И.о. мэра Ялты: «Наш город должен быть не хуже, чем Прага и Баден-Баден»


Дмитрий Жмуцкий
Илона Тунанина
фото: Юрий Лашов
«Езжу так каждое утро – с весны до осени. Без охраны, конечно, – я не такая персона, чтобы окружать себя охраной, – Сергей Илаш, исполняющий обязанности мэра Ялы, катит на велосипеде по граниту набережной и смеется в ответ на наш воп­рос.  – Вот, сегодня только тренировка срывается. Давайте я хоть пару кругов сделаю в своем ритме, а потом пообщаемся. Хорошо?». И. о. главы Ялты привстает на педали и вырывается вперед – мы даже не пытаемся за ним угнаться.
В Ялте раннее утро – начало седьмого. Мы застали город в интимный момент: он заканчивает прихорашиваться к началу дня. Умытые поливальными машинами улицы еще малолюдны – здесь хозяйничают дворники. Подметают, протирают, чистят.

«Главные принципы жизни мне дала мама – учитель истории»
Поколесив по набережной и соседним улицам, Сергей Илаш возвращается – и мы снова не спеша едем вдоль моря.
– Вас узнают на этих велопрогулках? Подходят?
– Да, бывает. Если обращаются по работе или с проблемами, то отвечаю, а если подходят просто поглазеть, то, конечно, неприятно: сбивается ритм тренировки. По­этому стараюсь одеваться так, чтобы меня не узнавали. Тем более, меня всегда можно застать на рабочем месте. Я не отгораживаюсь от людей, принимаю всех. Только если уже выхожу из кабинета, могу попросить зайти попозже.
Его лицо сегодня известно каждому ялтинцу: в начале июня город ждут выборы и агитацию с изображениями Илаша – кандидата от Партии регионов – можно увидеть по всей южнобережной столице. Но узнать и. о. мэра в мужчине на велосипеде в оранжевой футболке, бандане и спортивных очках действительно невозможно.

– Сергей Федорович, каково это: ездить по городу и на каждом шагу видеть свое изображение?
– Да не обращаешь внимания – и все. Реклама – и реклама.
Мы слезаем с велосипедов и устраиваемся на парапете, напротив ялтинской достопримечательности – медного Чехова и Дамы с собачкой.

– У вас редкая фамилия. Что она означает?
– «Илаш» – мадьярская, венгерская, фамилия. Мои родители по материнской линии все киевляне, по отцовской – буковинцы. А так как эта территория была ранее под Австро-Венгрией, там очень много подобных фамилий. Моя – одна из них. В переводе с венгерского «илаш» – «светлый», «высокий».

– До какого колена знаете своих родственников?
– По материнской линии до 1730 года. Она из дворянского рода Вознесенских.

– А на кого из своих предков вы похожи?
– На маму. И внешне, и некоторые черты характера мне от нее достались. Я рос без отца – он погиб, когда я был очень маленький. Поэтому до 14 лет меня воспитывала мама, она дала мне главные принципы отношения к жизни. А мужское начало уже закладывал дед. Кстати, мама до сих пор поддерживает меня советами. Она всю жизнь работала в школе учителем истории, сейчас заслуженный учитель Украины.
Жизнь тоже была для меня хорошим воспитателем: после 20 лет я уже сам зарабатывал на хлеб. Многому научила армия – я служил в особом отделе, в КГБ.

«Крутой был: с 18 лет на собственном “запорожце”»
– Сергей Федорович, учитывая вашу любовь к велопрогулкам, можно ли в этой связи рассчитывать, что в скором времени в Ялте появятся велодорожки?

– К сожалению, велодорожки – неосуществимая мечта. Их следовало учесть в генплане при строительстве улиц, теперь уже поздно. Но сделать город удобнее для велосипедистов – в наших силах. Мы уже предоставили ялтинской молодежи места для проката и для ремонта велосипедов, отвели мес­та по городу для велопарковок. Пока их семь, но будет больше. А вот количество автомобилей будем уменьшать: построим возле южнобережного шоссе большие паркинги, чтобы туристы оставляли там машины и спускались к морю на троллейбусах или электрокарах. Тогда воздух в городе станет чище.

– А каким был ваш первый велосипед?
– «Орленок». Стоил по тем временам большие деньги – 37 рублей. Родные долго собирали эту сумму: купить сразу возможности не было, все жили тогда по средствам. Когда купили – это было такое счастье, я на всю жизнь запомнил. Катались на нем всем двором.

