Экономика мусорного бачка

В центральных районах Симферополя кризиса нет: выбрасывают бананы и булки
Эксперты и правительство прогнозируют начало экономического подъема уже в следующем году, но пока денежная благодать «зацепила» лишь тонкий слой населения.
 
«Фрукты, иногда колбаса подпорченная»
Не менее вонючий, чем сама мусорка, привалившись спиной к контейнеру, бомж допивает чужую бутылку пива, вытирая губы в белых струпьях тыльной стороной грязной ладони. Здесь, среди отходов, сросшись с ржавым контейнером, как раковая опухоль с желудком больного, он смотрится органично. Без него эта мусорка возле котельной спального района «Лермонтовский» наверняка бы осиротела. Бродягам все еще бывает голодно: той массы выброшенной сытыми гражданами снеди, что была до кризисного 2008 года, сейчас не сыщешь, говорят они.
«В 2008 году вообще тяжело было, – вспоминает бомж Николай. – До этого проклятого года во втором подъезде жил человек – настоящий Человечище. Каждое утро выносил мне пакет… Не в бак выбрасывал, а рядом со мной ставил. Мартини там было недопитое, виски, куски пиццы. А один раз – целая курица. Чего выбросил – не знаю. В 2008 году погорел этот мужик. Сначала еще что-то в его пакетах вкусное можно было найти, потом одни пустые бутылки из-под водки. Забухал он. Сильно забухал. А потом вообще исчез куда-то. Переехал, наверное».
Сейчас таких поставщиков объедков у Николая нет. Приходится ковыряться в баках, выискивая съедобное. Но главное, говорит бездомный, что еду можно найти. Народ часто выбрасывает непон­равившиеся продукты, надкусив или распечатав.
«Булочки попадаются, – радуется он. – Фрукты, иногда колбаса подпорченная».
Коллеги по несчастью соглашаются с бомжом Колей: перемешивая речь с отборным матом, судачат о государственной политике, пластиковых контейнерах, «в которые не залезешь», стоимости водки и стеклотары. Говорят, мол, найти еду стало легче, значит, народ стал лучше жить. Спорно, конечно. Очень спорно. Хотя эти невольные живые индикаторы благосостояния населения вряд ли врут. Смысла им нет.
«Помойки – это своеобразная лакмусовая бумажка экономического и социального состояния общества, – объясняет кандидат экономических наук Олег Лосевой. – Чем опрятней и чище урны, чем больше в них неиспользованных товаров, тем выше уровень благосостояния нации. Но и тут бывают перегибы: например, в США до конечного потребителя доходит от 50 до 70% процентов произведенных продуктов. Остальное просто выбрасывается в мусорку. Что касается Украины, то так называемая „мусорная корзина“ кардинально менялась несколько раз. В начале 90‑х в баки попадал только совсем непригодный хлам. Население массово сдавало бутылки и макулатуру. Бомжи помирали с голода и выбирались на крупные свалки, где хоть что-то можно было найти. Потом был период роста, он продолжался до 2008 года. Потом – кризис, резкий спад. Особенно коснулось это крупных городов, где население залезло в многотысячные долларовые кредиты».
Дворник Аркадий, любитель поболтать и выпить, говорит, что для того, чтобы найти на помойке что-то ценное, бомжи дежурят с рассвета.
«В основном выбрасывают рухлядь, хотя бывает, попадаются и ценные вещи, – пожимает он плечами. – Народ стал мебель покупать. Уже третья семья за месяц тащит старые кресла и диваны на мусорку».
Чтобы убедиться в правдивости слов бомжа и дворника, корреспонденты «Республики» запаслись резиновыми перчатками и погрузились с головой в мусорные баки. Не делайте этого! Это мерзко и противно. Прохожие с интересом поглядывали на хорошо одетых парней, с увлечением копошащихся в баках. Крутили пальцем возле виска. Обходили сторонкой и закидывали в соседний контейнер мусорные пакеты. Осторожно, стараясь не наткнуться на иглу или лезвие, роемся в мусоре: огрызки, арбузные корочки, слизь и вонь, от которой кружится голова и тошнит. Пусто. На окраинах города и в спальных районах люди выгрызают дыни и арбузы до корочки и не разбрасываются вещами, имеющими хоть какую-то ценность.
Картина меняется в центре города. Попадаются выброшенные бананы, непросроченное, запакованное печенье, и свежие ненадкусанные булки. То ли народ здесь богаче, то ли центр располагает к расточительству.
 
Фригану в Крыму не выжить
Барабанной дробью опустошаемых мусорных баков прокатилась новость: в Украине появились собственные фриганы. Это люди, которые питаются на мусорке из идеологических соображений. Движение зародилось в Америке. Состоятельные люди перестали покупать продукты и активно роются в помойках. Они так выражают гражданскую позицию: мол, Африка голодает, а мы с жиру бесимся, продукты переводим. Сразу оговоримся: к нашим, отечественным контейнерам, вокруг которых стоит облако вони гниения, ни один фриган не прикоснется. По крайней мере, так считалось, пока в Киеве не объявились парочка художников, которые, как оказалось, питаются, собирая еду возле супермаркетов.
«Что тут можно сказать? – вопросом на вопрос отвечает главный санитарный врач Крыма Наталья Пеньковская. – Даже дети знают, что ничего с пола поднимать нельзя, а вы говорите про то, чтобы есть с мусорки… Если говорить простым языком – это чревато не только всеми возможными болезнями, но и тяжелыми отравлениями. Этого просто не надо делать».
В Симферополе, потратив несколько дней на поиски, мы такого рая фриганов возле супермаркетов не обнаружили. Как оказалось, товар, срок годности которого подходит к концу, идет прямиком… в зоопарки.
«Да, я с удовольствием пользуюсь такими услугами супермаркетов, – признается директор самого крупного в СНГ частного зоопарка „Сказка“ Олег Зубков. – Мы забираем продукты, срок годности которых вот-вот истекает. В зоопарке есть 15 грифов, а это птицы-падальщики, им нравится мясо с душком. Медведям достается – у них луженые желудки, и им лишь бы побольше, а качество не важно. Обезьяны любят возиться, перебирая подгнившие и еще целые бананы. Но, так или иначе, перед тем, как такая пища поступит животным, ее осматривают и сортируют сотрудники. То, что испорчено, выбрасывают. А вообще, такая практика сотрудничества зоопарка и супермаркетов очень распространена в Восточной Европе. Иногда мы покупаем продукты, срок годности которых подходит к концу, иногда осуществляем бартер – даем абонементы в зоопарк или вешаем рекламные баннеры магазинов».
«Уверяю вас – это к лучшему, что просроченная еда не попадает на улицы, – говорит педиатр Николай Гаркуша. – Ничего хорошего из этого бы не вышло. Дети из малообеспеченных, но не нищих семей бегали бы возле этих магазинов и травились бы десятками. А фриганы – это порождение западной культуры и к славянскому менталитету оно никакого отношения не имеет!»  
 

Кирилл Железнов