а не отштампованные машиной. Тогда такие игрушки стоили очень дорого, семья моей бабушки очень берегла их и умудрилась привезти с собой из пережившего страшные бои Сталинграда. Самовар из разрушенного Сталинграда „греет“ нашу семью до сих пор. Жаль, что игрушки уходят от нас – бьются, ломаются, с них слезает краска… Вместе с ними уходит детство, а Новый год из сказочного праздника подарков и ожидания превращается во время хлопот».

0_a7ec6_71401283_xl2

Полина МАРКОВА. Картонный козлик на все времена
«В нашем доме среди елочных украшений есть бесспорный фаворит – картонный козлик. Он „живет“ в отдельной коробке, каждый год мы его достаем и помещаем на елку с особым почтением. Еще бы! Козлику уже 70 лет, он поселился у нас в 40‑х годах. Удивительно держать в руках эту картонную игрушку, которую, наверное, с таким же трепетом вешал на елку еще мой дедушка, когда был маленьким мальчиком. Словно переносишься в прошлое на машине времени».

Наташа ШИЛО. «Бабушка вышла из польского консульства с поднятыми руками – чтобы подарки не вывалились!»
«Моя бабушка, Октябрина Старушкина, рассказывала историю, которая произошла в конце 30‑х годов. Она тогда жила в Киеве, в доме для военных рядом с польским консульством. В Украине после революции Новый год начали праздновать только в 1937 году, а до этого праздник считали „буржуйским“ и не отмечали. Зато в польском консульстве в предновогодние дни с размахом праздновали католическое рождество. Бабушке было шесть лет, вместе с другими детьми она забавлялась тем, что звонила в служебный вход консульства, на заднем дворе, и убегала. Однажды ее поймал караульный солдат, поднял на руки и понес в здание. Он долго шел длинными коридорами, а потом принес бабушку в просторную комнату, там был огромный праздничный стол, сидели красиво одетые люди. Караульный сказал им что-то по-польски, люди стали смеяться. Они подозвали бабушку к столу и хотели дать гостинцев. Но бабушка, как назло, была одета в новую шубку из каракуля без карманов. Поляки нашли оригинальный выход: попросили бабушку поднять руки вверх и насыпали в рукава конфет, орехов, яблок, пряников. И сказали идти так, с поднятыми руками. Бабушка так и вышла из консульства. В этот момент к зданию подбежала ее мама – дети рассказали ей, что бабушку забрали в консульство. Каково же было мамино удивление, когда она увидела свою дочку, выходящую из консульства с поднятыми руками! Кстати, так, с поднятыми руками, бабушка и шла домой. Там ее мама поставила на ковер, опустила ей руки, и во все стороны полетели польские угощения».

Вероника МОРГУН. Бумажные, но любимые
«У меня полнейший восторг вызывали бумажные флажки с героями журнала „Веселые картинки“. Самоделкин, Незнайка, Чиполлино, Хоттабыч, Петрушка – персонажи любимых книжек и одновременно герои специального детского журнала. Каждый месяц журнал появлялся в почтовом ящике, с трепетом изымался, зачитывался, рассматривался, раскрашивался до дыр. Флажки непременно крепились к самым нижним веткам елки, и, лежа на полу, можно было разглядывать знакомых персонажей, вдыхать головокружительный запах сосновой смолы, прикасаться к опасно хрупким стеклянным шарам (упадет или нет?). И ждать новогодней ночи, сладостей в бумажном пакетике с портретом Деда Мороза, самого Деда с подозрительно знакомым голосом и бородой теплой и пушистой».

Илона Тунанина