Деньги ваши – микробы наши!

Крымчане платят за воду с кишечными палочками, а та, что в родниках, ничем не отличается от водопроводной
Вадим Никифоров
«Республика» провела лабораторное исследование крымской воды. В бутылях, которые развозят по офисам, оказались вредные бактерии, а родниковая вода по составу и качеству не отличается от водопроводной.

Воды в Крыму не хватает. Наверное, именно из-за этого каждый источник, ручеек и речушка обрастают легендами. Люди рассказывают о чудесном происхождении водоемов, а их воду молва «награждает» волшебными свойствами. Возле ручейков и источников выстраиваются очереди из крымчан и туристов: пьют, умываются, увозят с собой.
Действительно ли крымская вода настолько полезна? Да и вообще – можно ли ее пить?
Чтобы ответить на этот вопрос, редакция «Республики» выбрала пять самых известных крымских источников и заказала в СЭС лабораторное исследование воды. Для сравнения к родниковым образцам прибавили воду из-под крана и, для разнообразия, очищенную – ее уже больше года доставляет нам в редакцию симферопольская фирма. Перед экспериментом мы и подумать не могли, что в «очищенной» воде специалис­ты санитарно-эпидемиологической службы найдут больше всего загрязнений. Оказалось, вместе с водой нам продавали бактерии, способные вызывать острые кишечные заболевания.

Что и как мы проверяли?
Первый «участник» нашего эксперимента – родник возле Успенского монастыря в Бахчисарае. Поговаривают, что его вода обладает лечебными свойствами. Почему бы не проверить, так ли это, в лабораторных условиях? Из тех же соображений в нашем списке оказался источник «Трех Святителей» на территории Топловского монастыря. Чуть дальше Тополевки, за Старым Крымом находится армянский монастырь Сурб-Хач – там тоже есть источник, и туда мы тоже съездили за водой. Еще одну пробу взяли из родника в селе Лучистое, возле Алушты. И, наконец, в симферопольском фонтане Савопуло – он находится в Центральном парке культуры и отдыха. Никто в нашей редакции не верит, что родник посреди крымской столицы может быть чистым. Но стаканчики возле фонтана стоят, а значит, люди оттуда пьют – и мы решили узнать, что именно.
Из каждого источника брали по две пробы: для бактериологической лаборатории набирали воду в стерильную посуду, которую нам выдали в СЭС, для химического анализа взяли с собой двухлитровые пластиковые бутылки. Перед поездкой их тщательно вымыли, а набирая воду, несколько раз ополаскивали.

Итоги анализа: питьевая и не очень
Бактериологический анализ выдал просто сенсационный результат: эпидемиологи забраковали четыре пробы из семи! Чистой оказалась лишь вода из Топловского и Успенского монастырей, да еще водопроводная – из нашего редакционного крана. Остальная – для употребления не пригодна. Впрочем, возбудителей дизентерии или холеры в образцах не искали. Обнаружить их очень сложно, поэтому обычно воду проверяют на содержание любых микробов и бактерий-колиформ (кишечных палочек). Если в образцах есть такая гадость, вода считается грязной, и пить ее нельзя.
«Сами по себе колиформные бактерии и микробы не так уж и опасны, – рассказывает Анжела Дегтярева, заведующая инфекционным отделением Симферопольской городской больницы № 7. – Они могут вызвать кишечные заболевания лишь при определенных условиях. Но это своеобразный индикатор. Если уровень их содержания в воде превышает нормы – значит, она грязная и в ней могут быть болезнетворные микробы и вирусы. Это уже гораздо страшнее».
Самой опасной для здоровья оказалась та вода, которую мы взяли из пластикового бутыля, привезенного в наш офис одной симферопольской фирмой. Количество бактерий, образующих колонии, в ней превышало норму в два с половиной раза! Кроме того, в воде, за которую мы регулярно платим деньги, нашли кишечную палочку. Стоит ли писать, что услугами этой фирмы мы больше не пользуемся? В одном из ближайших номеров, после обязательной в таких случаях повторной проверки, «Республика» непременно опубликует название недобросовестной компании. Каким образом в воде оказались вредные бактерии, в фирме нам объяснить не смогли.

Потратили немало
Объезжая родники, мы «накрутили» на редакционном автомобиле более 500 километров. Анализ образцов в СЭС обошелся редакции в 1600 гривен.

Так что, если за воду берут деньги – это еще не гарантирует ее качества. Пожалуй, стоило бы проверить на бактерии и газировку, которая продается в магазинах. Но наименований на рынке так много, что такой эксперимент точно обанк­ротил бы редакцию. Проверять воду – дело недешевое.
Энтерококки и стойкие к высоким температурам виды кишечной палочки в наших пробах, к счастью, не нашли. То есть всю воду, которую мы проверяли, можно пить после кипячения. Но какой смысл проделывать такую процедуру над родниковой водой? И уж, тем более, нет никакого желания кипятить воду, которую нам продают за деньги – как чистую питьевую.

То ли в кране вода родниковая, то ли наоборот…
После бактериологического анализа вода отправилась на химическое исследование – специалисты установили, сколько в наших образцах аммиака, нитратов, железа, хлоридов и сульфатов. Здесь результат вышел положительный: каждая проба оказалась в норме по всем показателям. Врачи не нашли в воде ни примесей, ни постороннего запаха или привкуса. «Соответствует нормативам», – семь раз подряд написано в заключении лаборатории СЭС.
Удивительно другое. По результатам анализа, вода из родников и источников по химическим свойствам практически не отличается от водопроводной или бутилированной. То есть «целебность» крымских источников химия ставит под вопрос. Хотя, возможно, отличия все-таки есть, только уловить их современной науке не под силу…

Пить или не пить? Вопрос остался открытым
В СЭС вообще не советуют пить родниковую воду, особенно после дождя. Ведь, прежде чем выйти из-под земли, вода фильтруется сквозь почву и может встретить на своем пути трупы животных, экскременты и прочие неприятные вещи. Однако запрещать крымчанам приближаться к источникам, где наша проверка нашла бактерии, врачи тоже не спешат.
«Даже если одна проба показала наличие бактерий, это еще не значит, что источник в принципе не пригоден для питья. Может быть, сыграли роль временные факторы – тот же дождь», – говорит заместитель главного санитарного врача Крыма Юрий Дорофеев. – Чтобы уточнить результат, нужен еще один анализ. Тогда можно будет делать обоснованные выводы».
Повторные анализы эпидемиологи собираются провести на этой неделе. В одном из ближайших номеров «Республика» сообщит об итогах проверки.