Глава Рескомзема: «Все льготники смогут приватизировать землю бесплатно и без беготни по инстанциям»

Дмитрий Жмуцкий, Илона Тунанина
фото: Юрий Лашов
Скоро пенсионеры, инвалиды и другие льготные категории крымчан смогут оформить приватизацию земли совершенно бесплатно – с такой инициативой выступил премьер-министр Крыма Анатолий Могилев. Рассчитанная на два года программа бесплатной выдачи земельных документов поз­волит каждому ее участнику сэкономить около двух тысяч гривен. Глава Республиканского комитета Крыма Александр Чабанов в интервью «Республике» рассказал о подробностях этой работы, о борьбе с незаконным распределением прибрежной земли и… о личной жизни.

ГОСАКТ БЕЗ «ХОЖДЕНИЙ ПО МУКАМ»
– Александр Иванович, Рескомзем сейчас разрабатывает программу бесплатного оформления госактов на землю. Это будет как в 2009 году, перед президентскими выборами? Тогда Тимошенко тоже раздавала госакты…

– И принесла больше вреда, чем пользы. Юлия Владимировна, действительно, решила сделать себе рекламу за счет бюджета страны и объявила бесплатную выдачу госактов. Из стабилизационного фонда бюджета на эту пиар-акцию выделили огромные деньги – 6 миллиардов гривен. Куда их потратили, непонятно. Во‑первых, всю техническую документацию делали наспех. Специалисты даже не выезжали на объекты, а участкам не присваивали кадастровые номера. В результате кое-где соседние участки «наползают» друг на друга – на один кусочек земли претендуют сразу несколько человек. Во‑вторых, по программе документы на землю получили только 5% нуждающихся! Многие обратились в органы власти, написали заявления, а потом выдачу документов остановили – и люди, конечно, остались недовольны. А цифры отчетности искусственно раздули. По Крыму отчитались, что выдали 35 тысяч госактов, а на самом деле – около 14 тысяч, да и те оформили с нарушениями. Прошло уже почти четыре года, но созданный тогда шлейф проблем тянется до сих пор: люди звонят на «горячую линию» премьер-министра Анатолия Могилева, жалуются на низкое качество работы.

– Значит ли это, что госакты без кадастровых номеров придется оформлять заново?
– Нет, конечно! Мы в рабочем режиме доделаем ту работу, которую не сделали наши предшественники при Тимошенко: скорректируем все неточности, присвоим каждому госакту кадастровые номера. Потому что без кадастрового номера человек не сможет участок ни продать, ни подарить – нотариус не будет оформлять сделку.
Видя, что люди недовольны «тимошенковской» раздачей госактов, Анатолий Владимирович предложил не ждать помощи из Киева, а разработать нашу, крымскую программу бесплатного оформления документов на землю. Сейчас мы разрабатываем механизм финансирования программы – по нашим расчетам, чтобы выдать государственные акты на землю всем льготникам, нужно от 40 до 50 миллионов гривен! Ведь для того, чтобы выдать государственный акт, специалисты должны выезжать на место, фиксировать координаты участка, готовить техническую документацию. Это если делать как положено, а не так, как было при Тимошенко.

– Кто сможет бесплатно оформить приватизацию участка?
– Все льготники: пенсионеры, инвалиды, ветераны, дети войны. Будем просить, чтобы в этот список вошли и чернобыльцы, и «афганцы» – этим категориям тоже нужна поддержка власти. Но, уточняю, программа распространяется только на тех, у кого уже есть участок или дом, а документы на землю не оформлены. Если человек хочет получить участок «с нуля», ему нужно будет заплатить за документацию.

– Сколько льготников в Крыму нуждаются в госактах?
– К нам поступили более 30 тысяч заявлений. Но реальная цифра, конечно, больше. Знаете, некоторые уже опустили руки – мол, зачем без толку ходить по кабинетам, все равно госакт не дадут. А когда такой человек увидит, что соседи бесплатно получают документы, ему тоже захочется узаконить землю. Поэтому в программе по бесплатной приватизации земли обязательно будет заложен резерв финансирования, чтобы мы могли принимать новые заявления.

– Учитывая, что за 8 месяцев с начала года вы выдали почти 50 тысяч госактов, 30 тысяч – не такая уж пугающая цифра.
– Не пугающая. Но сложность в том, что мы хотим запустить программу одновременно по всей автономии. Нельзя ущемлять тех, кто живет далеко от столицы. А самое главное, нужно избавить людей от мытарств по разным ведомствам. Теперь это будет делать государственное предприятие.

– То есть человек придет…
– Сдаст свои документы, заключит договор с госпредприятием, и все. Никакой беготни по инстанциям.

