Анатолий Новиков: Работаю, как дурак, – больше и дольше всех

Мария Макеева
Анатолий Григорьевич Новиков – генеральный директор и художественный руководитель Крымского академического русского драматического театра имени Горького.
Анатомия его успеха – театр, в котором он поставил около 200 спектаклей и сыграл свыше 150 ролей. За это время Анатолий Новиков настолько прочно сросся со своим детищем, что воспринимать его отдельно от театра – невозможно.

О ТЕАТРЕ
Когда я работаю над спектаклем
, думаю о красивых девушках. Серьезно. Ведь без вдохновения нельзя работать.

Можно жить без театра? Конечно! Еще никто не умер.

В нашей работе нельзя не мучиться. Разве можно в искусстве достичь потолка? А постоянно совершенствоваться, стремиться ввысь – это трудно.

Главным в театре был, есть и будет артист. А не режиссер и не директор.

Театр нужен для того, чтобы снимать негатив, смягчать нравы публики. Чтобы зрители не брались за вилы, топоры, чтобы не злились.

Я пижон – в хорошем смысле. Для меня важно не только то, что зритель видит со сцены, но и то, что его будет окружать в фойе театра. Или это будут чистые дорожки, картины на стенах, цветы, или же торговые лавки с рейтузами. Есть разница? На спектакль нужно настроиться. Поэтому в театре должна быть особая атмосфера, чтобы с первых минут зритель почувствовал: его ждет что-то особенное, важное.

Чтобы между актером и публикой произошла химическая реакция, нужно нечто большее, чем просто умение выходить на сцену и красиво говорить. Энергия, харизма – называть можно, как угодно. Научить этому невозможно.

Первый театр, в который я попал, был бедный – время послевоенное. Я был рабочим сцены, рисовал задники, делал декорации, шил на швейной машинке. Знаю все. Поэтому в театре меня боятся как огня: я по опыту знаю, что эту декорацию можно сделать не за пять дней, а за три. И спорить со мной трудно.

О СЕБЕ
Внимание людей дорогого стоит.
Приятно, когда прохожу по улице, в шляпе, шарфе – такой пижон – и молодые девочки, ранетки, знают, что это Новиков, но не решаются со мной заговорить. Исподтишка разглядывают, хихикают. Или когда зрители постарше при встрече здороваются. Ради такого стоит жить!

Я упорный человек. Помню, как меня оскорбляли, когда предложил посадить возле театра цветущие фиолетовыми цветами деревья. Но я настоял на своем, теперь весной это одна из городских достопримечательностей. Люди приходят, фотографируются.

Не пью, потому что не пьянею. По молодости я был счастливый человек: выпил – и пьяненький, падал даже. А потом что-то случилось.

У меня все есть. Но если бы какая-то женщина хотя бы просто обратила на меня внимание, я был бы счастлив. Сейчас очень мало обращают внимания, я из-за этого страшно переживаю.

О старости я не думаю. Мне 84,5 года – это время, когда нужно думать о молодости! А о старости я уже давно все передумал. Смотрю на пацанов с юмором: они суетятся и не знают, что их ждет. А я это уже прошел, и мне хорошо!

Никакого секрета молодости у меня нет. Ем то, что все едят, дышу тем же воздухом, психую так, как все. Наверное, во всем «виноваты» родительские гены.

Одно из самых сильных впечатлений в моей жизни связано с Японией. Это было в Саппоро в начале мая. Под огромной цветущей сакурой стояли два человека: глубокий старик и мальчик лет пяти. Они оба молились.

Мой отец много читал, заставлял меня и сестру учить стихи и басни. Когда выпивал, экзаменовал нас. В будущем мне это очень помогло.

Я работаю много, как дурак, – больше и дольше всех. Артисты даже сложили стих: «Наш великий трудоголик, лучше б был ты алкоголик. Легче бы нам тогда жилось, и хотелось, и моглось».

О ЖИЗНИ
Мы сломя голову бросились в демократию
, а ведь свобода – опасная вещь. Если наш народ не остановить, он будет убивать, спиваться. Нужны четкие ориентиры, понимание того, что можно, а что – нельзя.

Успех – плохое слово. Считать себя успешным – значит, остановиться в развитии. Если в театре говорят, что достигли успеха, пиши пропало.

Слово «карьерист» придумали бездари и лентяи.

Нужно уметь режиссировать собственную судьбу. Человек, который не выстраивает свое будущее, не стремится к росту, обречен быть винтиком в чужих руках. Да, любой винтик тоже выполняет свою функцию. Но быть хозяином своей судьбы все-таки интереснее.

Без конкуренции не может быть искусства.

Любовь – это единственное, что нельзя купить за деньги. Я пробовал. Громадные деньги вкладывал, все равно изменяли.

Когда вижу, что человек сидит без дела, начинаю его не любить.

Мы все рождаемся для больших ролей, но почему-то кто-то разделяет эти роли на эпизоды.

Чтобы вернуться в Faceboоk нажмите кнопку

ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ —
ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!