– А о чем еще, кроме велосипеда, мечтали в детстве?
– Хотел стать радиоастрономом. Мне нравились звезды, я мечтал посылать сигналы в космос и получать ответы от других цивилизаций. Был уверен, что они есть. Вообще, у меня была любовь к радио. Мне нравилось, что из бездушных деталей можно собрать радиоприемник, из которого будет звучать «живой» голос. Поэтому я и стал радиоинженером. И до сих пор увлекаюсь музыкой, ценю качественный звук…

– Вы в детстве бывали в Ялте?
– Да, отдыхал в лагерях в Мисхоре, в «Артеке». В те времена пионеру попасть в «Артек» было все равно что в космос слетать: отправляли только за большие дос­тижения. Я был председателем пионерской организации в школе, и меня наградили путевкой.

– И как изменилась Ялта со времен вашего детства?
– Тогда она была просто сказочным городом: чистым, цветущим, ухоженным. Каждый домик – как картинка. А сейчас, скажу прямо, Ялта архитектурно обнищала
из-за многоэтажных «гаражей», из-за пристроек к историческим зданиям. Жалко.
Моя мечта – вернуть городу былую красоту. Для этого нужно, чтобы соблюдался закон, чтобы работали правила застройки. Помню, как мой дед – ветеран войны, не мог получить разрешение и поставить гараж, потому что это не было предусмотрено генеральным планом. Кстати, первая машина у меня была «запорожец» – дед отдал мне свой автомобиль, – не­ожиданно оживляется собеседник.

– Сколько вам тогда было лет?
– Восемнадцать.

– Вы были, наверное, крутым?
– Еще каким! Вернулся из армии, поступил в университет – и ездил на занятия на своем «запорожчике». Как-то после пары мы проверили вместимость машины: в нее загрузились 13 человек. Когда подъехал к дому и из «запорожчика» начали выходить друзья, сосед глазам своим не поверил, начал считать, спрашивает, мол, как вы туда поместились?
Над Ялтой начинает припекать солнце. Дворники ускоряются.
– Обметать вас не буду, – с улыбкой предупреждает один из них, подступая к нам с метлой, – разговаривайте, не потревожу. Илаш улыбается в ответ: кажется, рад, что остался неузнанным.

– Вы похожи на чиновника из Евросоюза: ездите на велосипеде, без охраны, ведете здоровый образ жизни. Как считаете, опыт какой европейской страны или города пригодился бы здесь, в Ялте?
– Мне симпатичны Карловы Вары, Прага, Баден-Баден, Мюнхен. Хочу, чтобы у нас и уровень жизни, и чистота, и отношение к городу были такими, как в этих городах.

«Если будет нужно, сам сяду на бульдозер»
– Давайте вернемся к внешнему виду города. За последние годы исторический облик Ялты сильно изменился: почти все старинные здания изуродованы пристройками. Для многих это ножом по сердцу…

– Для меня тоже.

– …Есть ли какой-то путь, чтобы привести все это в норму?
– Нужно добиться, чтобы соблюдались законы. Нарушил правила застройки – получай адекватное наказание. Если у нас это получится, люди сами будут приводить здания в порядок. Но это длительный процесс, за год-два радикально ничего не изменишь.
Поэтому мы одновременно заходим с другой стороны: создаем условия для правильного развития города на будущее. Во‑первых, разрабатываем хороший генеральный план. Нужно определить зону малоэтажной застройки – и ни в коем случае не строить там высотные дома! Следующий шаг – с помощью опытных талантливых архитекторов разработать внешний вид города, вынести его на общественное утверждение и сделать этот план ялтинской «архитектурной конституцией», чтобы ни один человек не мог его нарушить. И тогда Ялта начнет меняться. Не быстро, но через пять лет это будет цветущий сад.
В свое время в Ялте работал Градсовет, в него входили архитекторы, которые работали в городе десятки лет. Эти люди знают город, не равнодушны к его облику. Мы планируем восстановить работу Градсовета: снова собрать архитекторов – и советоваться с ними. И вообще наладить системную работу по внешнему облику города: разработать план, обсудить его с ялтинцами – и воплощать в жизнь. А то сейчас на озеленение и благоустройство тратятся немалые деньги, но хаотично, бессистемно.

– Вы активно взялись наводить порядок в земельной сфере – что можете пообещать? Законность придет на ялтинскую землю?
– Придет! Земельное беззаконие душит Ялту, мешает ей развиваться – и мириться с этим мы не будем. Это касается всех: для нас не существует никаких особых каст или авторитетов, ставящих себя выше закона и общественных интересов. В городе все будут жить и действовать по закону. Или искать себе новое место жительства. Всю землю, которая была незаконно отобрана у ялтинцев, придется вернуть. Я уже брал в руки пилу-«болгарку», срезал забор на пляже. Если придется, сяду и на бульдозер. И «договориться» со мной не получится.