– Программа рассчитана до конца 2014 года. Не слишком долго?
– Сроки оправданные из-за большого объема работы «в поле». Плюс финансирование – нам ведь придется работать без помощи из госбюджета. А если нужную сумму «растянуть» на два года, нагрузка на крымский бюджет будет меньше.

«ЖАЛОБ ПО ЗЕМЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ СТАЛО ГОРАЗДО МЕНЬШЕ»
– Получается, нынешний год можно считать успешным по темпам выдачи государственных актов на землю?
– Нынешний темп задал премьер-министр Анатолий Могилев еще прошлой осенью. Это не значит, что до того момента мы ничего не делали. Просто премьеру удалось поднять на новый уровень исполнительную дисциплину, распределить ответственность – от самого низшего до самого высшего звена, и все стало на свои места. Появилась ясность: кто за что отвечает, сколько это занимает времени. Естественно, пришлось многое ломать: были увольнения, понижения в должности, дисциплинарные взыскания. Знаете, обычно все ценят специалистов, которые долго работают на одном месте, людей с большим опытом. Но в нашей сфере это было негативное явление. Люди за 10 лет работы обрастали связями, открывали себе карманные предприятия, которые якобы помогали гражданам готовить документы. Таких руководителей вместе с их предприятиями-«присосками» мы уволили. Теперь каждый понимает, что все его действия контролируются. Если чиновник хамит, это непременно дойдет до меня, до председателя правительства. И уже заметно, что жалоб по земельным вопросам на «горячую линию» Анатолия Могилева стало гораздо меньше.

– Возможно, в том числе, и за счет того, что удалось упростить процедуру выдачи госактов? Раньше для этого было нужно восемь справок, сейчас – четыре.
– Кроме того, чтобы ускорить процесс, мы постарались дисциплинировать наших коллег: СЭС, управление архитектуры, Реском по охране культурного наследия, экологов и, конечно же, органы местного самоуправления. На них, кстати, больше всего жалоб – чиновники на местах массово нарушают закон «Об обращениях граждан».

– Как это преодолеть?
– Чтобы механизм оформления земельных документов работал правильно, у каждого населенного пункта должен быть пакет документации: генеральный план территории, вынесенные на местность границы. Идеальный вариант – это когда в городе или селе есть земля, запланированная под жилую застройку, она заранее разделена на участки, и человек, который хочет получить землю, просто идет и ему выдают госакт. Это не фантастика – в Грузии, например, госакт выдают за 15 минут.

– Сколько нам понадобится времени, чтобы мы могли в этом вопросе уложиться в 15 минут?
– Для этого нужно на законодательном уровне обязать органы местного самоуправления финансировать разработку генпланов, другие работы по землеустройству. Такое решение может быть принято только в Киеве, но мы делаем, что можем, на уровне республики. Мы прописали, например, что СЭС должна выдать заключение по земельному участку в течение трех дней после обращения, «экологи» – в течение семи дней. В результате госакты стали оформлять быстрее.

– Как идет инвентаризация земли в населенных пунктах Крыма, и для чего она нужна?
– Инвентаризация дает понимание перспектив развития города или села: есть ли здесь свободная земля, или нужно расширять границы населенного пункта, на сколько именно расширять. Процесс инвентаризации – дорогой и хлопотный: нужно обойти каждую улицу, каждый дом, посмотреть, кто владеет каждым участком, где находятся его границы, где дорога, где коммуникации. Потом все это перевести в электронную форму и занести в базу данных. Работа громадная. Из-за этого сейчас у нас инвентаризация на низком уровне – всего 7,5%. И, тем не менее, в некоторых регионах местные власти берутся за эту работу. В Евпатории, например, работают четко: запланировали финансирование, провели тендер – и сейчас эта работа выполняется. В Ялте, Феодосии, Симферополе этот процесс тоже сдвинулся с места.

– И что, города просят о расширении границ?
– Конечно. Тот же Симферополь, скорее всего, будет расширяться за счет Симферопольского района. Поселковые советы многие обращаются. Расширением границ интересуются те мэры, которые пришли во власть надолго и думают о перспективе.

– Обещают, что со следующего года в интернете будет доступен всеукраинский электронный земельный кадастр – с данными о каждом земельном участке страны. Но получается, до завершения инвентаризации информация в кадастре будет неполная?
– Мы сейчас активно в этом направлении работаем. Сканируем старые документы, вносим в базу. Это большой объем работы. Нужны люди, нужно время. Так что если 1 января 2013 года кадастр начнет работать, он будет неполный. Будут «белые пятна».

– А когда сможете выложить на портал все данные по крымской земле?
– Думаю, за следующий год справимся.

ЗЕМЛЯ В ЗАКОНЕ
– Чуть больше года назад мы с вами говорили о длившемся 20 лет разбазаривании прибрежных земель…

– Да, с помощью прокуратуры нам удалось вернуть более тысячи гектаров, еще часть дел до сих пор находится в судах. Процесс возвращения незаконно розданных земель не остановился.

