«Чтобы быть всегда красивым, нужно стричь усы и гриву…»


«Республика» побывала в элитной парикмахерской для животных
Мария Макеева
фото: Юлия Сидоренко
Этот салон красоты для животных был первым в Крыму – два года назад он открылся в элитном районе Симферополя, недалеко от центра. Заведение ориентируется на самых богатых крымчан – только они готовы выложить более 200 гривен за стрижку маленькой собачки и почти 100 долларов – за выщипывание отмершей шерсти. Поначалу очереди в салон не стояли, клиентура появилась лишь в конце первого года работы – информацию разнесло «сарафанное радио». Сейчас на процедуры к грумерам (так называют собачьих парикмахеров) записываются за неделю. Из-за специфики работы мастер может обслуживать в день всего трех-четырех клиентов.

Комплексный уход – и никаких забот!
Моисей появляется в салоне ровно в 10. Точность – вежливость королей, а в парикмахерской он, действительно, чувствует себя как коронованная особа: только переступил порог – и уже окутан заботой и вниманием. «Моисеюшка, как дела?» – с улыбкой встречает клиента грумер Анна Скутнева. Пес приветливо машет хвостом и кажется, улыбается в ответ. Хозяйка Моисея передает собаку профессионалам и прощается на два часа – столько будет длиться процедура, которая сделает из Моисея… так и хочется написать, человека. Словом, собаку ждет комплексный уход: мытье, сушка, стрижка, чистка глаз и попки и обработка когтей.
Моисей (двухлетний йоркширский терьер) считается одним из завсегдатаев салона. Увидев посторонних людей, элитный четерехлапый клиент немного нервничает и вертит головой по сторонам. Собачий взгляд натыкается то на розовую гладь стен, то на огромную люстру на глянцевом потоке, то на витрину с украшениями для животных: ошейники, декорированные кристаллами Сваровски, бантики, заколки, одежки… Наконец, пес фиксирует внимание на огромном, в полстены, телевизоре, где девушка в купальнике рекламирует какое-то райское наслаждение. Догадаться о том, что попал в салон красоты для животных, по интерьеру практически невозможно. Специфику заведения выдают только атрибуты собачьей и кошачьей роскоши на витрине да огромные портреты четырехлапых.
«Нет, это не наши клиенты, – предупреждает мой вопрос Анна. – Но мы как раз готовим фотографии наших питомцев, хотим сделать галерею в коридоре».
Из просторного зала Аня переносит Моисея в помещение поменьше. Из мебели здесь небольшой стол, несколько стульев, в углу две клетки со всеми удобствами: игрушками, поилкой. Интересуюсь, для чего.
«Например, мама опаздывает, а у меня следующая собака. Для этого клетки – чтобы подождать родителей», – поясняет Аня.
«Мамами» и «папами» в салоне называют хозяев собак и кошек. В начале разговора эти слова немного режут слух. Но Анна считает такое обращение вполне нормальным: клиенты собачьих парикмахеров к своим питомцам относятся, как к детям.
«У нас есть клиент, который после салона красоты водит собаку в рес­торан. Мне кажется, если бы он столько внимания уделял женщинам, было бы больше пользы», – смеется Анна.
Она, конечно, лукавит. У самой дома живет русский длинношерстный той-терьер, и все эти сюсюканья ей близки. А иначе она – специалист с двумя высшими образованиями – не променяла бы работу юриста на уход за животными.
«Главное в нашей работе – любовь и терпение, – делится профессиональными секретами грумер. – Собака – не человек, она не будет сидеть на одном месте только потому, что вам этого хочется. Мастеру приходится подстраиваться, изучать характер, находить общий язык с животным. От характера и от воспитания многое зависит. Если собаке дома позволяют все, то она так же ведет себя в салоне: то не хочу, это не буду! Самые капризные – мальтийские болонки».
Пока общаемся, Моисей у Ани на руках клюет носом – высшая степень доверия. Однако такое взаимопонимание достигается не сразу. Не все четырехлапые клиенты послушны и усидчивы, как этот йорк. Некоторые огрызаются и даже кусаются. Притирка характеров обычно происходит при первом знакомстве. Тогда «родителям» разрешают находиться со своими питомцами от начала и до конца процедуры, заодно хозяин видит, что и как делает грумер, а главное, как относится к его малышу. Элемент осторожности поначалу присутствует у всех – не так-то прос­то доверить свое животное постороннему человеку и не так-то прос­то подстричь незнакомого пса без ущерба для собственного здоровья. У Ани настоящий дар – она находчива и может договориться с каждым животным. Вот и сейчас беседует с Моисеем, как с человеком.
«Итак, Моисей, начнем. Ты не против?»
Моисей в знак согласия облизывает Анне руки. Зоопарикмахер ставит собаку на специальный столик с прорезиненной поверхностью – чтобы не скользили лапы. Обычно столы подбирают под определенную породу, но часто используют универсальные, с подъемником, чтобы мас­теру было удобно. У грумеров есть правило: не тревожить животных. Сам бегай вокруг клиента, крутись, как хочешь, а животному не мешай. Спокойнее всего реагируют четвероногие, которых с первых месяцев жизни приучили мыться и стричься. Однако и здесь бывают исключения – коты!
«С собакой можно договориться, а с котом такой номер не пройдет. Они своенравны и свободолюбивы. Ты хоть разбейся в лепешку, но если кот чего-то не захочет, ты этого не сделаешь – будет царапаться. Поэтому с котами всегда остаются хозяева. Не любят стрижку и большие собаки».
Во многих салонах красоты животных фиксируют на столе с помощью специального держателя – это петля, которая набрасывается на тело, чтобы мастер мог спокойно работать. Самым строптивым хозяева дают успокоительные препараты. Аня всякой химии и механике предпочитает работу с помощником. Сегодня ей ассистирует мама.
«Один держит, другой работает – это самый подходящий вариант и для собаки, и для мастера», – рассказывает Аня.

