Гаремы снова в моде

Развитие новых течений ислама возрождает многоженство в Крыму

В начале 1990‑х, когда крымские татары возвращались на родину, многоженство было делом немыслимым – в национальной среде еще доминировал «советский» подход к семейным отношениям и строгая моногамия. За 20 лет многое изменилось, и теперь некоторые мусульмане пользуются закрепленным в Коране правом мужчины на нескольких жен.

«Главное, чтобы заботился»
Крымские владельцы мини-гаремов не афишируют себя. Необычные семьи тихо и скромно живут в горных селах и степных деревушках.
« Мы узнаем о таких случаях, только когда возникают проблемы, – признается один из функционеров крымскотатарского меджлиса. – Например, муж привел домой вторую жену, а у первой разрешения не спросил. Первая начинает скандалить, он ей объявляет „талак“ (развод, – авт.) и выставляет на улицу. Их не волнует, что по шариату так быстро разойтись нельзя. Корчат из себя святош, а сами вертят законами Аллаха, как хотят. Потом родители отверженных жен приходят к нам или в муфтият с жалобами».
Несмотря на шероховатости, спрос уже родил предложение – многие молодые мусульманки не против стать одной женой из четырех.
«Почему бы и нет? Найти нормального жениха – целая проблема. Принцы перевелись, остались только кони, – вздыхает жительница Симферополя Эльнара. Она не носит хиджаб и работает в милиции, но после работы готова создавать уют для владельца гарема. – Если мужчина будет действительно достойным, то меня, пожалуй, не смутит, что у него уже есть одна жена. Главное, чтобы обеспечивал и заботился».
В ответ на мой вопрос – «а как же любовь?» – девушка цитирует не Коран, а современного французского писателя Фредерика Бегбедера: «Любовь длится три года. В первый год покупают мебель. На второй год мебель переставляют. На третий год мебель делят».

По закону божьему
По словам главы меджлиса Мустафы Джемилева, крымские владельцы «гаремов» потребительски толкуют религиозные традиции.
«Чтобы точно подсчитать количество таких случаев в Крыму, нужно провести отдельное исследование, но прецеденты есть. Их не так уж мало. Некоторые ваххабиты, имеющие законных жен, приводят на одну ночь проституток и, чтобы соблюсти „религиозные формальности“, совершают с ними никях (венчание, – авт.). Сделали свое дело и „разводятся“, а после этого еще смеют называть себя мусульманами!» – возмущается Джемилев.
Многоженство было актуальным в средние века, когда много мужчин погибало в войнах, поясняет крымскотатарский лидер. Сейчас даже в арабских странах право на полигамный брак становится в большей степени формальным: от мужчины, берущего вторую жену, требуют письменное разрешение первой и справку о доходах.
Точное число мини-гаремов подсчитать непросто, но в меджлисе опасаются, что количество крымских многоженцев исчисляется десятками, и с каждым годом растет. Как правило, такое практикуют сторонники нетрадиционных для Крыма течений ислама – ваххабизма или Хизб-ут-Тахрир. В мечетях, подконтрольных Духовному управлению мусульман Крыма, они не венчаются.
«У них есть свои муллы, если их так можно назвать, – рассказывает один из симферопольских имамов Ахтем. – А мы проводить никях со второй женой не будем, специально перед обрядом интересуемся, расписаны ли жених с невестой».
Сомнительные религиозные организации в Украине чувствуют себя весьма вольготно: наше законодательство – одно из самых либеральных в Европе. После простой процедуры регистрации община получает возможность открывать банковские счета, арендовать помещения, печатать религиозную литературу. Отобрать регистрацию практически невозможно. Например, пару лет назад крымский Рескомитет по делам религий безуспешно судился с мусульманской общиной «Давет» – чиновники пытались доказать, что эта структура распространяет идеологию запрещенного во многих странах мусульманского движения «Хизб-ут-Тахрир».
Не будем упрекать «Давет» в популяризации многоженства, хотя близкая к этой структуре газета «Возрождение» не раз критиковала противников полигамии. Аргумент выдвигался, как правило, один: шариат дает право мужчине иметь до четырех жен, а против «божьих законов» выступают только глупцы.
«Мы не считаем многоженство предосудительным поступком, так как это соответствует нормам, изложенным в Коране», – сказал „Республике“ председатель „Давета“ Руслан Рамазанов. – Но вообще, каждый выбирает по себе. Лично у меня только одна жена».

Подводные камни многоженства
Религиозные нормы нельзя трактовать буквально, отмечает руководитель Крымского научного центра исламоведения Айдер Булатов. По нормам ислама для создания полигамной семьи нужно соблюсти множество условий.
«Во‑первых, нужно разрешение первой жены. Во‑вторых, мужчина имеет право привести в дом еще одну женщину только в том случае, если первая супруга по каким-то причинам не может исполнять свои обязанности, – поясняет Булатов. – Например, она оказалась бесплодной. Нюансов тут много, поэтому даже в мусульманских странах многоженство не такое уж частое явление, как некоторые думают».
Категорически против «гаремов семейного типа» выступает ректор Крымского инженерно-педагогического университета Февзи Якубов. По мнению профессора, многоженство противоречит традиционному укладу крымских татар и выгодно только для распутников‑богачей, которые коллекционируют женщин.
«У горе-многоженцев кошельки, может быть, стали толще, но извилин в мозгу от этого не прибавилось. У крымских татар никогда не было таких традиций! Наоборот, наши женщины очень давно научились грамотно руководить своими мужьями. Видимо, сказалась близость европейских народов», – заявляет Якубов.

Арсен Бекиров