– Сейчас землю не дерибанят? Лавочка прикрыта?
– На сто процентов. Уже два с половиной года в Крыму нет такого, как раньше: поселковый совет за взятку быстренько принимает незаконное решение, его потихонечку подписывают у какого-то земельного чиновника на уровне района – и получают госакт. Сейчас это не получится, потому что наш комитет контролирует каждое движение по выдаче новых земельных документов. Есть электронная база, в которой фиксируется вся информация, и каждое присвоение кадастрового номера мы контролируем, это сейчас легко.

«БЕЗ МОРЯ НЕ МОГУ НИ ДНЯ. СМОТРЮ НА НЕГО – И УСПОКАИВАЮСЬ»
– У вас принципиальная позиция по земельным вопросам. Наверняка за время работы появилось много недоброжелателей?

– Два года назад, когда мы только начали работать, недовольных было очень много – мы проводили ревизии земельных документов и отменяли незаконные решения о передаче территорий. Участки выдавались неизвестно кому, особенно много нарушений было в Сакском районе. Местные жители не могли получить документы на землю, но при этом целые куски прибрежной зоны получили граждане Украины, которые в Сакском районе никогда не жили. Когда мы начали наводить порядок, конечно, это вызвало недовольство и финансовых структур, и отдельных «товарищей». Мне все друзья советовали взять охрану, но я не стал. Хотя опасения были.

– Чему вас научила работа чиновника?
– До нынешнего назначения я работал в Киевской области, возглавлял там управление экологии. В Крыму формат работы совсем другой. Наше правительство – это мини-Кабинет министров, здесь силен командный дух. Мы работаем в очень тесном контакте с коллегами, постоянно встречаемся, обсуждаем рабочие вопросы. И результат у нас – общий. Так что в Крыму я поменял себя в подходе к коллегам. Раньше мне было все равно: у меня есть отрасль, за которую я отвечаю, а остальное меня не интересует.

– А друзья среди крымских чиновников у вас есть?
– Для меня друг – тот, кто познается в беде. У меня есть такие друзья, в том числе и среди чиновников. Общаемся и на работе, и вне кабинетов.

– Александр Иванович, какой вы руководитель?
– Строгий. Но в конце рабочего дня стараюсь сотрудников не задерживать, в пять всех отпускаю. В исключительных случаях, когда нужно подготовить какие-нибудь материалы, могу оставить двух-трех сотрудников. По выходным тоже стараюсь людей не дергать. Понимаю, что у каждого семья, люди должны находиться дома, заниматься детьми.

– У вас хватает времени на отдых, развлечения?
– Только выходные – суббота и воскресенье. Мне нравится подход нашего председателя правительства. У него четко: если у подчиненных выходной, значит, выходной: звонков не будет. Разве что если что-то совсем экстренное случится.

– Телефон на выходные не отключаете?
– Вообще никогда не отключаю.

– А чем обычно занимаетесь в выходные?
– Провожу время с семьей. Мы живем в Ялте, поэтому выезжаем на море, это единственная наша отдушина. Я родом с Дальнего Востока. У меня отец из Донецкой области, переехал туда во время войны. Он служил на флоте, любил море. Эта тяга к морю передалась и мне. Без моря не могу ни одного дня. Смотрю на него – и успокаиваюсь. Многих людей успокаивает огонь, а меня – море.
Могу порыбачить – как же на море без рыбалки? У меня и жена любит рыбу ловить. А вот охота меня не привлекает. Пробовал несколько раз охотиться, но понял, что это не мое.

– Расскажите, пожалуйста, о вашей семье. О ней очень мало информации.
– Жена Светлана – коренная ялтинка в нескольких поколениях. Дочь учится в колледже в Англии, занимается актерским мастерством, ей 17. Младшему сыну 13 лет, он учится в школе в Ялте.

– Сколько свободы вы даете детям? В чем их ограничиваете?
– Только в одном – сидении за компьютером, в интернете. У нас правило: когда начинается школа, компьютер только по выходным, и то, когда нормальные оценки. В рабочие дни доступа к интернету нет.

– Что главное в воспитании детей?
– Главный принцип, которым мы в семье руководствуемся, – не врать. Мои дети с детства никогда не обманывают, проверено миллион раз. И меня родители так воспитывали. Если что-то произошло, лучше сказать, как есть.

– Не накажете?
– Если ребенок честно признался, наказание – это исключено. Меня тоже никогда родители не били, хотя в то время подходы к воспитанию были совсем другими. Если поговорить с ребенком на его языке, он начинает вести себя совсем по-другому, относиться к тебе по-другому. Это и взрослых касается: если говорить с человеком на его языке, можно решить любую проблему.