Энвер Абдураимов: «Меджлис загоняет наш народ в оппозицию. Людям это невыгодно»


Беседовал Вадим Никифоров
фото: Юрий Лашов
Энвер Абдураимов – набирающий популярность крымскотатарский политик и один из главных оппонентов руководства меджлиса. Неделю назад Верховный совет Крыма назначил его главой комиссии по межнациональным отношениям. Абдураимов получил должность, несмотря на протесты депутатов – крымских татар: они требовали, чтобы комиссией продолжал руководить лояльный к руководству меджлиса Ремзи Ильясов.

Абдураимов встретился с «Республикой» в новом, еще не обставленном кабинете и рассказал о причинах своего несогласия с меджлисом, увлечениях и семье.

«Меджлис не решил ни одной проблемы крымских татар»
– Вы знали, что на должности главы комиссии уже работает Ремзи Ильясов, ваш коллега по фракции «Курултай-Рух» в парламенте. Вас это не смутило?

– Мне предлагали этот пост еще в 2010‑м году, когда нынешний созыв парламента только приступал к работе. Об этом предложении я сообщил руководству меджлиса, но столкнулся с их непониманием. Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров были возмущены: мол, как это первые лица автономии связались напрямую со мной, а не обратились к ним по этому кадровому вопросу. В итоге они (руководство меджлиса – «Р») сказали, что если на эту должность не назначат Ремзи Ильясова – тогда пусть эту комиссию возглавит любой другой депутат, но только не я. Тогда я решил не спорить и согласился с их решением, поскольку это были мои первые шаги в политике такого уровня. Но я считал их позицию ошибочной.

– В чем была ошибка?
– Дело в том, что к тому времени отношения руководства меджлиса с представителями партии власти достигли высшей степени конфронтации. Я же был новым человеком в политике и мог стать посредником в диалоге с властью. Но, как я понял, меджлис вообще не стремится вести диалог с властью. Его возглавляют люди, которые всегда были в оппозиции. Они так привыкли – проходить в парламент от оппозиционных партий. Им так легче решать свои личные вопросы. Но для крымскотатарского народа такая политика неприемлема. Как можно требовать от власти решения проблем народа, если ты постоянно находишься с ней в конфликте?

– То есть вы предлагали поддержать на президентских выборах Януковича?
– Да, или хотя бы в первом туре не поддерживать никого, не делать громогласных заявлений. Тогда бы все задумались, что крымскотатарский народ – это около 100 тысяч избирателей, которые еще не определились со своими политическими предпочтениями. Из этой ситуации можно было извлечь выгоду для народа. А у нас получается, что одно-два места в Верховной раде – для Джемилева и Чубарова – ставятся выше интересов целого народа.

– На сессии Верховного совета, протестуя против вашего назначения, ваши соратники по фракции много говорили о том, что у вас не хватает опыта…
– Сколько предприятий создали руководители меджлиса? Сколько они создали рабочих мест, сколько заплатили налогов в бюджет? Я всю жизнь работал руководителем, создал несколько фирм. На них работают сотни людей – зарабатывают деньги, кормят свои семьи.
Критиковать меня можно будет за мои действия, когда будет видно – есть результат или нет. А вот меджлис работает уже 20 с лишним лет – и не добился ни одной из поставленных целей. Многие крымские татары через 24 года после возвращения на родину так и не получили здесь земельных участков, не имеют жилья. В поселках компактного проживания люди живут без света, газа, воды, канализации. Нет закона о статусе депортированных. Меняются президенты, правительства Украины и Крыма, а проблемы не решаются. Может, причина не во власти?

«Умею пилотировать небольшие самолеты»
– У вас небольшой опыт работы на госслужбе. Вы больше известны в Крыму как успешный бизнесмен. Кто будет заниматься вашим бизнесом теперь?

– У меня действительно есть несколько предприятий. Я являюсь их учредителем, получаю дивиденды, но уже давно на них не работаю. В 2002 году я стал депутатом Симферопольского горсовета. С тех пор всеми моими фирмами руководят менеджеры – я сам их подготовил и полностью им доверяю. А я сделал выбор в пользу общественно-полезной работы.

– Вы выиграли несколько крупных турниров по покеру. Действительно хорошо играете в карты?
– Я увлекся покером сравнительно недавно: в 2010 году друг предложил мне участвовать в турнире. Кстати, мои политические оппоненты теперь пытаются выставить это увлечение в негативном свете. Отвечаю господину Чубарову и прочим: я играю не в казино и не в каких-то «кат­ранах» (на языке игроков в покер, «катран» – это место, где собираются профессиональные картежники – «каталы» – «Р»). Я участвую в турнирах. Да, там есть призовой фонд, который разыгрывается между участниками. Точно так же, как и в других видах спорта. Я ничего плохого в этом увлечении не вижу.

– Есть другие увлечения?
– Раньше я увлекался легкой авиацией, умею пилотировать небольшие самолеты, например, Як‑52. Еще раньше несколько лет прыгал с парашютом. Но я не зацик­ливаюсь на одном хобби. Стараюсь взять от жизни как можно больше. Хочу освоить все новые и новые занятия.

– Время для семьи остается?
– Стараюсь проводить с родными каждую свободную минуту. С моей супругой Севиль мы вместе уже 20, а женаты 18 лет. У нас четверо детей: дочь и три сына. Старший, Эмиль в этом году заканчивает школу. Он учится в физико-математическом классе. Недавно выиграл олимпиаду ТНУ и его без экзаменов зачислили на математический факультет. Я горжусь своей семьей и стараюсь жить так, чтобы мои дети гордились своим отцом.

Досье
Энвер Элимдарович Абдураимов

39 лет.
Три высших образования: в 1999 году окончил Таврический институт предпринимательства и права, в 2007 – Национальную академию государственного управления при президенте Украины, в 2010 – Международный институт менеджмента в Киеве.
Входит в число самых успешных бизнесменов – крымских татар. Создал несколько компаний, в том числе завод по производству металлопластиковых изделий «Элим».