Евгений Копатько: «Восток Украины молча терпит, а Запад – действует»


Алексей Вакуленко
fb.com/avakula1983
фото: Юрий Лашов
Что происходит сегодня в Киеве и чем грозит обернуться противостояние агрессивных демонстрантов и правоохранителей, и так уже обагренное кровью первых жертв? Как вести себя жителям Юго-Востока в столь трудной для страны ситуации, чтобы сохранить единую Украину? На эти и другие вопросы в интервью «Республике» ответил известный украинский социолог и историк, учредитель компании «Research and Branding Group» Евгений Копатько.

«Уже никто не помнит, с чего начался „Евромайдан“…»
– Евгений Эдуардович, как вы оцениваете ситуацию в Киеве, которую смело можно назвать беспрецедентной для независимой Украины?

– В Киеве разворачивается гражданский конфликт – действительно, беспрецедентный. Происходящее сегодня в столице уже дало цепную реакцию по всей стране и в ближайшее время приведет к значительным политическим, экономическим и социальным последствиям, преимущественно со знаком минус. Потому что в страну с неустойчивой политической ситуацией просто никто не будет вкладывать денег, и это очевидно. Это крайне опасная для страны ситуация, взрывная.
Киевские события обязательно повлияют и на Крым. В какой мере, я не готов сказать.

– Характер последствий ее для Крыма, вероятно, будет зависеть от того, кто победит в этом противостоянии «евромайдана» и власти?
– Кто бы ни победил – Украина уже проиграла. Проиграла много раз подряд. Проиграли и элиты, и простые люди. От гражданского конфликта еще ни одна страна в мире не выиграла.
А ведь многие, наверное, уже и не вспомнят, из-за чего собрался «майдан». Кого на Грушевского сейчас волнует договор об ассоциации с Европейским союзом?

– Но, насколько известно, не все активисты «евромайдана» поддерживают тех отмобилизованных людей, придерживающиеся радикальных действий (которые они ярко продемонстрировали на улице Грушевского) и совершенно не встречают противодействия с противоположной стороны.
– Не весь «майдан» и не весь Киев – сто процентов! Не говоря уже о Юго-Востоке Украины, который, в отличие от Запада, пока не мобилизован.
И это серьезная проблема: Восток говорит (или молча терпит), а Запад – действует. А ведь угроза большая: судьбы огромного количества наших людей могут быть поломаны, как были уже поломаны в 1991 году, после распада Советского Союза.

«Исход конфликта зависит от регионов»
– Почему нынешний кризис стал возможен?

– Очень сильно, особенно поначалу, была перекошена информационная картинка: видна была одна сторона и не видна другая.

– Видна, условно говоря, сторона «западная».
– Да, та позиция, которую активно поддерживает большинство жителей западных регионов страны.
Сейчас, чтобы выровнять ситуацию и прекратить гражданский конфликт, надо идти на опережение – информационное, политическое, действенное. Если мы этого не будем делать, решения будут принимать за нас. Как известно, договариваются только с сильными.
И позиция, безусловно, должна быть альянсная, объединяющая. Например, в Крыму всем заинтересованным в стабильности силам, а не только партии власти, нужно объединиться и действовать, чтобы в этой междоусобной борьбе не потерять страну.
Исход конфликта сильно зависит от поведения элит в регионах. От того, насколько они будут консолидированы, какую позицию займут. Думаю, подавляющее большинство наших граждан не хотят нестабильности.

– Как сильно отличается готовность жителей западных регионов участвовать в акциях протеста от готовности жителей восточных областей?
– Декларируемая готовность участвовать в акциях протеста выше на Юго-Востоке. Но намерение и реализация – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. К тому же, у жителей западных регионов сегодня подавляющее преимущество в использовании публичного информационного ресурса.

– Следовательно, если Юго-Восток не проснется и не заявит о себе…
– Он проиграет.

– Как в 2004 году.
– Тогда, спешу напомнить, в третьем туре Виктор Янукович уступил Виктору Ющенко всего семь процентов – при тотальном доминировании последнего в информационном пространстве. Сейчас ситуация иная, более жесткая, часть людей не хотят и не будут договариваться. Этим нынешний «майдан» не похож на «майдан» 2004 года. Лидеры оппозиции не контролируют действия радикальных политических сил, от которых сегодня многое, увы, зависит.
В обществе есть запрос на активную позицию власти. Но власть может проявить эту позицию только при сильной общественной поддержке. Когда в информационном пространстве будут в равной степени представлены и люди, которые придерживаются другой позиции, чем активисты «евромайдана», когда будет очевидно, что существует и другая точка зрения, – тогда, наверное, можно будет вести ситуацию к некоему подобию диалога. Причем в этом диалоге должны участвовать не только оппозиция и власть, но и активисты майдана, которые не поддерживают то, что происходит на улице Грушевского. Таких людей на «майдане» очень много. Да, они не любят власть, но они против того, чтобы проливалась кровь украинских граждан.

«Ни у кого нет монополии на истину»
– Вы отметили отличия жителей Запада Украины от населения Востока. Последние годы эта разница уменьшается?

– Мы разные – ментально, культурно, религиозно. И эти различия никуда не исчезают. Мы разные даже по способу ведения хозяйства: в Донецкой области, например, городское население составляет более девяноста процентов, а в Черновицкой области большинство людей живут в селах.
В двенадцатом веке в Киеве, Чернигове и Великом Новгороде все говорили и писали на одном языке. Но потом произошли большие изменения: огромное количество нынешних украинцев жили в одних культурно-исторических условиях, другие – в других. Некоторые западные земли, где по сей день ненавидят Сталина и Советский Союз, вошли в состав Украины как раз при Сталине – в 1939 году, затем 1940‑м, 1945‑м.

– А после развала СССР…
– После развала Советского Союза мы нашли все возможные «точки разрыва» и ни одной «точки сборки». Между Западом и Востоком идет борьба за ценности. Мы уступили инициативу – и уже много лет выслушиваем: ваше прошлое убого, вы говорите на русском языке (а это плохо), вы не настоящие украинцы. Западные регионы декларируют монополию на любовь к стране.
Гражданское общество Востока пока не научилось артикулировать свои требования и запросы. Многие наши оппоненты искренне полагают, что мы – неинициативные, глупые, ограниченные люди, зомбированные пропагандой. Хотя на самом деле на Востоке живут люди, в которых есть дух победителей, есть обилие ментальных связок, которые обеспечивают единство народа. И если откажемся от них, мы просто себя потеряем.
На каждой территории есть свои болевые точки, отголоски войн, сражений, которые повлияли на людей. Но если мы хотим жить на этой земле, то мы должны уважать друг друга и помнить, что ни у кого нет монополии на истину.

Досье
Евгений Копатько, социолог, основатель компании «Ресерч энд брендинг груп».

Окончил исторический факультет Донецкого государственного университета и факультет социологии МГУ. С 1989 года участвует в качестве консультанта в избирательных кампаниях разного уровня. Привлекался в качестве эксперта при реализации ряда международных проектов в США, Великобритании.
Входит в состав соучредителей международного исследовательского агентства «Евразийский монитор» (Россия, Украина, Белоруссия, Казахстан).