– В Алупке забор, преграждающий вход на один из пляжей, сносили уже три раза, – а его снова восстанавливают…
– И понесут за это ответственность – обещаю. Просто здесь почти 20 лет подряд шла игра без правил. С Южным берегом делали, что хотели. И сейчас люди еще не верят, не поняли, что все изменилось. Но мы их убедим – нужно только время. Возврата к земельному «беспределу» не будет.
Это поможет нам изменить инвестиционный климат, а то сейчас многие инвесторы не решаются идти на ЮБК только потому, что по опыту прошлых лет знают: вся земля распределяется по теневым схемам, чтобы начать здесь бизнес, надо «заносить» нужным людям чемоданы с деньгами. Теперь деньги нужно нести только в одно место – в городской бюджет.

– Какие цели ставите перед собой в сфере экономического развития Ялты?
– Есть программа-максимум и минимум. Программа-минимум – сделать город чистым и благо­устроенным, быстро и эффективно решать социальные и бытовые воп­росы. Мне нравится, когда туристы ходят по старым улочкам и фотографируются, и я хочу, чтобы нам не было стыдно за фон, на котором они фотографируются. Хочу, чтобы у нас снова действовали кружки и спортивные секции для молодежи, чтобы наши пенсионеры были похожи на счастливых европейцев.
Это программа-минимум. А максимум… В Иордании я видел прекрасный город, который построили за два с половиной года. А Ливадийский дворец создали за 17 месяцев! Так что если планеты сойдутся, звезды станут так, как нам надо, и нас услышат все, кто нам нужен – от президента до финансовых групп, – то за 2,5 года мы сделаем Ялту совершенно другой. Сюда хлынут миллионы обес­печенных туристов, а ялтинцы будут жить, как в ОАЭ, где все жители получают от правительства по несколько тысяч долларов в месяц. Только Эмиратам Бог дал нефть, а Большой Ялте – прекрасную природу и грандиозные ландшафты. Нужно только сохранить это богатство и правильно им распорядиться.

«Купаюсь зимой – летом нет времени»
– Вы верующий человек?

– Да. Хожу в церковь, верю, что каждый человек рождается не просто так, а с целью, программой.

– Слышал, что вы интересуетесь историей Крыма. А какой период вам наиболее интересен?
– Мне нравится читать о Крыме 18–19 века, когда полуостров был еще нетронутым, только начинал развиваться, – и сравнивать это с настоящим. С удовольствием узнаю о Крымской войне, о людях, которые первыми начали преобразования Крыма: Воронцов, Голицын, Мордвинов, Краснов. Люди, которые реформировали территорию – и в итоге сделали Ялту такой, какая она сейчас.

– Как проводите свободное время?
– Люблю выезды на природу. В лесу я успокаиваюсь, заряжаюсь, набираюсь сил. Люблю фотографию, много фотографирую крымские пейзажи.

– Планируете сделать выставку фотографий?
– Нет, я снимаю для себя. Но приятно видеть реакцию коллег или друзей, когда они видят мои фотографии. Многие удивляются: «Это разве в Крыму снято? Мы не знали, что у нас есть такие места».

– Ваши любимые места в Ялте?
– Возле церкви Святого Николая – там одухотворенная территория, с особой атмосферой. Еще Грушевая поляна в горах. Там озеро с бирюзовой водой. Видишь его и каждый раз удивляешься: как могла природа родить такое чудо? Люблю набережную. Люблю Форосскую церковь – оттуда открывается потрясающий вид.

– На Крещение вы купаетесь в море. В первый раз здесь попробовали?
– Да, пару лет назад. Шел в море с опаской, но упрямство помогло пересилить страх. А потом мне так понравилось! Понял, что зря боялся. С тех пор я постоянно купаюсь зимой. Летом не получается, как и у всех ялтинцев. Мой сын, ему 14 лет, тоже любит воду. Он кандидат в мастера спорта по плаванию. А мне в молодости, когда занимался десятиборьем, плавание давалось тяжело – легче было пробежать стометровку, прыгнуть в высоту или копье метнуть.

– О чем в жизни жалеете?
– Ни о чем. Считаю, что у меня счастливая судьба. Я неприхотливый, непритязательный. Мне не нужно ездить на «Феррари», жить в особняке. У меня другие ценности – семья, друзья. Кстати, мы часто вместе с женой катаемся на велосипедах. Сегодня она расстроилась, что я с вами буду занят.

– Когда вы бываете счастливы?
– Часто. Для счастья много не нужно. Попадаю в красивые места – и уже счастлив. Мы живем в заботах и не обращаем внимания на прекрасные вещи, которые нас окружают. Вот, смотрите: рядом растет бамбук, птицы поют, светит солнце… Это же счастье!