Купание с овчаркой
Моисей попадает в цепкие руки Аниной мамы. Сначала собаке чистят ушки – выщипывают пинцетом свалявшиеся волоски. Если этого не делать, они начнут гнить, что может привести к отиту. Моисей, как настоящий мужчина, терпеливо переносит малоприятную процедуру.
«Если собачка ухоженная, я могу сделать некоторые процедуры до мытья, – ловко орудуя пинцетом, Аня продолжает разговор. – А вообще животных стригут по чистой шерсти. Ну, что, Моисей, идем купаться?»
Аня затыкает уши йорка ватой, чтобы не попала вода, и переносит в специальную ванную. Их в салоне две – для маленьких животных, вроде Моисея, и для больших. Анна вспоминает, как однажды ей пришлось купаться вместе с южнорусской овчаркой, которую хозяева привезли из Перми на выставку в Севастополь.
«В ней было 90 килограммов веса, рост – мне по пояс. Удержать в ванной ее не могли, пришлось составить ей компанию».
Грумер поливает Моисея теплой водой из душа. Собака жмурится – то ли от удовольствия, то ли от попадающих в глаза капель. Шерсть моют специальным шампунем, а потом питают бальзамом. «Вся косметика натуральная, ее можно пить и есть», – шутит Анна. После водных процедур йорка заворачивают в полотенце и переносят на стол. Освободившись от пушистого плена, Моисей встает на ноги и отряхивается так, что из ушей вылетают ватные затычки. Дальше собаке предстоит малоприятная процедура – сушка. Моисей с волнением наблюдает, как грумер придвигает к столу предмет, напоминающий перевернутый шлангом вниз пылесос. Когда «пылесос» начинает жужжать и дуть горячим воздухом, настроение Моисея заметно портится. Пес упирается лапами в стол и оглядывается на меня, видимо, в поисках поддержки. Жужжащая процедура длится несколько минут. Собачий фен, который так не нравится Моисею, называется блайзер. Он выдувает из шерсти влагу.
«Если бы я сушила обычным феном, это было бы раза в три-четыре дольше, чем блайзером. Очень удобный аппарат, особенно для больших длинношерстных собак», – Аня попутно рекламирует один из своих рабочих инструментов.
Когда блайзер выключается, Моисей бессильно опускается на стол. Был бы человеком, немедленно потребовал бы виски. А он облизывает руки Аниной помощнице и с укором смотрит в мою сторону. Если бы умел говорить, наверняка бы не обошлось без крепкого словца. Высказываю свою мысль вслух. Аня тут же отвечает собственным афоризмом.
«Если собака заговорит, то человек потеряет последнего друга».

