Главный фокусник Крыма: «Меня зовут в Лас-Вегас, но я люблю наших людей»


Владимир Полищук, получивший в этом году «Оскар» для иллюзионистов, рассказал «Республике», почему не выступает в цирке и как украл служебное удостоверение у сотрудника ГАИ
Алексей Вакуленко
фото: Юрий Лашов
У него пристальный взгляд: лукавый и одновременно располагающий. Широкие плечи и массивные ладони выдают бывшего боксера. Поначалу кажется: такими ручищами можно делать что угодно, но только не показывать фокусы. Нелепую мысль прерывает вопрос: «Вы не против, если к концу беседы ваш диктофон исчезнет?». Секунда недоумения – и вот мы оба хохочем, погружаясь в атмосферу шуток и «честного обмана». Так называет мастерство фокусника Владимир Полищук – крымский «волшебник», который в этом году получил престижную международную награду «Мерлин», а вместе с ней титул лучшего иллюзиониста планеты.


«Фокусы – это мое призвание»
– Вы говорили журналистам, что любите разыгрывать людей, используя свое искусство. Расскажите такой случай.

– Остановил меня как-то гаишник. Скажу сразу: если меня останавливают по всем правилам и не придираются, то я веду себя хорошо. Тогда я ехал со скоростью не более 60‑ти километров в час, а мне инспектор ГАИ заявляет, что скорость была якобы под 80. Ну, я и попросил его удостоверение предъявить. А он хотел, но не мог – не нашел. Обшарил все карманы – нет удостоверения. Помучился немножко, но потом я ему вернул «ксиву». А он меня отпустил.

– Как стали фокусником?
– Это моя судьба. Пришло ниоткуда. Просто нравится – и все.

– С какого возраста нравится?
– С пяти лет. А что это мое призвание, понял позже, когда фокусы стали вытеснять из моей жизни все остальное. На стройку устроился работать, а меня выгнали оттуда, потому что стройка остановилась. Однажды я показал фокус каменщику, каменщик попросил показать еще кому-то, и еще, и еще… В конце концов они все выстроились вок­руг меня, наблюдали за фокусами. Крановщик остановил свой невысокий кран (мы строили двухэтажку), спустился к нам. В итоге стройка стоит, ни один кирпич не положен, раствор не перемешивается, кран не работает, а толпа строителей смотрит фокусы. Прораб приехал, тоже посмотрел немножко – и выгнал меня, чтобы не портил ему бизнес.

– Достичь успеха в боксе тоже помешали фокусы?
– Ну да. Я любил бокс, хотел добиться высоких результатов, но творчество всегда вмешивалось. Меня даже другие спортсмены, с которыми знакомился на соревнованиях, называли фокусником, потому что я постоянно им фокусы показывал.

«За границу меня пока не тянет»
– В этом году вы получили «Оскар» для фокусников – премию «Мерлин». Что вы чувствуете?

– Доволен собой – все-таки жюри выбрало меня из семи десятков претендентов со всего мира. Это большое достижение! Глава Международного общества иллюзионистов Тони Хассини, вручая статуэтку, приглашал меня переехать в Лас-Вегас. Но я пока не знаю, как поступлю. Я родину люблю: людей наших, глаза наши, душу нашу. А иностранцы – я даже не знаю, как они будут на шутки реагировать: например, если сниму со зрителя ремень, часы, галстук. Так что за границу меня пока не тянет.
Статуэтка «Мерлин» – это фокусник, который достает из цилиндра за уши кролика. Я ее получил – и ровно через три дня умер мой кролик Пушок. Я с ним работал семь лет, мы всех победили, взяли гран-при и первые места на многих конкурсах. Так что «Мерлин» стал своего рода памятником Пушку.

– Для вас существуют авторитеты среди всемирно известных иллюзионистов?
– Кумиров нет, а профессионалы, которых уважаю, конечно, есть. Во‑первых, это мой учитель, знаменитый фокусник Виктор Добровольский, с которым я объездил всю нашу страну. Во‑вторых, Дэвид Копперфильд – он великий мастер своего дела, и это видно по его выступлениям. Иллюзионист Тони Хассини, который вручал мне «Мерлина». Виталий Лузкарь, победитель шоу «Україна має талант!».

