Андрей Сенченко: юность «великого комбинатора»

«Республика» продолжает рассказ о главном БЮТовце Крыма. Три недели назад мы писали о том, как Андрей Сенченко, благодаря хитроумной комбинации, приватизировал военный завод. В этом – читайте о становлении и первых крупных делах «тимошенковца»
Илья Иванов
Комсомольский работник, а позже – влиятельный чиновник, чье имя злые языки связывают с ОПГ «Сэйлем», был вынужден сбежать из Крыма в 1997 году. Хотя сбежать – это всего лишь расхожее мнение, сам «тимошенковец» утверждает, что он уехал в Америку работать. Что заставило влиятельного крымского политика 90‑х податься в заробитчане за океан?

Из комсомола в «Сэйлем»?
Андрей Сенченко начинал свою карьеру мастером цеха завода «Фиолент» в далеком 1983 году. Поговаривают, что уже тогда он стремился к деньгам и власти. Такие выводы мы делаем, исходя из карьерного роста «тимошенковца»: уже через год Сенченко числился инженером труда и зарплаты, чуть позже – секретарем комитета комсомола родного завода.
Четыре года преданному комсомольцу потребовалось, чтобы занять пост второго секретаря Крымского областного комитета ЛКСМУ. Фактически он стал одним из первых лиц Крымской АССР. Если учитывать, что это был конец 80‑х, время процветания кооперативов, то становится понятно, что пост Сенченко дал ему не только власть, но и возможность зарабатывать. Зародившийся в то время рэкет – наглые и крепкие, но пока еще безоружные парни, не совались в кооперативы, которым покровительствовали комсомольцы. Понятно, что за любую «крышу» – партийную или бандитскую – надо было платить. Комсомольские бонзы прикрывали не только кооперативы, но и подпольные видеозалы. Собирали команды советских «челноков» и отправляли их в загранпоездки за импортным ширпотребом, удовлетворяя спрос советских же граждан на польскую и турецкую обувь и одежду. Не утверждаем, что главный «тимошенковец» Крыма тоже этим промышлял. Тем не менее, именно ВЛКСМ дала Сенченко власть и связи для взросления и наращивания мышц. Если пришел он в нее фактически от заводского станка, то вышел… заместителем председателя Совета министров Крыма, заняв этот пост в 1994 году. К сожалению, о комсомольской части его жизни сохранилось меньше всего информации: партийные функционеры друг друга покрывали и просочиться даже слухам в широкие массы было сложно.
Покинув ряды коммунистов, Сенченко вошел в ПЭВК – Партию Экономического Возрождения Крыма. Люди прозвали ПЭВК «партией жирных котов», но сам Сенченко – вовсю пиарил свою политическую силу и был в ней одним из лидеров. Правда, до определенного момента. Точнее, до 1997 года.
«Когда трупы распальцованных „однопартийцев“ уже тащили на кладбище „Абдал“ едва ли не пачками, стоявший у истоков сотворения ПЭВК Сенченко вдруг „прозрел“: в 1997 году он выступил с заявлением о том, что созданная ради благих целей ПЭВК… „превратилась в криминальную структуру“, – пишет „Украина Криминальная“. – Ему было чего бояться! И даже не врагов – „башмаковцев“, а – своих, „сейлемовских“. Которых грамотный А. Сенченко ему понятным языком, „развел“ и „кинул“».
По слухам, слово «кинул» вместило в себя несколько миллионов долларов. Понятно, что прозрения в действительности никакого не было: ПЭВК была бандитской партией с самого момента создания. Просто на определенном этапе она была нужна Сенченко для построения комбинаций и приобретения связей.

Вовремя сбежал
Угроза в 1997‑м исходила не только от бывших однопартийцев, но и из Киева. Генеральная прокуратура Украины возбудила несколько уголовных дел по ряду фактов деятельности тогдашнего Совмина. Сенченко надо было уезжать. Как он позже скажет – на заработки.
В принципе, что он вырвался из Крыма – это чудо. Кроме официальных вопросов правоохранителей, к нему, по видимому, имели претензии и бывшие друзья – «братки», бандиты.
Иначе как объяснить тот факт, что в доме Сенченко был застрелен… его коллега и товарищ, заместитель министра курортов и туризма правительства Крыма Дмитрий Гольдич. И застрелен был, скорее всего, по ошибке.
«27‑летний Дмитрий Гольдич утром поехал на квартиру к бывшему вице-премьеру А. В. Сенченко, который вместе с семьей собирался вылететь в Москву, – писала „Крымская правда“ в номере от 19 сентября 1997 года. – Поговорили они недолго, Гольдич ушел, а через несколько минут семья Сенченко стала спускаться к машине…»
В подъезде они наткнулись на недавнего гостя, раненного двумя выстрелами в голову и истекающего кровью. Стреляли из пистолета с глушителем.
«В кулуарах высказывают предположение, что пули поджидали Сенченко, а попали в Гольдича, – сообщает „Крымская правда“. – Всякое может быть».
Позже сам «тимошенковец» дал показания следствию, заявив, что мишенью киллеров на самом деле был он. Забрав семью, Сенченко уехал за границу. Понятливому депутату хватило одного неудачного покушения на его жизнь. За что стреляли «братки», в принципе, понять несложно: с ними не поделились, хотя прикрывались и отмывали государственные деньги с помощью их рычагов влияния.
Схем было много. Например, по данным «Республики», одна из них заключалась в выделении денег на создание единого республиканского цифрового территориального кадастра. Деньги перекачивались через подконтрольный банк «Крым-Кредит», что позволяло получать серьезные проценты. Еще одна махинация, о которой ходят слухи – это аэрофотосъемка Ялты, сделанная якобы при помощи новейшего оборудования и техники. На самом деле снимали с обычного вертолета, а ее стоимость была в десятки раз ниже официально заявленной.
В общем, шлейф дел и делишек гнал Сенченко за границу. В Крыму оставаться было просто небезопасно. В 1997 году уважаемый политик подался «на заработки». Сначала в Москву, а потом в Швейцарию. Вернется он в 2002 году, чтобы через два года наладить партнерство с Тимошенко и возглавить ее партию в Крыму. Но это уже другая история.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!