Мальчикам это нравится
Дальше Моисею предстоит большая… стрижка. Грумер берет машинку, похожую на те, которыми работают в парикмахерских. Качественный инструмент – залог успеха, машинкам приходится работать дольше, чем в обычных цирюльнях, поэтому в салоне на это денег не жалеют. Анна водит машинкой по спине собаки, массажируя тело. Моисей засыпает, прислонившись к ладони Аниной помощницы.
«Мальчикам это нравится», – не­ожиданно в тему поет в телевизоре украинская певица.
Когда Анна доходит до заросшего пуза, Моисея вытягивают во весь рост. Машинку сменяют ножницы – ими грумер придает форму «штанишкам» собаки, подстригает бороду и выстригает шерсть между «пальцами». Моисею последняя процедура не нравится, и он начинает вертеться из стороны в сторону.
«Еще чуть-чуть осталось, – уговаривает Аня, поглядывая на часы. – Скоро мама придет, ты должен быть красивым».
От слова «мама» пес оглядывается по сторонам в поисках близкого человека. Ради «мамы» он готов терпеть даже жужжание блайзера.
«Если животному какая-то процедура не нравится, начинаешь с другого мес­та, отвлекаешь. Собака немного расслабляется, привыкает к тебе, а потом потихоньку идешь к проблемному месту», – Аня ловко водит ножницами между «пальцами» йорка, словно вырезая бумажные снежинки.
Остается несколько штрихов: пригладить специальным утюжком вихры на затылке, завязать бантик на голове, расчесать лапы, но процесс прерывает продолжительный стук в дверь. На пороге новый клиент – вест-хайленд уайт-терьер Мона.
«Мона так быстро обросла, – жалуется “мама” терьерши. – Нужно максимально снять со спины, носик подправить – здесь шерсть в разные стороны растет».
Моисей вытягивает мордочку, становится на задние лапы, пытаясь разглядеть Мону.
«Пришла девочка – и сразу появился смысл жизни», – смеется ассис­тентка Анны.
Мону на время помещают в клетку, откуда собака наблюдает, как прихорашивают Моисея.
Анна завязывает песику бант на макушке, спрыскивает лаком, который не только укладывает шерсть в нужном направлении, но и придает ей блеск. Весь комплексный уход занимает два часа, стоимость процедуры – 270 гривен. По хозяйке Моисея можно сверять часы. Пес, заслышав звонкий голос «мамы», мчится ей навстречу, забирается на руки, спрыгивает на пол. На радостях задирает ногу и справляет малую нужду на угол дорогого кожаного дивана.
«Этот угол у нас все метят», – спокойно констатирует Аня и идет за тряпкой.
В награду за терпение мама выбирает для Моисея наряды из новой осенне-зимней коллекции. Пес с довольным видом демонстрирует то стильный комбинезон, то яркую куртку с капюшоном. Наблюдая, как рисуется перед публикой йорк, в клетке скулит Мона – от скуки и нехватки внимания.

Триммингуйся, если хочешь быть красив
Моне предстоит тримминг. Это самая трудоемкая и, соответственно, дорогая процедура в салоне (стоимость тримминга для крупных собак колеблется от 800 до 900 гривен). После тримминга грумеру требуется продолжительный отдых: шутка ли, от полутора до трех часов выщипывать остевую отмершую шерсть, чтобы оставить на виду подшерсток. Такую обработку обязательно проводить перед выставками. Как правило, триммингуют спину. Руками или тримминговочным ножом, похожим на расческу с острыми зубцами-лезвиями. Иногда инструмент приходится держать в руках и по три часа – продолжительность процедуры зависит от размера собаки. От работы на руках остаются мозоли.
«Важно сделать так, чтобы тримминг не бросался в глаза. Если перестараться, собаку снимают с ринга», – поясняет Анна.
Проводив Моисея и его «маму», она переносит Мону из клетки на стол. Радуясь, что ей, наконец, уделили внимание, собака подметает хвостом прорезиненную столешницу.
«В моей практике был случай, когда мы с собакой породы чау-чау занимались целый день. У них специфика шерстяного покрова, которая требует большого ухода, затратного по времени. Обычно обслуживаю в день три-четыре клиента».
Перед триммингом животное не купают. Вместо этого посыпают спину специальной присыпкой с обезболивающим эффектом – все-таки выщипывание шерсти, пусть и старой, приносит мало радости. Однако Мона, как истинная женщина, даже к болезненной процедуре относится с терпением и пониманием. Ведь красота, даже собачья, требует жертв.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!