«Хочу создать свой цирк»
– Вы не работаете в цирке. Почему?

– Знаете, душа не лежит: никогда не мечтал, не хотел там работать. Вот создать свой цирк, со своей труппой – это да. У меня в планах на будущее есть такой пункт. И еще в планах – провести в следующем году в Ялте международный фестиваль иллюзии «Творим чудеса вместе». Именно на таком фестивале мне вручили «Мерлина». Тони Хассини мне пообещал, что если фестиваль состоится в Крыму, сюда в качестве члена жюри обязательно приедет Копперфильд. Но что из этого выйдет, пока не знаю.

– В вашем арсенале есть фокусы, которые во всем мире выполняете только вы?
– Почти. Я владею карточным приемом «невидимый вольт», который доступен лишь нескольким иллюзионистам. Меня научил Виктор Добровольский – он, кстати, единственный в СССР выполнял этот фокус правильно. Суть фокуса вот в чем: я кладу карту в середину колоды, а потом она загадочным образом появляется сверху. Я разучивал этот фокус целый год, а потом выиграл с ним не один международный конкурс.
Кстати, благодаря картам я даже познакомился со своей женой Викторией. Мне было двадцать лет, я тогда еще серьезно фокусами не занимался. Общались, она спросила, есть ли у меня особенная способность? Я достал колоду карт, стал показывать фокусы, а потом увидел ее глаза – восторг, удивление, как у ребенка. Смотрю, девушка веселая, искренняя – и решил: все, будет моей женой. Вот уже десять лет мы вместе.

«Для успеха нужно жить мечтой»
– Среди фокусов, которые вы видели, есть такие, которые бы вы не могли разгадать?

– Нет. Разве что вначале может быть непонятно, а потом минуты две-три подумаешь – и все становится ясно. Если какая-то очень сложная версия, надо посидеть, подумать, но в итоге все равно разгадываю.

– В детстве верили в чудеса?
– Да. И до сих пор верю. Смотрю вокруг – деревья, люди, небо, море. Их же кто-то придумал, создал! Для меня это чудо. И в судьбу я верю. Бывает, едешь на машине и хочешь пойти на обгон, а что-то не пускает. Остаешься в своем ряду, а через пару секунд навстречу на большой скорости вылетает машина. Это, по-моему, тоже чудо.

– Продолжаете придумывать новые фокусы?
– Да, но по большей части комбинирую из уже существующих. Свой уникальный трюк придумать очень тяжело. Я подсчитал такую вещь: человеку дается максимум 36 тысяч дней – это если проживешь сто лет. Если отнять детство и юность, когда ты определяешь, кем быть, вычесть время на сон, отдых на пенсии, то на развитие, в лучшем случае, останется семь тысяч дней. А фокусов – более миллиона.

– Фокусы приносят достаточно денег?
– На жизнь хватает. Но если человек становится фокусником из-за денег, то он рано или поздно иссякнет. А успеха добьются те, кто живет мечтой. Я вспоминаю Сашу Усика (боксер Александр Усик, олимпийский чемпион. – «Р»): бокс был его мечтой! Он, чтобы развивать выносливость, кросс бегал – из Симферополя в Саки и обратно! Как-то встречаю его, а он говорит: «Ой, Вован, пришлось на автобусе назад ехать – кеды, блин, порвались». Фанатизм, запал – вот что главное! А деньги приложатся.

«Оскар» для фокусников
Премия «Мерлин» с 1968 года ежегодно присуждается Международным обществом иллюзионистов за достижения в области иллюзионного жанра. Вручает ее президент общест­ва Тони Хассини, наставник самого известного фокусника современности Дэвида Копперфильда. Награда считается аналогом киношного «Оскара», музыкальной премии «Грэмми» или телевизионной «Эмми». Свое название премия получила в честь легендарного волшебника Мерлина.
Лауреатами премии становились многие известные иллюзионисты, в том числе и Дэвид Копперфильд.